Уральский бард славе не рад?

Перед Новым годом прошелся я по этой улице. Тихо, безлюдно. И только один человек снежок чистит. Спросил: знает ли он, почему улицу так назвали? Знает. Оказалось, что улица была безымянная. А потом созвали сход, на котором жители решили, что пусть имя улице даст тот, кто первый здесь свой дом поставил. А дом поставил хозяин по фамилии Климов. Олег Митяев – кумир этого человека. В честь уральского барда с подачи товарища Климова улицу и назвали. Я попытался выяснить: а знает ли про это Олег Митяев? Мне сказали, что знает, и от этого, он, якобы, не в восторге: «Я же еще живой!». Не знаю, искренне ли он это сказал или нет, так как передали мне эту историю через третьи руки. Но уверяли, что такой разговор был. Не знаю, как вам, но мне видеть улицу Олега Митяева приятно. И дай ему Бог долгих лет жизни!

Прости нас, Джон!

Видите, как все просто: народ решил – народ сделал. С чиновниками сложнее. Появилась как-то у меня задумка назвать одну из улиц Челябинска именем Джона Леннона. А случилось это накануне 60-летия великого битла. Честно говоря, эта идея была привязана к выборам. Написал я письмо городскому голове Вячеславу Тарасову от имени кандидата в депутаты в надежде сделать бесплатный пиар. Тарасов идею поддержал, дума решение приняла, но руки до этого так и не дошли. Прошло десять лет, и решение за давностью лет отменили. (Кстати, Валерий Ярушин, поддержавший мою идею, даже заказал табличку с надписью «Бульвар Джона Леннона». Он отвез ее в музей «Битлз» в Ливерпуле, где она сейчас и находится).

В прошлом году собралась было в Челябинске инициативная группа по празднованию 50-летнего юбилея ансамбля «Ариэль». Бросили клич назвать в честь «Ариэля» улицу и даже памятник ему поставить (скульптор Андрей Старцев несколько моделей памятника сделал). А заодно и вновь поднять вопрос об улице Леннона. И что? Политики, чиновники и бизнесмены сели в ресторане, выпили пива, сказали, что идея хорошая, и на этом дело закончилось. В отличие от Олега Митяева ни «Ариэлю», ни Джону Леннону не повезло. Спи спокойно, дорогой Джон!

Куда ведет Тупик возмездия?

У противников улицы Леннона в Челябинске был один аргумент: а что Леннон сделал для нашего города? Вопросов по поводу Карла Либкнехта и Розы Люксембург, почему-то не возникало. Да и кто они такие, мало кто сейчас знает. Как и про многое другое, что дало название нашим улицам. Вы знаете, что такое МОПР? Никто не знает, а вот площадь МОПРа в городе есть! Как в советское время давали имена улицам? Ну, «50 лет ВЛКСМ» или «250 лет Челябинску», это понятно. А по какой логике появилась улица Северо-Крымская? Да, Крым в то время был наш, советский, но каким образом это с Челябинском связано? А о таких точках на карте города, как Тупик возмездия, я вообще молчу.

К поликлинике – носом, к начальству – задом!

Принято считать, что названия улицам, городам и пароходам присваивались только после смерти известных людей. Но еще недавно все было не так! В честь вполне себе живого на тот момент писателя Максима Горького Нижний Новгород переименовали! А Михаил Иванович Калинин так и вовсе несколько городов своим именем осчастливил. На малой родине дважды Героев СССР или Социалистического Труда ставили бронзовые бюсты. А потом эта традиция сама собой резко закончилась. И вот в 2000 году в Челябинске открыли памятник артисту Георгию Жженову на улице Пионерской. По этому случаю пригласили народного артиста, который ни о чем не подозревал. Когда с памятника сдернули покрывало…

– Я просто опупел! – рассказывал позже артист, – я не Пушкин, не Белинский и не Прокофьев.

Виктор Астафьев за словом в карман не лез, выражений не выбирал и даже на камеру говорил такие древние русские слова, которые приходилось «запикивать». (Примерно, то же самое, что «опупел», только круче!). Поэтому его реакцию на слова старого друга я пропускаю. Сейчас, когда памятник Жженову стал разваливаться, эти слова очень бы пригодились. Но ни Жженова, ни Астафьева уже на этом свете нет.

Задал я как-то вопрос Михаилу Жванецкому. Типа не желаете ли иметь памятник при жизни, и в каком месте Одессы он должен находиться? Когда тебе уже далеко за…, вопрос этот не очень приятен. Великий сатирик даже пятнами пошел. А потом успокоился и ответил в своем духе:

– Памятник должен стоять к поликлинике носом и к начальству – задом!

Правильно: начальство, оно часто долго думает и еще дольше делает… А в это время по народной инициативе появляются в наших поселках улицы с прекрасными, романтическими названиями. В том же Вавиловце есть улицы Лазурная, Рябиновая, Жемчужная, переулок Соловьиный… И есть улица Декабристов, на которой живет человек по фамилии Раевский. Жизнь хороша, когда мы сами определяем, на какой улице нам жить.

Сергей Смирнов, фото из открытых источников