Давно собирался поинтересоваться в музее ЧТЗ какими-то деталями из челябинской жизни прототипа Остапа Бендера — Осипа Шора. И вот такой случай представился.

— Ничего у нас об этом нет, — сказала директор музея Надежда Дида. — Откуда вообще взялось, что Осип Шор работал на ЧТЗ?

— А в тридцатые годы директором был на ЧТЗ Ильичев?

— Да, был.

— Про Шора в его биографической справке говорится, что он был его помощником на ЧТЗ.

— У нас нет об этом ничего…

Заслуживают внимания слова челябинского писателя Анатолия Коломейского:

— Кажется, одним из первых, кто заинтересовался личностью Осипа Шора, как прототипа Остапа Бендера, был незабвенный Ефим Ховив – многолетний руководитель литературного объединения ЧТЗ. Он готовил материал для выступления на фестивале ФЛЮС. Зная скрупулезность Ефима Григорьевича, можно было сомневаться лишь в том, что Шор — прототип Бендера. А в реальности самого Шора сомнений не было. Вероятно, подтверждение нужно искать в архивах отдела кадров ЧТЗ. К сожалению, фестиваль в том году не состоялся, а потом не стало и первооткрывателя бендеровских корней. Но Ефим Григорьевич сохранял тайну своего исследования до конца. И на все вопросы лишь загадочно улыбался. Причем все это происходило задолго до того, как о Шоре начали писать центральные СМИ.

Итак, челябинская история из жизни «великого комбинатора».

Как-то гуляя по Екатеринбургу, произошла у меня встреча с бронзовой фигурой Великого комбинатора, а рядом с ним его помощника – Кисы Воробьянинова. А ведь подобная встреча была бы более логичной на улицах Челябинска, именно здесь жил и работал на ЧТЗ прототип Остапа Бендера, о чем поведала, например, книга «Сто интересных фактов о Челябинской области».

Да, вот так-то. Остап Бендер несколько лет прожил в Челябинске. Точнее, его реальный прообраз, Осип Шор, с которого Ильф и Петров писали «великого комбинатора».

Раз «12 стульев» впервые были напечатаны в 1928 году, а Осип Шор в Челябинске появился в середине 30-х, значит, про Остапа Бендера он уже знал. А знал ли кто-то из его челябинских знакомых про его «связь» с сыном турецкоподданного? Скорее всего, нет. Все же это был не тот персонаж, с которого нужно было советскому человеку делать свою жизнь.

Родился Осип Шор на Украине, детство его проходило в Одессе. Перед революцией 1917 года он приехал в Петроград поступать в  институт, но Гражданская война перечеркнула эти планы. Пришлось вернуться в Одессу, где найти работу и средства к существованию было очень сложно.  Так началась его карьера афериста: Осип представлялся то художником, то шахматным гроссмейстером, а однажды в поисках уютной зимовки женился на  пожилой толстушке. Знакомые факты биографии, не правда ли?

А первым официальным местом работы Осипа стал уголовный розыск, наверное, отсюда его познание Уголовного кодекса и стремление его чтить.

С будущими авторами «Золотого теленка» и «12 стульев»  Осип Шор познакомился в середине 1920-х годов в Москве. где он влился в литературную тусовку, говоря современным языком.  Своими историями жизни он поделился с  Валентином Катаевым, который, как известно, является автором идеи о похождениях «великого комбинатора». Неизвестные тогда журналисты Ильф и Петров на пару решили написать книгу по подсказанному Катаевым сюжету.

А как появилась челябинская страница в жизни прототипа «великого комбинатора»? В  начале тридцатых годов  он приехал в Челябинск по приглашению своего знакомого  Василия Ильичева, сообщается в книге «Сто интересных фактов о Челябинской области». Ильичев был назначен директором  строящегося завода,  и Осип Шор стал  одним из помощников  директора, занимался снабжением. Так «великий комбинатор» участвовал в строительстве ЧТЗ.

В одном из источников читаем: «После войны Остап Шор с семьей переезжает в Москву на Воздвиженку. Выходит на пенсию по инвалидности. Часто посещает хворающего Юрия Олешу в Лаврушинском переулке. Его и самого преследуют недуги – Остап почти ослеп».

В 1978 году выходит «Алмазный мой венец» — биографический роман Валентина Катаева, где автор поделился историей написания романа «12 стульев». Так читатели узнали, с кого был списан Остап Бендер. Многие журналисты пытались встретиться с Шором. Но он не хотел публично распространяться о своей жизни.

Еще раньше, после выхода «12 стульев» многочисленные любители литературы вели поиски прототипов героев романа, так как не было секретом, что многие персонажи были написаны с натуры, со знакомых и друзей. Так, прототипом Кисы Воробьянинова считается двоюродный дядя Евгения Петрова и Валентина Катаева. Но прототип главного героя романов долго оставался загадкой…

Жизнь Осипа не была легкой — был арест, лагеря, после войны он вернулся в Москву и много лет работал проводником поезда. Умер Осип в 1978 году. Ему установлен памятник в городе Никополе.  У основания памятника золотыми буквами сделана надпись: «Никопольчанину Осипу Шору. Он же сын турецкоподанного Остап-Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей, он же Остап Ибрагимович, он же прототип «великого комбинатора» Остапа Бендера (И. Ильф и Е. Петров)».

Такова эта история о «великом комбинаторе», точнее, о человеке, благодаря реальной жизни которого появился знаменитый Остап Бендер. И может быть, живы еще в Челябинске люди, которые могли работать и встречать на улицах  Челябинска «великого комбинатора». Или чем-то могут дополнить этот рассказ…

А еще, где-то в парке на ЧТЗ или на Кировке вполне могла бы встретиться фигура Остапа Бендера, напоминающая о его прототипе и его «челябинском следе». Следе, о котором  в музее все же ничего узнать не смог…

Сергей Белковский, фото из открытых источников