Конечно, в сельском хозяйстве многое зависит от погоды, но позапрошлый год по погоде тоже был неплох. В 2015 году зерновых с гектара собрали по 13,4 ц. Это обычная средняя урожайность для наших мест, где из-за недостатка снега высевается мало урожайных озимых хлебов. Однако зерна в прошлом году собрали на 14,7 % больше, чем в 2015 году при урожайности лишь на 8,2 % выше. То есть засеяли больше земли, а это зависит от людей. Не стоит также совсем уж сбрасывать со счетов и рост «божьего благоволения к нашей стране»: многие признают, что от последних глобальных изменений климата российское сельское хозяйство выигрывает, и это, безусловно, позитив.

Лучше всего деловая сметка людей заметна всё-таки в животноводстве. Средний годовой надой от коровы в прошлом году перешагнул через рубеж в пять тысяч килограммов. А в начале 90-х коровы и с тремя тысячами килограммов надоя считались суперэлитой. Конечно, очень помог завоз племенного скота из-за рубежа. Но после Великой Победы 1945 года на Урал тоже завезли много германского, трофейного высокопродуктивного скота, а толку от этого было мало. Помню, ещё при губернаторстве Петра Ивановича Сумина во многих хозяйствах встречались коровки с двумя тысячами килограммов надоя. От них активно избавлялись, хотя в нашем минсельхозе были немало обеспокоены быстрым сокращением поголовья дойных коров. Теперь, кажется, этому уже не мешают, в прошлом году коров убыло почти на 5000 голов (около 10 % всего стада). Но молока произведено было не меньше, чем в 2015 году. А кормов потратили существенно меньше, особенно дорогих, концентрированных. И это, разумеется, экономический выигрыш.

В прошлом году поголовье свиней выросло в области на 13,2 %, а производство свинины на 41,2 %. И это просто замечательно. В то же время тормознулось наше птицеводство – прирост составил всего 0,5 %. Причину этого вижу в непродуманном повышении цен на курятину в сентябре прошлого года.

К сожалению, люди не всегда понимают, что более выгодно. Продолжает сокращаться по области поголовье овец и коз. Найдутся ли, в конце концов, сельские предприниматели, которые поймут, что у овец в два раза более высокий привес на тонну товарного мяса, чем у самых лучших мясных бычков-симменталов, что они могут питаться самыми дешёвыми кормами, пастись в таких местах, где коровы переломают себе ноги? Мусульманского населения в Челябинской области всё больше, а свинину они не едят.

Конину татары и башкиры уважают, махан. Поголовье лошадей выросло более чем на 7 % в прошлом году. В степях на юге области, говорят, всё больше становится верблюдов – символических для Челябинска животных. И это хорошо. Какие ещё парнокопытные могут есть тамошние степные колючки? Но надо бы поставить разведение верблюдов на более широкую основу. Они и мясо, они и отличная шерсть.

Теперь для объективности немного негатива. Пищевая промышленность на фоне роста сельского хозяйства умудрилась закончить год в минусе. Минус, правда, небольшой – 0,6 %, но ведь в начале года пищевики показывали феноменальные темпы развития.

Упали по сравнению с началом года наши швейники и обувщики. Их годовые приросты оказались в итоге 1,3 % и 4,1 % соответственно. Полагаю, что и здесь сыграло свою роль излишнее повышение цен.

Продолжает понемногу сокращаться металлургическое производство и две из трёх наших подотраслей машиностроения. Проблема машиностроителей, как всегда, в бедности их инновационного портфеля. Хорошие результаты показывает только лишь транспортное машиностроение – плюс 14,8 %.

Отличные темпы роста показывают так называемые «прочие отрасли промышленности» (такие, что наши статистики не знают, куда их отнести) - плюс 61,7 %. К сожалению, они не имеют пока особого значения в общем объёме промышленного производства, который упал в прошлом году в целом на 4,7 %. Но, судя по всему, эти «прочие отрасли» относятся, главным образом, к разряду инноваций. Тогда это замечательно. И на этой позитивной ноте закончим наш обзор.

Александр Козинский, кандидат экономических наук