Урал по-башкирски – пояс. Есть башкирская сказка о великане, который носил пояс с глубокими карманами. Он прятал в них все свои богатства. Пояс был огромный. Однажды великан растянул его, и пояс лег через всю землю. От холодного Карского моря на севере до песчаных берегов южного Каспийского моря. Так образовался Уральский хребет.

Русское эльдорадо

Мы уже рассказали, как Урал спас царство русское при Петре I. Ведь до самого конца XVII века сырьем для производства железа в России служили находящиеся на поверхности «озерные» и «болотные» руды. Если до конца XV века этого железа нам вполне хватало, а оружие, качественное железо и цветные металлы мы без труда закупали в Золотой Орде или немецкой Ганзе, взаимно заинтересованных в транзитной Волжско-Балтийской торговле, то после распада Орды с оружием и качественным железом ситуация в стране резко ухудшилась. И произошло это, когда Западная Европа открыла Америку и на награбленное серебро начала развивать железоделательные мануфактуры, необходимые для образовавшихся в это время централизованных государств (Англия, Франция, Испания, Россия).

На Руси до освоения месторождений Урала основным источником железа были скудные «болотные» руды, то в Западной Европе источниками металла служили богатые залежи в горах на юго-востоке и в центре германских земель – в Богемии, Саксонии, Гессене, Гарце. Именно это отсутствие металлургической базы и предопределило экономическое и технологическое отставание Руси от Европы, начавшееся из-за развала Золотой Орды, а отнюдь не из-за ее злостного присутствия. И восстановить свое положение в мире мы смогли только освоив Урал. Именно поэтому вслед за поэтической строкой Александра Твардовского его прозвали «опорным краем державы». Это было наше, русское эльдорадо, гораздо более богатое, чем Перу. В XVIII веке при помощи и покровительстве правительства империи династией Демидовых были основаны заводы, которые располагались на территории больших земельных владений и представляли собой сложные производственно-хозяйственные комплексы, включая рудники, каменоломни, лесоразработки и т. д.

Как уральский металл помог Крым отвоевать

Для уральской промышленности был характерен высокий уровень развития техники, уже к середине века, ко времени тяжелой и жестокой Семилетней войны (ставшей по факту Первой мировой, ибо боевые действия шли от Канады и Техаса до Бразилии и Малайзии). Но важнейшие бои шли в Силезии, Саксонии и Пруссии, где сошлись сильнейшие тогда армии: русская – под командованием Петра Салтыкова и Петра Румянцева и прусская армия Фридриха Великого, которая в итоге оказалась четырежды битой в генеральных сражениях при Гросс-Егерсдорфе, Пальциге, Франкфурте (она же – баталия при Кунерсдорфе) и Колберге. Дело в том, что для Фридриха, надеявшегося на скорострельность своего оружия, кроме известного доблестью русского солдата, «коего надо было не просто убить, но еще и повалить», «противника, которого было не стыдно бояться», поджидал еще один сюрприз, в русском вооружении – знаменитые шуваловские гаубицы («единороги»), сделанные из уральского металла демидовских заводов.

Но было и еще одно событие, которое оказалось менее замеченным. Дело в том, что разного рода иррегулярные войска разных армий были почти всегда хуже вооружены, чем регулярные войска. Но русские генералы ценили своих отважных казаков и снабжали их саблями и карабинами тоже из уральского металла. И в этой войне произошел ренессанс казачьего войска, которому в годы бироновщины уделялось мало внимания. Теперь же казаки не только «не давали спать» королевской армии, но и наносили прямые встречные удары регулярной коннице пруссаков. В итоге Восточную Пруссию Фридриху отдали, но не просто так, а за 600 тысяч талеров (по Санкт-Петербургскому договору), на которые Румянцев через пять лет отправился на завоевание Крыма, столь необходимого России (как, впрочем, и сейчас). Время с 1700 по 1830 годы в мировой истории называется «новым железным веком» из-за огромного количества войн, связанных с появлением первого трио мировых держав: России, Англии и Франции. Это время стало веком силы и славы для нашей страны, во многом обеспеченными качественным металлом с заводов опорного Урала.

Первый танковый конвейер

Следующим временем индустриализации Урала стали 30-е годы XX века, когда стала ощущаться неизбежность тяжелейшей мировой войны. На Магнитной горе прошли исследования и геологические работы под руководством профессора Александра Заварицкого. Работы продолжались два года, геологи пробурили 51 скважину. Президиум Уральского областного СНХ утвердил место строительства завода: площадку у горы Магнитной. На строительстве знаменитой Магнитки (Магнитогорского металлургического комбината) трудилось более 800 иностранных специалистов из США, Германии, Англии, Италии и Австрии. После начала военных действий возникла необходимость принимать и осваивать на своей территории оборудование эвакуированных из прифронтовых районов заводов, а это более 30 предприятий. Челябинск стал одним из крупнейших в СССР промышленных центров. Из-за интенсивного производства в городе танков и других боевых машин (особенно тяжелых самоходок) в военный период Челябинску в 2015 году присвоили звание города трудовой доблести и славы, а сам город еще в 40-е годы в народе получил название «Танкоград». Удивительно, но практически вся линейка тяжелых танков и самоходок – «зверобоев» – выпускалась в Танкограде.

