Утром в коттеджном поселке «Вавиловец» тихо, как в краеведческом музее. На улице почти пусто. Осторожно, хищной щукой прошуршит по асфальту какая-нибудь дорогая иномарка. Или бодренько выйдет на пробежку старичок-миллионер в ярком спортивном костюме (с большими деньгами хочется жить долго!). А следом – молодая жена выведет на прогулку крохотных породистых собачонок. И вдруг: «Бар, бар, бар, бар…». Это Серега Ежов с кличем киргизского чабана выгоняет на улицу стадо своих баранов. После них на дороге остаются маленькие, аккуратные, но не очень приятно пахнущие последствия. Что ж, бараны, они и есть бараны!

О роли пьянства в коттеджном строительстве

Серега Ежов называет себя беженцем из Киргизии – он жил там после окончания челябинского сельхозинститута. В суровые времена межнациональных недоразумений однофамилец наркома НКВД вернулся в Челябинск и за «три копейки» купил участок земли. Эту землю в советское время выделяли под садовые участки преподавателям ЧЭМСХ. Бесплатно, конечно. Так что каждый брал столько, сколько могла выдержать спина садовода. А потом, в лихие 90-е годы здесь началась стройка, и излишки преподаватели–садоводы начали продавать. Сначала – почти за символическую цену, а уж потом... Вот так Серега и попал на жительство в будущий элитный (кто бы заранее это знал?) коттеджный поселок.

Жил Ежов в маленькой халупке, рядышком такую же баньку пристроил. Пока улица была не застроена, так в каморке и прозябал. Но вот, как-то по весне, когда на улице быстро, как ранняя редиска, стали расти коттеджи, Серега Ежов заявил, что тоже будет строить дом, да не какой-то сарай, а дом о двух этажах. Соседи всерьез это не приняли – мало ли что после литра «беленькой», да еще с утра, наболтать можно! Но Серега начал активно суетиться. Все, что лежит за пределами заборов соседей, потащил во двор – битый кирпич, доски, обрезки профнастила. И еще, всем на удивление, стал собирать в лесу пустые бутылки и банки самых разнообразных форм и размеров. А ведь раньше сам регулярно засорял лес некондиционной стеклотарой, даже бутылочки от настойки боярышника, порой, попадались. Что случилось, Серега?

– Я – санитар леса, – говорит Ежов, - сидя на корточках и покуривая сигаретку. – Бутылки я между стенами накидаю, они, говорят, будут тепло хранить. Вот и получится у меня дом-термос!

Бутылок в стены дома Серега заложил около тысячи, и я подозреваю, что немалую часть из них он выпил сам, для «подзарядки батареек», как он выражается. Если мой сосед заходит в гости «побазарить», то на 200 процентов это значит, что попросит налить 50 граммов. Впрочем, строил он дом довольно быстро. Правда, поначалу казалось, что на скорую руку получалось не очень. Конек на крыше, он, например, сделал так: взял две доски, соединил их парой гвоздей и для верности связал бельевой веревкой. Я думал, что через пару месяцев крыша рухнет. Прошло два года, крыша стоит, и ничто ее не берет.

Дом получился довольно большой, и непонятно, зачем Сереге с женой на двоих такие «палаты». Стены он кое-как заштукатурил, но до отделки второго этажа так и не добрался, и надежды, что это будет сделано в обозримом будущем, как-то не наблюдается. К дому пристроен гараж. Но пока Серега возводил свои хоромы, «Волга» его, стоящая на улице, вросла колесами в землю, а крылья проржавели до дыр. Лет десять никто на этой машине не ездил.

Анекдот в тему

Встречаются два одноклассника. И на вопрос, что делаешь, один отвечает, что копит на машину, а другой – водку пьет. Прошло 20 лет. И что же? Оказалось, что первый все еще на машину копит, а другой – машину купил. Бутылки сдал и купил.

