Спасать раненых птиц приходится всем миром. В этом случае очень важно учитывать несколько особых моментов, чтобы не нарваться на штраф (если вы поймали краснокнижную птицу) и не погубить по собственной неопытности спасенное существо.

Все еще впереди

Нынешней осенью специалисты приюта «Спаси меня» уже успели взять на себя уход за шестью лебедями, из них трое – птенцы этого года, серенькие «гадкие утята», и три взрослых особи. К сожалению, у пятерых из них травмы имеют человеческий фактор. Четверо лебедей были подстрелены браконьерами, эти птицы уже на крыло не встанут. Одна особь потеряла лапу летом, запутавшись в браконьерских сетях – увы, такое часто встречается у водоплавающих. И только один лебеденок, лебедь-кликун (остальные в приюте – шипуны) родился с патологией – у него дистрофия крыла, которая не позволяет таким птицам пускаться в дальние перелеты.

– Конечно, для нас не впервой большое количество поступлений птиц, но настораживает тот факт, что сейчас еще ноябрь, водоемы только начали замерзать, а уже столько сложных случаев, – говорит Карен Даллакян, руководитель отделения движения «За возрождение Урала» Калининского района Челябинска, президент Фонда зоозащиты «Спаси меня». – Проблемы фиксируются не только в Челябинске и его окрестностях; к нам поступают сообщения из других районов области, отовсюду, где гнездятся лебеди. Двое лебедей уже погибли – их не успели доставить в приют для оказания помощи. Если вспомнить опыт прошлого года, мы понимаем, что много трудностей еще впереди.

Спасать всем миром

Наладить схему по спасению птиц удалось благодаря совместной работе приюта для диких животных и птиц, организованного фондом «Спаси меня», челябинского орнитологического общества и министерства экологии Челябинской области. Как показал опыт нескольких лет, совместные действия по информированию населения приносят реальные результаты. Нынешней осенью удалось отпустить на волю двух спасенных в прошлом году лебедей. Специалисты отмечают, что это настоящая победа, и, действительно, как иначе назовешь ситуацию, когда удается вылечить и подарить жизнь на свободе искалеченным животным и птицам, занесенным в Красную книгу.

– Хочется поблагодарить неравнодушных жителей, которые, видя попавших в беду птиц и животных, не отворачиваются от этой проблемы, а передают информацию нам. В результате мы при поддержке МЧС можем организовать спасительную операцию, – уточняет Карен Даллакян. – Не могу не сказать, что подобной схемой работы заинтересовались за пределами Челябинской области – у нас просят о помощи представители Кургана и Башкортостана, но, к сожалению, полномочия нашего министерства экологии не могут выходить за рамки региона.

Карен Даллакян выражает надежду на то, что и в других регионах представителям зоозащиты и неравнодушным гражданам удастся наладить диалог с властными структурами – ведь только в этом случае можно будет оказать быструю квалифицированную помощь пострадавшим птицам. Без должной медицинской обработки, без оказания первой помощи лебедь обречен – те две особи, которые не добрались до приюта «Спаси меня», были отловлены и находились несколько суток в частных руках, в курятниках, без должного ухода.

Жизнь в приюте

После того как птица попадает в приют, ее обследуют и лечат, в надежде, что некоторых с первыми теплыми днями удастся отпустить в водоемы. Выпускают на волю далеко не всех, а только тех, кто сможет жить в дикой природе. Сначала свое заключение должны дать орнитологи: они должны установить, сможет ли лебедь улететь. Чтобы это проверить, лебедей тестируют, в частности, наблюдают, как они накладывают крылья на тело, как делают зарядку, когда стоят на водоеме и машут крыльями – все продумано до мелочей.

– Помимо всего прочего, лебеди проходят обследование на наличие любых инфекций. Мы можем гордиться тем, что на площадке нашего приюта студенты и ученые биологического факультета ЧелГУ проводят научные работы. Так, в прошлом году у всех птиц, что жили в приюте, были взяты пробы на наличие патогенных и допустимых микроорганизмов в клюве. Таких работ больше нигде не проводилось, и нам очень интересно было посмотреть, как это происходит в неволе: какие бактерии есть, каких нет, потому что условия в искусственном водоеме не такие, как в природе. Большое количество животных и птиц определенного вида, которых мы тестируем, дает нам право делать статистику и помочь науке получить результаты, которых до сих пор нет, – говорит Карен Даллакян.

