Но не только. Благодаря её неутомимому руководителю Анатолию Суркову инициативы челябинских ветеранов не раз воплощались в решения федеральных органов власти. Огромный профессиональный и человеческий опыт Анатолия Петровича, умение слышать снискали ему уважение и доверие самых разных людей. Генерал-лейтенант Сурков умеет быть дипломатичным и деликатным, но своими принципами не поступится никогда.

«За этих людей надо сражаться»

- Анатолий Петрович, почему вы решили заняться общественной деятельностью?

- Я начал работать ещё мальчишкой - пастухом в колхозе. Потом был конюхом, плугочистом, трактористом. Помню, когда поступал в техникум, то помогал другим ребятам готовиться к экзаменам, так как был силён в математике и других предметах. И вот вывесили списки зачисленных – а меня там нет. Я расплакался, а мне говорит приятель: «Что ты плачешь – жмоты твои родители. Вот мои привезли поросёнка и гуся». А я-то сирота… Моё бедное детство и последующая работа сформировали во мне потребность в справедливости. Пять лет я работал секретарём горкома по социальным вопросам в Троицке. Люди со всеми бедами шли ко мне. Потом в органах госбезопасности приходилось заниматься, в сущности, тем же. От низкого качества жизни у людей появлялось неуважение к власти. Будучи руководителем управления налоговой полиции я видел, как одни жируют и не платят налоги, другие бедствуют, в том числе, потому что первые не платят. В администрации губернатора разбирался с обращениями граждан и не просто знал, а чувствовал все болевые точки общества. Когда достиг предельного возраста на госслужбе, встал выбор. С одной стороны, у меня были интересные и денежные предложения. Пётр Иванович Сумин сказал тогда: «Но ты же государственник. По складу характера, биографии. Прошу: возглавь областную ветеранскую организацию. У нас в области каждый четвёртый – ветеран. А столько там проблем!». И я дал добро, о чём ни минуты не жалел.

- Когда вы могли бы себе сказать, что работа сделана, и можно идти на заслуженный отдых?

- До такой точки пока ещё далеко. Мне обидно за державу. Самая богатая ископаемыми страна, самые талантливые люди, у нас энергичный народ, который совершил революцию, поднял целину и первым запустил человека в космос. Мы обречены жить хорошо, но в области 70 тысяч ветеранов получает пенсии ниже прожиточного минимума. На селе ветеран войны не имеет доступа к благам к цивилизации. Мы говорим: «Газпром – достояние страны», а у нас газифицировано лишь 20 процентов деревень. Или взять тружеников тыла. Да, одни погибали на войне, но и в тылу тоже – от голода и холода, от непосильной работы. А у них никаких льгот. За этих людей надо сражаться. Можно ли тут уходить на пенсию?

…И семь критических замечаний

- Чем вы лично гордитесь как председатель совета ветеранов?

- Помню, однажды пришла пожилая женщина. У неё целая сумка значков «Ударник соцтруда» и «Победитель соцсоревнования», открываю трудовую книжку – там «Война и мир». А звание «Ветеран труда» получить не может. Она отмантулила 50 лет на производстве, но чтобы стать «Ветераном труда», надо получить хотя бы грамоту, но из Москвы. Обязательно, таково положение. Я обратил внимание Петра Ивановича Сумина на эту несправедливость. И он принял решение: ввести звание «Ветеран труда Челябинской области». Причём все льготы, предусмотренные званием «Ветеран труда России», были предусмотрены и у нас. Или вот другой случай. Человек отслужил в армии, заработал воинскую пенсию, а потом ещё работал на гражданке. Но ему государство говорит: выбирай, получаешь воинскую или гражданскую. Но почему или - или? Он же заработал! Я выступал с этим вопросом в Госдуме, и она в итоге приняла решение, что бывший военный получает две пенсии. У меня много интересных случаев, но ограничусь ещё одним. Жена офицера пришла ко мне. Мужа бросают с гарнизона на гарнизон. А она не может заработать стаж и соответственно пенсию. Потому что где-то на дальней заставе нет для неё работы. И снова я выступил с трибуны Госдумы. Сказал, что не только военнослужащий, а вся его семья живёт по приказу Родины. И справедливое решение было принято…

Все эти заслуги не только мои. Это признание авторитета челябинского областного совета ветеранов. Подтверждение тому – факт: на недавнее заседание комиссии при Президенте РФ по делам ветеранов из 85 субъектов Федерации пригласили руководителей только двух советов – ленинградского и челябинского. К слову, я внёс четыре предложения и семь критических замечаний в адрес Госдумы, правительства и президента.