Меняет воду на цемент

И все-таки, несмотря на такое вот разболтайское отношение к труду тихо бьется в Ежове предпринимательская жилка. Кажется, что он сможет продать даже дождь или ветер. Строится, например, напротив Ежова коттедж, а воды для раствора у строителей нет. И Серега предлагает свои услуги: бочку воды меняет на мешок цемента. Ну, куда богатым строителям деваться? Расплачиваются цементом. А делов-то -  Сереге всего шланг на 20 метров протащить! Или вот просят его соседи уложить квадратный метр плитки за 500 рублей. «Нет проблем!», – бодро отвечает Серега, находит двух таджиков, которые и кладут плитку, Ежов отстегивает им 200 рублей, и в результате имеет 300 рублей навара. Вот зовет он моего друга Мишу, человека с золотыми руками, якобы для того, чтобы он посмотрел профессиональным, а главное, трезвым взглядом, не криво ли Ежов вставляет окна. И что в итоге? Заканчивается этот визит тем, что Михаил на халяву вставляет Сереге пару окон.

Я могу быть полезен только на неквалифицированных работах: землю копаю, тачку вожу. Однако это тоже можно использовать. Предлагает мне Серега куриный помет. Соглашаюсь. Тогда Ежов дает мне в руки совковую лопату и приглашает на объект – чистить свой курятник. Зимой, когда куриный помет превратился даже не в лед, а в камень, пришлось попотеть, как на турецком пляже.

Ежов не имеет постоянного места работы, но любит повторять: «Денег – полный дом!». Наверное, сэкономил.

Великий вождь баранов

Серега на улице всё и про всех знает. Поэтому у нас зародились некоторые сомнения. Спрашиваем его:

– Ты, случайно, не родственник самому Ежову?

– Какому Ежову? Николаю Ивановичу, наркому НКВД? Нет, вроде бы, нет.

Многие соседи пытались наложить на нашего Ежова репрессии. Он, например, завел гусей и выпускал их пастись на улице. Гуси начисто объедали высаженные клумбы, и гадили на тротуарной плитке (пришлось как-то Ежову одного гуся мне за потраву отдать). Часто Серега забывал закрыть клетки, в которых жили кролики, и грешил на… собаку, которая выпускает их на свободу. Кролики успешно уничтожали урожай на соседских огородах. Я этих кроликов терпел до той поры, когда они осенью стали обгрызать стволы плодовых деревьев. Поймать свободолюбивых зверьков не удавалось, так что пришлось мне с другим соседом браться за ружья…

Но это были ягодки. Терпение народа закончилось, когда Ежов завел баранов. Утром и вечером он палкой, как аксакал, выводит овец в лес. За внешний вид сосед заслужил кличку Великий Вождь Баранов. За животными Ежов долгое время не убирал, и в овчарне скотина ютилась под крышей: естественные отходы поднялись метра на полтора! Это, казалось бы, проблемы Сереги, а вот и нет! Летом на улице всего поселка стоял, скажем так, весьма специфический запах. А тут как раз хозяева двух коттеджей решили продать свою недвижимость. Приезжали покупатели, нюхали воздух и морщили нос: «За 20 миллионов нюхать это… нет уж, увольте!». Написали на Серегу заявление в полицию, но все ограничилось профилактической беседой с участковым: нет такого закона, что для скотины отдельный туалет строить.

С животными у Сереги постоянные проблемы. То кролики дохли, то курицы не неслись, то пчелы за зиму превратились в труху. А вот теперь баран, которого Ежов купил для воспроизводства стада, на овец внимания не обращает.

– Таджики сказали мне, – морщиться Серега, – что барану нужно делать массаж простаты. Я что, ветеринар, что ли? Тьфу!

У Ежова постоянная «анестезия», так что он чувствует себя в 56 лет вполне здоровым. И вот недавно заставили его пройти обследование. Прошел. Чувство оптимизма Серегу не покинуло:

- Врач сказал, что у меня хроническая язва, хронический простатит, хроническая… впрочем, как оказалось, я – стопроцентный хроник. А жить мне, по прогнозам врача, осталось, пять лет.

Поживем – увидим.

Сергей Смирнов, фото автора