Юрий Латышев

Активно выступать в защиту архитектурного наследия Юрий Владимирович начал года три назад в социальных сетях. На удивление, тема нашла отклик в душах челябинцев, не избалованных шедеврами зодчества в своём городе. Бывший химик, ставший краеведом, проводит экскурсии по Челябинску, на которые без особой рекламы собираются любители истории и даже профессиональные архитекторы. Латышеву теперь жалуются, как в последнюю инстанцию. Но самое удивительное – это помогает. Хотя он говорит, что хотел бы более деятельного участия самих горожан. Ведь не так сложно быть внимательным к своему городу, а написать заявление в заинтересованные ведомства сейчас не составляет труда.

Тарасов, Давыдов, Тефтелев…

- Юрий Владимирович, как бы вы охарактеризовали отношение властей Челябинска к историческому наследию города?

- В отношении старинных зданий Челябинску не повезло. Наши градоначальники были равнодушны или, как минимум, непоследовательны в своих действиях. Вячеслав Тарасов, вроде бы, много сделал для города, но как он мог допустить строительство небоскрёба «Челябинск-сити» на Кировке? А когда, к примеру, в управление архитектуры поступали документы на рассмотрение, его сотрудники с удивлением обнаруживали визу Тарасова, то есть вопрос уже решённый! Так многие здания попадали в руки людей без всяких гарантий – кто-то восстанавливал, а кто-то просто уничтожал.

У Михаила Юревича была чёткая позиция: старинные здания не нужны. Сити-менеджер Сергей Давыдов механически выполнял эту установку. Я знаю доподлинно о трёх зданиях, являвшихся объектами культурного наследия, решения на снос которых подписал Давыдов: на улице Красноармейской, 68, на улице Труда, 73 (дом Антонова) и на улице Цвиллинга, 1 (дом Карпинского). Хотя это полнейшая уголовщина.

- А Тефтелев?

- Евгений Николаевич ведёт себя более разумно. Правда, непоследовательно. Он публично обещал прогуляться с нами по исторической частигорода и открыто обсудить проблемы. Мы ждали, готовились. Но обещанная встреча так и не состоялась. Говорит, самостоятельно уже всё обошел, осмотрел, собрал информацию.

Довести до суда

- 24 июня 2016 года прокуратура Центрального района Челябинска передала в суд уголовное дело Владимира Дятлова, который обвиняется в уничтожении объекта культурного наследия. Это первая победа «Архистража»?

- Не совсем. Ранее была эпопея вокруг здания на Карла Маркса, 41, это бывший дом мещанина Крупина, который полностью снёс нынешний владелец господин Устюжанин. Я писал в полицию, прокуратуру, в минкульт. Наконец, министерство подало иск в суд, требуя изъятие этого участка у Устюжанина. В своё время он подписал охранное обязательство, тем не менее, посчитал, что это филькина грамота. От здания осталась груда камней.

С Дятловым – другая ситуация. Он делал запрос в управление госохраны объектов культурного наследия, является ли бывшая контора-лавка братьев Кузнецовых на Труда, 97 памятником истории. В управлении сказали: да. Он знал об этом. А потом всё отрицал. Но письмо-то осталось! Было заведено уголовное дело. И на днях прокуратура Центрального района утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении сына бывшего вице-губернатора. Скоро будет суд. Отмечу, это первый случай в истории Челябинска, когда дело такого рода дошло до суда.

Кстати, этот случай возмутил многих челябинцев. Именно тогда Владимир Егоров и предложил создать группу «Архистраж».

По новому закону любой человек может написать заявление в управление госохраны объектов культурного наследия министерства культуры области. Далее управление должно в течение 90 дней рассмотреть заявление и решить, включать или не включать здание в число выявленных объектов культурного наследия. Если да, то оно попадает под охрану.

В прошлом году «Архистраж» предложил внести в этот перечень 11 зданий, и все они были туда внесены.

- Мы можем долго призывать чиновников и собственников к совести и вкусу, но ведь есть законодательство…

- Проблема нашего законодательства в том, что кнут есть, но используется плохо. А вот пряника нет. Нужно, собственникам тех зданий, которые находятся в убогом состоянии, дать поблажку. Вот здание на улице Цвиллинга, 8, это на перекрёстке с улицей Карла Маркса. Мало того, что оно в плачевном состоянии, так ещё бросается в глаза всем, кто приезжает в город. Это же самый центр. Его заметили режиссёр Александр Сокуров и блогер Илья Варламов, о чём потом и рассказали широкой публике. Это собственность областного правительства. Думаю, здание тянет на памятник истории регионального значения. Но с ним ничего не делают. Ну выставьте здание на аукцион, дайте какие-то преференции собственнику с обязательством восстановить здание! Мне кажется, эту проблему можно решить на региональном уровне.

Старое мешает новому?

- Юрий Владимирович, скажите, вы против того, чтобы город развивался, вы за старину в любом случае?