Лебедь за год жизни в приюте не привыкает к людям, особенно если говорить о молодых особях, которые ищут защиту среди взрослых птиц. Те два лебедя, которых удалось отпустить на волю в этому году, как раз-таки были отловлены «гадкими утятами». Что касается взрослых лебедей, чаще всего ситуация такая, что их травмы не совместимы с полетом. Сейчас у одного из «новобранцев» приюта намечается операция по ампутации крыла, у другого нет лапки – это не позволит ему набрать высоту. У третьего крыло можно сохранить, но в связи с повреждением связок и костей, он вряд ли когда-нибудь сможет улететь.

Надежда на «условную» свободу

Несмотря на то, что в приюте еще есть места, его территориальные возможности все-таки ограничены. Карен Даллакян надеется на то, что в следующем году удастся реализовать новый проект, который позволит покалеченным животным и птицам обрести свободу хотя бы условно.

Одобрения правительства Челябинской области ждет проект по выделению территории, где в максимально комфортных условиях смогут обитать животные и птицы, которым путь в дикую природу закрыт.

– Есть у нас надежда, что в Никольской роще, которая расположена недалеко от приюта, определенная территория будет отдана под нужды зверей и птиц, что будет пруд, где лебеди смогут свободно плавать. Так как роща находится рядом с приютом, мы сможем обеспечить наших питомцев кормовой базой. Для нас не проблема ездить кормить их, а с наступлением холодов забрать к себе, чтобы они зимовали под наблюдением, а летом опять отпускать; такая практика существует во многих городах мира, – рассказывает Карен Вачаганович. – В Челябинске есть и другие красивые пруды, но там никто не сможет гарантировать безопасность лебедей.

Кстати, свободную жизнь в парке, правда, далеко за пределами южноуральской столицы, получила еще одна пернатая супружеская пара – одни из первых спасенных лебедей. Птиц забрали в Уфу, где они теперь обитают на территории парка. О том, что эти лебеди челябинские, говорит установленная рядом с прудом табличка.

Обогреть ангелов

Сейчас приют готовится к зиме. Несмотря на грядущие холода, тормозить работу нельзя – здесь работают в режиме скорой помощи и всегда готовы сделать максимум для попавшего в беду животного.

К сожалению, здесь до сих пор не проведен газ – отапливать помещения приходится дровами, но, конечно же, согреть теплом печки и обогревателей всю территорию невозможно; некоторые комнаты сейчас пустуют. Особое внимание во время зимних холодов уделяется экзотической живности, для которой уральские морозы смертельны. Иногда на помощь приходит ослица Эшли. Ее отправляют в загон с лебедями, когда холодно – тепла ее тела хватает, чтобы обогреть небольшую комнату и сделать температуру воздуха комфортной для птицы! Ослица явно не против такой работы.

– Нам нужны березовые дрова – они горят долго, ночью можно не беспокоиться за наших питомцев. Поддоны, которыми иногда приходится топить печь, сгорают очень быстро, они, как семечки – приходится тратить много времени на то, чтобы постоянно подкладывать их в топку, иначе замерзнут и животные, и люди, которые работают в приюте. Есть также большая потребность в соломе – ее приходится часто менять в жилищах птиц, которым постоянно необходима вода, чтобы плескаться. А в целом, каждый сезон имеет свои трудности, но мы не имеем права отступать, потому что на нас лежит ответственность за жизни спасенных животных, – резюмирует Карен Даллакян.

Сейчас известный зоозащитник возлагает большие надежды на то, что в приюте все-таки появится газовое отопление – тогда можно будет обеспечить более комфортные условия для жизни лебедям. Он также напоминает о том, что лебедь – это священная птица. Ведь все мы верим в ангелов, а у них – лебединые крылья.

Фото автора