- И что критиковали?

- Ну, например, обратил внимание на особенности финансирования госпрограммы по патриотическому воспитанию. Кому выделены деньги? Рослесу, Росрыболовству. А ветеранскому движению – ни копейки! 80 процентов целевых грантов получает Москва и Санкт-Петербург. Так и сказал: «Похоже, тут есть коррупционная составляющая».

«Я вас услышал»

- Вы - человек в области авторитетный, все двери перед вами открыты. А всегда ли вас слышат?

- Один раз меня не услышали. В начале зимы в Тракторозаводском районе отключили отопление и свет в Доме ветеранов. Обратились в районную администрацию. Никакой помощи. Я позвонил главе района Евгению Крехтунову. Он мне говорит: «Анатолий Петрович, я вас услышал». И ничего не меняется. Звоню замглавы города по соцвопросам Игорю Лопаткину. И снова никаких изменений. Наконец телеграфирую главе города: «Евгений Николаевич, вы способны прекратить этот бардак?». Прошло часа четыре, Тефтелев звонит: тепло включено. Позже была встреча губернатора с ветеранским активом. Я встал и попросил Бориса Александровича оценить вот это - «Я вас услышал». Через две недели Крехтунова сняли с должности…

Мне иногда пеняют главы районов и муниципалитетов, мол, чего ты к нам так суров. А я что, для красоты тут сижу?

- Основа существования общественной организации - это инициатива. Есть ли нужда в мотивации со стороны государства?

- С мотивацией у нас всё в порядке. Если слышишь людей, всегда инициатива появится: как правило, люди глупостей не говорят. А если вы о поддержке со стороны государства, то у меня есть формула: ветеранское движение – не та кошка, которая гуляет сама по себе. Любая структура тогда устойчива, когда имеет, как минимум, три точки опоры. И у нас так же. Это партии, власть, общественные организации. Наш совет - единственный в стране, который подписал соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией». Мне говорят: «Ты что, прогнулся под них?». Нет, ни перед кем я не прогибался! У меня остеохондроз, мне нельзя! Но использовать партийный потенциал можно и нужно.

То, что даёт статус

- Анатолий Петрович, каким вы видите наш регион в ближайшей перспективе? Скажем, в 2035 году, уж коли о нём говорил Борис Дубровский в своём послании?

- В своё время поэт написал: «Урал – опорный край державы». А Путин назвал Урал промышленным сердцем России. Хочу, чтобы в 2035 году мы остались промышленным сердцем и опорным краем. Сохранили свой статус и авторитет. А это многое значит. Вот экология – всей страны касается. Однако президент поручил делать доклад на эту тему на Госсовете губернатору именно Челябинской области. Не Свердловской, не Красноярской, не Кемеровской. У них проблем меньше? Вряд ли. Почему российско-казахстанский форум в следующем году президент решает провести в Челябинске? У нас же не одна область граничит с этой страной! А саммит ШОС-БРИКС?..

- Промышленное сердце – это хорошо. Но какие возможности у нас ещё существуют?

- Челябинск становится местом проведения крупных международных спортивных соревнований. Эту нишу мы открыли недавно, но уверенно её отвоевали. Хотелось бы такого прогресса в культуре и образовании. У нас есть потенциал и в медицине – сколько уникальных операций сделано в последние годы челябинскими врачами! Хотелось, чтобы у нас хватало мужества и амбиций на серьёзные мероприятия. Нам нужны метро и скоростная железнодорожная магистраль. То, что даёт имя области, формирует её статус, говорит о её возможностях.

Справочно: Анатолий Петрович Сурков родился в 1939 году. Трудовую деятельность начинал колхозником. Закончил Омский институт инженеров железнодорожного транспорта, курсы ВКШ КГБ СССР в Москве. Работал на Южно-Уральской железной дороге. С 1970 по 1975 год – секретарь Троицкого горкома КПСС. Служил в органах государственной безопасности. С 1986 по 1993 год был заместителем начальника Управления КГБ-МБ по Челябинской области. С 1993 по 2001 год возглавлял Управление Федеральной службы налоговой полиции по Челябинской области. С 2001 по 2004 год — заместитель руководителя администрации губернатора Челябинской области. С 2005 года — председатель совета ветеранов войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов Челябинской области. Почётный сотрудник органов госбезопасности РФ. Почётный сотрудник налоговой полиции РФ. Почётный гражданин Челябинской области и города Троицка. Награждён орденами и медалями СССР и Российской Федерации, в том числе медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Генерал-лейтенант налоговой полиции. Член областного совета движения «За возрождение Урала».