Глава семьи – Владимир Федорович Мурашов – известен южноуральцам как генеральный директор птицефабрики «Чебаркульской», а затем – «Челябинской». Его супруга Эрна Викторовна была его спутницей не только в жизни, но и в труде: она возглавляла зоотехническую лабораторию на птицефабрике. Подробнее об истории этой любви – в нашем очерке.

Больше половины абитуриентов ЧИМЭСХ оказались вчерашними «дембелями». Общежитие гудело. Владимир с новыми приятелями – Геннадием Кобцевым и Владимиром Полукаровым – договорились и сняли квартиру. Очень повезло им с квартирой: она находилась в старом дореволюционном доме на улице Карла Маркса, недалеко от военной комендатуры – самом центре. Но главное, раньше там жил высокий военный чин, и поэтому в квартире той был… т е л е ф о н. Телефон! По тем временам – чудо и роскошь невиданная.

Лекции, семинары, зачеты, экзамены, практика… Началась обычная напряженная студенческая жизнь.

Студенту Мурашову научные премудрости давались легче, чем вчерашним школьникам: деревенский, заводской и армейский опыт помогали в познании теории. А жизненный опыт – великая вещь, когда знаешь, что не просто так что-то выучить надо, а четко представляешь себе, где это применимо и как будет работать.

Как-то в вузе устроили праздничный вечер с танцами. Объявили, что приглашены будут студентки Челябинского педагогического института.

Хотя и не охоч был Владимир до таких несерьезных мероприятий: ему бы лучше политинформацию прочитать или на турнике подтянуться, но, видимо, сама Судьба подтолкнула его – иди!

Музыка играла. Духовой оркестр исполнял песни советских композиторов. Пары кружились. «И лежит у меня на ладони незнакомая ваша рука…».

– Видел, я сейчас вон с той девушкой танцевал? – подошел к Володе сокурсник Миша Федоринин. – Это моя бывшая одноклассница, сейчас на учительницу физики и химии учится. Очень хорошая девушка. Пойди, пригласи ее, познакомься…

«Будем дружить, петь и кружить. Я совсем танцевать разучился и прошу вас меня извинить…», – популярный еще с военных лет «Случайный вальс» Марка Фрадкина и Евгения Долматовского уносил в далекие романтические дали, кружил голову.

Эрна – какое необычное имя. Как она красиво улыбается, как откидывает прядку волос… А улыбка! И как разумно говорит: каждое слово – к месту. И какая теплая, какая легкая у нее ладонь. Мысли вертелись в такт вальса: раз-два, три; раз-два, три; раз-два, три… Три точки, три тире, три точки – отстукивало молодое сердце. Но это был тот SOS, посылая который, не ждут спасения.

Проводил до общежития. Договорились встретиться завтра.

Свидания, встречи, конфеты, букеты…. Конечно, все это не обошло и нашу юную пару.

Конечно, жизнь проходит не только в мажоре. Пора взросления и возмужания полна и минорных аккордов. Особенно, когда речь идет о чувствах. Особенно, когда о чувствах юноши и девушки. И ревность, и размолвки – тоже примета «притирки» двух уже самостоятельных молодых людей.

Ведь судьба Эрны Викторовны не была устлана розами. Родилась она в Поволжье, в селе возле города Энгельс. С XVIII века, по велению государыни императрицы Екатерины II, появилось на берегах великой реки Волги немецкое поселение. Целая провинция, самобытная, со своими обычаями, верованиями. Вели добротное хозяйство, возделывали землю, растили скот, преумножая экономическое благополучие Российской империи.

Но ветер перемен сдул империю, словно сережку ольховую.

История и Бог – судьи человеку, отдавшему в 1941 году приказ согнать все немецкие семьи с обжитых земель и отправить вглубь страны, в далекий Казахстан, на правах арестантов. Репрессии – просто за то, что они – немцы, и просто потому, что другие немцы напали на Советский Союз.

Родина была у всех одна, но российских немцев посчитали потенциальными предателями. По национальному признаку депортировали всех скопом.

Из продуваемых казахстанских степей семья, реабилитированная после смерти «вождя всех народов», сумела перебраться в Бреды. Так Челябинская область стала для них новым домом. Помните, как у Владимира Высоцкого: «Вы тоже – пострадавшие, а значит обрусевшие: мои – без вести павшие, твои – безвинно севшие».

И все эти тяготы, все эти беды несли, как и все – хрупкие плечики девочки Эрны. Понятно, что это закалило ее характер. Не была она глупой простушкой. Что, впрочем, тоже очень нравилось Владимиру.

