Мы позволим себе немного лирики и ещё раз отметим принципиальное различие донорства крови и её компонентов и донорства стволовых клеток (или, по-другому, костного мозга). В первом случае человек один вряд ли повлияет на ситуацию – при каждой донации отдаётся 450 миллилитров крови, в то время как во время сложной операции её может потребоваться до нескольких литров (статистика говорит, что для одного реципиента, в среднем, нужна кровь трёх доноров). И в этих случаях донор, конечно же, не знает, кому именно помогает сохранить здоровье. Что касается донорства стволовых клеток, здесь двое – донор и реципиент, выходят один на один. Одна донация клеток, идеально совместимых генетических. Одна спасённая жизнь. В этом вся уникальность и удивительность процедуры – не принося серьёзных жертв, без вреда для своего здоровья, вы даёте неизлечимо больному человеку билет в будущее.

О донорстве стволовых клеток мы поговорили с Татьяной Сусловой, заведующей отделом молекулярно-биологической диагностики Челябинской областной станции переливания крови.

- Татьяна Александровна, насколько востребованной является процедура по пересадке стволовых клеток?

- В год только в Челябинской области фиксируется порядка 50 случаев детского и взрослого лейкоза. В некоторых случаях заболевание можно остановить при помощи химиотерапии, но некоторые случаи не поддаются подобному виду лечения. Те люди, которым не подходит химиотерапия, имеют всего один шанс на излечение - победить болезнь в таких тяжёлых случаях помогает трансплантация стволовых клеток. Подобная операция выполняется всего в нескольких клиниках России. Но для того чтобы пересадка состоялась, нужен донор, который бы генетически подходил реципиенту на 100 процентов. Чтобы это узнать, используется такой лабораторный генетический анализ как HLA-типирование. Оно выявляет определённые гены на шестой хромосоме, которые индивидуальны у каждого человека. Если они совпадают у двух людей, один из них сможет помочь другому.

- Если эта технология освоена и отработана, что мешает помогать каждому больному?

- Проблема в том, чтобы найти совместимого донора. Разнообразие генов HLA в человеческой популяции настолько велико, что пациенту подойдёт 1 из 1000. И поэтому регистры потенциальных доноров стволовой клетки должны быть миллионными, как в некоторых странах Европы. Чем больше людей – тем выше шанс найти донора каждому. Как вы понимаете, в России регистр возможных доноров на сегодняшний день не столь широк, хотя, надо сказать, мы идём к тому, чтобы он расширялся. В Челябинске он создаётся с 2007 года, благодаря совместной работе с Челябинским государственным университетом, с кафедрой биологии и микробиологии. С тех пор мы наладили HLA -типирование среди добровольцев. Процедура достаточно дорогая и не входит в стандарт исследования донорской крови. Поэтому нам помогают благотворительные организации – Русфонд, «Искорка», Центр волонтёрских организаций Челябинской области.

- Существует ли какой-то единый регистр доноров по всей России?

- Да, и в этом заслуга Русфонда, который в определённый период объединил движения по созданию региональных регистров доноров костного мозга. На сегодняшний день всё это движение объединено в Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Мы находим людей, типируем их реактивами, любезно предоставленными Русфондом, после чего полученные обезличенные генетические данные потенциальных доноров включаются в общий фонд. На сегодняшний день, по состоянию на 31 мая, по всей России протипировано 69 286 доноров. Для нашей страны эта цифра достаточно маленькая. Но уже такая, с которой можно работать. Проведено 162 трансплантации костного мозга благодаря донорам, гражданам России. Если года три-четыре назад при необходимости таких доноров искали по всему миру и оттуда везли костный мозг, сейчас и россияне могут помочь своим согражданам.

- Сколько челябинцев изъявили желание стать донором костного мозга?

- По последним данным, у нас в регистре 4269 потенциальных доноров, из них 24 стали реальными донорами костного мозга – на сегодняшний день для этого донору нужно поехать в один из трансплантационных центров, потому что подобные процедуры в Челябинске не проводятся. Первая донация была проведена в 2007 году для пациента из Екатеринбурга. В этом году четырём донорам была проведена донация стволовых клеток – все процедуры были проведены в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачёвой: для двух пациентов из Москвы, для пациента из Челябинска и из Санкт-Петербурга. Те, кто изъявил желание стать донором стволовых клеток, - постоянные доноры Челябинской областной станции переливания крови.