В Челябинске с 1941 по 1945 год размещался народный комиссариат танковой промышленности, один из крупнейших промышленных наркоматов СССР. Кроме того, в городе размещались наркомат боеприпасов, наркомат среднего машиностроения, наркомат электростанций. С 21 августа 1943 года Челябинск являлся городом республиканского (РСФСР) подчинения. После соединения мощностей Челябинского тракторного завода с двумя эвакуированными предприятиями – Ленинградским Кировским и Харьковским моторостроительным заводами огромное производство переключилось на выпуск танков. ЧТЗ выпускал тяжелые танки КВ-1 –с 1940 года, с 1942-го – КВ-1с, с 1943 года – КВ-85 (с 85-миллиметровым орудием), который в том же году перешел в выпуск танков ИС-1, тоже с 85-миллиметровой пушкой, а затем и ИС-2 – «Танк Победы» с убойным 122-миллиметровым орудием. Было всего за 33 дня освоено массовое производство танков Т-34. Впервые в мировой практике танкостроения сборка среднего танка была поставлена на конвейер именно на ЧТЗ, лишь в дальнейшем это производство перенял «Уралвагонзавод».

Наш ответ «тиграм и «пантерам»

За период Великой Отечественной войны в Челябинске было выпущено 60 тысяч танковых дизелей. С 1943 года на ЧТЗ выпускались самоходно-артиллерийские установки СУ-152, а затем и ИСУ-152. Их-то и назвали «зверобоями». В начале войны танк КВ-1 весом 47 тонн с 76-миллиметровой пушкой вызвал шок у немцев. Однако у него практически не было бронебойных (ББ) снарядов. Официально в 1941 году штатным ББ снарядом для КВ-1 и Т-34 была трубчатая шрапнель диаметром 30 мм. Страна не успела освоить массовое производство ББ снарядов и запчастей (особенно воздухоочистителей к дизелям). И КВ-1 стал довольно легкой добычей для немецкой 88-миллиметровой скорострельной и точной зенитной пушки, которая была эффективна в роли ПТО, ее мощные ББ снаряды поражали КВ-1 с 1500 метров (а Т-34 – с 2000 метров). К осени 41-го стало заметно больше нормальных ББ снарядов 76-го калибра. Однако у немцев появились кумулятивные («бронепрожигающие») снаряды к танку Т-IV и САУ Арт-штурм-3 – 75-мм калибра. НИИ танкостроения стало давать статистику, что эти системы сразу вышли из-за спины танка T-III и стали подбивать наши КВ-1 чаще, чем 88-миллиметровая пушка. Было решено облегчить танк, и так появился КВ-1с (скоростной) весом 42 тонны (против 47) и тем же 76-миллиметровым орудием.

Создание КВ-1с было оправданным шагом в условиях тяжелого первого этапа войны. Однако этот шаг лишь приблизил КВ к средним танкам. Армия так и не получила полноценного (по более поздним стандартам) тяжелого танка, который бы резко отличался от средних по боевой мощи. А у немцев между тем пошли в серию «тигры» (с той же 88-миллиметровой пушкой) и «пантеры» (с 75-миллиметровой пушкой с длиной ствола в 1,7 раза большей, чем у КВ-1с), которые показали свою мощь под Курском.

Но здесь-то и проявилась мощь «зверобоев» Су-152 и ИСУ-122 (с пушкой-гаубицей), которые хотя и не были хорошо приспособлены для боя с танками, но могли дать защиту своим войскам и у «зверобоев» было много «профильной» работы. А борьба с тяжелыми танками немцев все более переходила на новые танки ИС-1 (с 85-миллиметровой пушкой). У немцев были более качественные внутренние поверхности стволов, что позволяло при равных калибрах засыпать более мощный пороховой заряд (в два-четыре раза), обеспечивая не только точность, но и дальность выстрела. Так, бронепробиваемость 85-миллиметровой пушки СУ-85 и Т-34-85 с длиной ствола 52-го калибра была вдвое слабее все той же 88-миллиметровой пушки «Тигра», с длиной ствола 56-го калибра (то есть вполне сопоставимы внешне). И значительно слабее пушки «Пантеры» (75-миллиметровая, но длиной 70 калибров). Проблему надо было решать кардинально, и наши инженеры сделали чудо: они смогли «воткнуть» в 45-тонный танк ИС-1 пушку 122-миллиметрового калибра. И она уравняла шансы с «тиграми» и «пантерами», с 88-миллиметровым ПТО.

На штурм Берлина

К середине 1944 года танков ИС-2 на фронте стало больше, они не уступали немецким тяжелым танкам и САУ. А чтобы окончательно сбалансировать ударные силы, в 1944 году на вооружение была принята САУ ИСУ-122. Эта самоходка имела пушку, как на ИС-2. И широко применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны в роли мощного истребителя танков и штурмового орудия, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и ее союзников. Челябинцы очень грамотно и самоотверженно готовили бронетехнику Великой Победы. Поэтому само название города – Танкоград – было неслучайным и абсолютно заслуженным.

Алексей Шляхторов, фото из открытых источников