Но однажды так случилось, что вдруг «пропала» Эрна. Не звонит, не забегает. А потом он увидел свою избранницу возле кинотеатра «Родина» под ручку с ее сокурсником. Популярна была красавица и умница, ни один Мурашов ее руки добивался. Ясно, что ему тогда – словно ножом по сердцу! Больнее всего было, что ничего не сказала, не объяснила, просто так променяла его на другого.

И он не стал рыдать и умолять. Насильно мил не будешь. Развернулся и ушел.

Засел за учебники и конспекты, а глаза поглядывали на телефон. Вдалбливал в себя формулы сопромата, а меж цифр всплывало ее лицо. Сквозь бодрые звуки утренней гимнастики на радио «Маяк» слышался ее голос. В тиши ночи, как будто стучали её каблучки. Но он твердо себе сказал: не сдамся, не побегу, пусть делает так, как сама решила.

И она решила. Позвонила: «Володя, давай увидимся!».

Через полтора года они поженились. Наступил уже 1963 год.

А тут уже и институтский выпускной бал у Эрны прогремел прощальными аккордами, и ее, выпускницу ЧГПИ, направили учительницей в посёлок Первомайский, в вечернюю школу цементного завода.

Ох, и «веселая» жизнь пошла тогда у студента Мурашова. Утром – на занятиях, после – мчаться на перекладных в Первомайку. Никаких рейсовых сообщений в ту пору не было, потому – добирайся, как хочешь. До ночи у нее, а там – обратно в Челябинск, на железнодорожный вокзал – вагоны разгружать.

Через день да каждый день такая круговерть, иногда даже не успевал до квартиры добраться, только в общагу забегал и засыпал на койке мертвецки. На своей спине хорошо узнал парень, что Куба поставляла в СССР сахар в 70-килограммовых мешках.

Эти тяготы делил с ним сокурсник Пётр Загуменнов, жена которого училась в пединституте и теперь работала в Первомайке вместе с Эрной.

Только спортивная выносливость и волевой характер позволили выдерживать нагрузки и успешно учиться, и успешно работать, и успешно… любить.

Пришло время, и молодые супруги решили: «Пора ехать в Миасс, к маме Варваре Петровне. Лучше нее принять первенца никто не поможет».

Окруженная домашним теплом, на парном молочке, на своих овощах и фруктах организм молодой женщины быстро подготовился к главному предназначению. И родилась дочка, красавица Леночка, Елена Прекрасная.

Две большие семьи – русская и немецкая – были счастливы.

А вскоре и сам глава молодой семьи защитил диплом и стал инженером по механизации сельского хозяйства. При распределении ему полагалась семейная льгота: самому выбрать место будущей работы.

Он выбрал город Пласт. Город старателей, золотодобытчиков и… интересной сельскохозяйственной педагогики. На всю страну гремела тогда знаменитая «Вагинская академия». Педагогика – вещь интересная и, наверное, немало дала она молодым супругам в подготовке их к руководящей работе. Ведь главу семьи постоянно притягивало реальное производство, и, когда пригласили на инженерную должность в Еманжелинку, на небольшую птицефабрику, раздумывать не стал. Тем более, что к тому времени Леночка уже ножками бегала, а маленький Александр в колыбели щечки надувал.

Эрна Викторовна оставила школьные тетрадки и стала работать в лаборатории, благо знаний химии вполне хватало. Но с должности главного инженера Еманжелинской птицефабрики 32-летнего В.Ф. Мурашова перевели в Чебаркуль, назначили директором новой птицефабрики, которой еще и не было!

С чистого листа и с чистого поля начинал он создавать одно из самых мощных птицеводческих предприятий страны. И всегда знал, что со стороны зоолаборатории он защищен на все 100%, ведь ее возглавила супруга, ставшая уникальным специалистом.

Но через несколько лет партия сказала: «Надо поднять птицефабрику «Челябинская». Мурашовы ответили: «Есть!»

Так, до ухода на заслуженный отдых и трудились плечо к плечу, растили детей, а затем и внуков. Росло производство, росла семья, так в ежедневных хлопотах пролетело 55 совместных лет.

«55 счастливых лет», – уточняют супруги, для которых слова «Любовь» и «Верность» стали жизненным принципом на долгие годы после того, как Владимир предложил Эрне руку под мелодию «Случайного вальса» на студенческой вечеринке….

Владислав Писанов, фото автора