- Сколько в Челябинске жителей? Миллион двести человек. А сколько зданий, построенных до 1917 года? Всего 164. Из них постройки XVIII века нет совсем, XIX века – 81. Из этих 164 зданий 117 находится в зоне исторического центра. Это очень небольшая часть города. Их сохранение никак не мешает городу развиваться. Я речь веду о сохранении достопримечательного места. Эта идея впервые появилась осознанно при составлении историко-архитектурного плана в 1992 году. 25 лет назад эта территория так и называлась – «историческая зона».

- Может быть, сложность в том, что такой статус накладывает избыточные ограничения?

- Вот если бы она имела статус исторического поселения, тогда было бы сложно: нельзя строить, можно только реставрировать. А достопримечательное место новое строительство позволяет. Есть, скажем, пустырь. Строй, но учитывай стилистику сохранившихся зданий. Так сделали в Иркутске. Получился целый квартал, где историческая часть интегрирована с новоделом. Точнее, новые здания стилистически подстраиваются под историческую застройку. У нас тоже есть такие примеры, но фрагментарно. Например, на мой взгляд, здание Следственного управления прокуратуры на улице Карла Маркса хоть современное, но смотрится органично в квартале исторической застройки. Валерий Решетников, владелец магазина «Гостиный двор», очень хорошо отреставрировал уникальный фасад пивных складов Вакана, сейчас там ресторан. Или на Кировке рядом с домом Холодова построили новое двухэтажное здание из красного кирпича как бы под старину. Не идеал, но это в любом случае не небоскрёб «Челябинск-сити», который в народе прозвали «Синяя хрень». И не офисный центр «Ньютон» на улице Труда – просто нагромождение стекла и бетона посреди малоэтажных исторических зданий. Это примеры откровенного градостроительного хамства.

Фасад – это ценность

- Другая обширная тема, на которую вы обращаете внимание, – наружная реклама…

- Совершенно безвкусное, вне всякой стилистики оформление магазинов, расположенных в зданиях так называемой сталинской постройки и начисто убивающие фасады, - бич нашего города. Это понимают все. Главный архитектор города Николай Ющенко пытался что-то сделать, подготовил проект требований к содержанию и благоустройству территории города. Грамотный документ. Его суть: на фасадах зданий, находящихся в границах особого городского значения (в списке десятка два улиц) запрещается оклеивать витрины и оконные проёмы плёнками, размещать на фасадах панно, баннеры и т. д. Всё чётко сказано. Однако почему-то идея не нашла поддержки городской думы. Вероятно, сыграл роль аргумент управления наружной рекламы: город потеряет сотни миллионов. Честно говоря, эта логика мне непонятна. Неужели для бизнеса важна именно кричащая аляповатость и безвкусица? Опять же это не чисто челябинская беда. Известный дизайнер Артемий Лебедев предложил (и уже создал) дизайн-код для Москвы. То есть несколько вариантов оформления вывесок и входных групп, которые не портят внешний вид исторических зданий.

Времени на раскачку нет

- Группы защитников исторической застройки есть не только в Челябинске. Тема, очевидно, выходит на российский уровень…

- Да, это так. И уже есть положительные примеры участия общественности. Вот Татарстан. Президент там прекрасно понимает важностьсохранения истории. Рустам Минниханов сделал бывшую общественницу Олесю Балтусову своим помощником по вопросам архитектурного наследия. Я побывал в Казани – это сказка! Возьмём Екатеринбург. Местные градозащитники возмущаются тем, что столько старинных зданий уничтожено, но капля камень точит. Общее ощущение от города – он всё же значительно более цивилизованный в отношении старины, чем Челябинск. Но почему у них можно, а у нас нет?

- В эти дни вы постоянно участвуете в полемике. Сначала по поводу огромного пластикового балкона, который появился на одном из сталинских домов по проспекту Ленина, потом – жёстко выступили против разрушения Храма иконы Божьей Матери «Утоли моя печали», причём, настаиваете, что это в первую очередь памятник культуры, охраняемый государством объект. Вас слышат, есть реакция минкульта и прокуратуры. Но создаётся ощущение, что мы всё время вынуждены ставить заплатки на худой кафтан…

-Сейчас много говорят о возможном проведении саммита ШОС-БРИКС в Челябинске. Мне хотелось бы верить, что это событие станет поводом к принятию системных мер, которые уже назрели. Очевидно, надо привести в порядок весь город. И дело не в том, что гости будут гулять по улицам и делать выводы о Челябинске и России. Некое принципиальное решение нужно нам самим. Должна быть чёткая концепция развития города и сохранения его истории. Такие документы, кстати, есть во многих городах. Но в Челябинске до сих пор нет. За четыре года до саммита ШОС нам нужно не только разработать такой концептуальный документ, но и успеть его осуществить. Времени на раскачку у нас не осталось.

Айвар Валеев