- Расскажите, как происходит процедура донации стволовых клеток?

- Существует два метода. Современный метод – извлечение клеток с помощью клеточного сепаратора. Это позволяет методом непрерывного центрифугирования получить стволовые клетки. Единственное, для этой процедуры нужна подготовка, чтобы клетки покинули плоские кости. Поэтому донор два-три дня готовится к процедуре: ему ставят уколы, вводится фактор, который побуждает клетки выйти из плоских костей в вены. Мы контролируем, сколько клеток забирается у донора. Современные технологии делают эту процедуру безопасной. Ещё один метод, который применялся изначально, заключается в следующем: клетки забирают из плоских костей таза и грудины. Извлекают столько клеток, сколько нужно. Это не более 5 % стволовых клеток донора. После такой процедуры число клеток восстанавливается за две недели без тяжёлых последствий. Сейчас этот метод тоже применяется, если донор даёт на него согласие.

- Как будут развиваться события, если человек дал согласие на то, чтобы стать донором стволовых клеток?

- Если донор даёт согласие, мы с ним беседуем, рассказываем о процедуре, о рисках, и на первом этапе берём шесть миллилитров крови, чтобы провести иммунологическое типирование, о котором мы уже говорили. После этого результаты включаются в базу данных и состоят там, пока донор не отзовёт свои данные или не перестаёт подходить нам по возрасту или состоянию здоровья. Если вдруг окажется, что человек подошёл конкретному больному, то клиника, где этот больной наблюдается, присылает запрос с просьбой активировать донора для последующей донации. Мы донора вызываем, говорим, что он может помочь конкретному больному. Если человек соглашается – мы делаем уточняющее типирование, и, если все эти анализы оказываются положительными, снова приглашаем его. Дальше решаются детали, куда ехать, где будет проведена донация, потому что на сегодняшний день это всё проводят благотворительные организации. Донору деньги не даются, потому что донорство стволовых клеток во всём мире - это бесплатная, добровольная патриотическая акция населения. Но донору компенсируют проезд, проживание, питание, потерянный заработок (работающему человеку выплачивают больничный, студентам предоставляется справка). Пациент на несколько дней уезжает, после чего возвращается. Мы его вновь ставим в ряды доноров, проверяем, всё ли у него восстановилось. Процедура занимает от семи до десяти дней. Зависит от того, какую именно процедуру выберет донор.

- Не было ли у вас таких ситуаций, когда нужного донора из регистра по каким-то причинам не удавалось найти?

- Да, случались такие ситуации. Связано это с тем, что некоторые давали согласие давно – наш регистр живёт уже более десяти лет. Кто-то переехал, кто-то вышел замуж и сменил фамилию или адрес. В таких случаях приходится, конечно, поискать человека. Иногда он находится через социальные сети.

- Проводите ли вы акции по привлечению людей к донорству стволовых клеток?

- Конечно. Отмечу, что мы стараемся привлекать к этому как можно больше людей различных национальностей. Объясню – почему. Многие народности имеют свои особенные гены. Поэтому, если больной несёт в себе такую кровь, то ему легче найти донора там, где он родился. Мы осознанно стараемся вносить максимальное генетическое разнообразие в наш регистр. Так как Челябинск и Челябинская область - многонациональны, мы с радостью включаем в наш регистр доноров различной этнической принадлежности: и татар, и башкир, и казахов, и корейцев. Всех, кто приходит сдавать, мы с удовольствием принимаем в наш регистр. Иногда совершаем целенаправленные поездки. Например, недавно с донорской акцией по привлечению доноров в регистр были в Кунашаке. Можно сказать, что это акции. Но для нас это - ежедневная работа.

- Я думаю, что многие наши читатели сейчас вдохновились вашими словами и хотят стать донорами. Но, наверно, есть какие-то противопоказания к этой процедуре?

- Конечно. Точно так же, как есть противопоказания к донорству крови и её компонентов. Хронические заболевания, зрение ниже минус шесть, перенесённые операции. Человек должен обладать донорским здоровьем. Если у нас есть хоть малейшие подозрения на то, что потенциальный донор не так здоров, мы его исключаем. Допускать или не допускать гражданина к донорству – решает врач-трансфузиолог службы крови, руководствуясь законом о донорстве, в котором чётко регламентируются все противопоказания к донорству. Но если у вас абсолютно нет противопоказаний – попробуйте.