Обсуждая будущее региона, мы делаем ставку на привычные нам отрасли экономики, прежде всего, металлургию, а теперь и сельское хозяйство. Это правильно, но это отнюдь не все наши возможности. На недавнем форуме «Россия – Казахстан» выяснилось, что наше образование является вполне годным экспортным продуктом. Политолог, представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) в Челябинской области Андрей ЛАВРОВ полагает, что, развивая науку и образование, мы не только создаем конкурентный продукт. Куда более значительная задача – воспитать нового человека, способного создавать эффективную экономику будущего.

Хомо информатикус

– Ключевой целью стратегии развития региона до 2035 года является сохранение человеческого потенциала. Но сложно отделаться от ощущения, что мы по привычке думаем, будто человек и экономика существуют как бы в разных плоскостях…

– Мир стремительно меняется. Еще десять лет назад он был другим даже в бытовом измерении. Как он изменится к 2035 году, представить очень трудно. Чтобы строить планы в отношении Челябинской области и даже в России, надо понимать, что будет происходить в мире. В последнее время я читаю много литературы по теме прогностики и футурологии. Разные ученые предполагают разные вариации будущего. Но все сходятся в одном: самым ценным станет информация, главным капиталом – умение с ней работать.

– Сегодня любой человек, имеющий выход в Интернет, может найти практически любую информацию, как говорится, «Яндекс» (или «Гугл») в помощь…

– Это не совсем так. Лишь хорошо образованный и интеллектуально развитый человек знает, что искать, как и где. И главное – именно он в состоянии понять найденное.

Сейчас много говорят о том, что в понятной перспективе человека во многих отраслях заменят роботы. Многие профессии, которые существуют сейчас, исчезнут. Возможно, что произойдет деление человечества на тех, кто работает и тех, кто обслуживает первых. Соответственно и характер экономики изменится. К этому нужно готовиться, чтобы не остаться в аутсайдерах. Это касается как людей, так и стран. И если уж нам в России делать на что-то ставку, то на основание пирамиды. Все базируется на одном – на человеческом капитале, говоря проще – на мозгах.

Компетенции сейчас меняются быстро, а будут еще быстрее. Раз в пять лет каждый человек будет вынужден перезагружать свое образование. Значит, нужно воспитать человека, который будет способен к такой периодической перестройке.

– Это фактически новый человек.

– Да. В XIX веке был хомо экономикус. Цифровая эпоха рождает иной тип – хомо информатикус.

Начать с нуля – это правильно

– Но каким дисциплинам учить такого человека?

– Вот я закончил философский факультет МГУ. Что мне дала философия? Некие базовые схемы мышления, которые позволяют быстро поворачивать их куда угодно и быстро находить им применение в различных областях. Кстати, уверен, что будущее - за высшей школой российского типа, а не европейского. В силу специфической истории у нас произошла некоторая задержка. Советская высшая школа копировала школу XIX века, школу базовых знаний. А есть школа компетенций, как на Западе. Но компетенции, как мы уже говорили, меняются очень быстро…

– С этим трудно спорить, но что именно развивать и где?

– Где развивать – не важно. Например, Южный Урал – прекрасное место. Главное, чтобы были люди, был центр знаний. А таковым традиционно считается университет. Причем это должен быть университет будущего. Он не должен находиться в городе. Все самые знаменитые западные университеты живут обособленно, вдали от мегаполисов. Главные наши технические вузы МИФИ и МФТИ – это тоже практически отдельные городки. Человек не должен учиться в большом городе, там, где масса соблазнов, суеты. В каком-то смысле университет – это некий монастырь, резервация для интеллектуалов. На тех же принципах создавался Академгородок, который дал толчок и развитию Новосибирска.

– Любому региону хотелось бы иметь свой Академгородок…

– Между тем создание таких центров вдалеке от Москвы и Санкт-Петербурга уже идет. К примеру, мой однокурсник по философскому факультету МГУ Игорь Чубаров возглавил недавно Институт социально-гуманитарных наук Тюменского государственного университета. Между прочим, крупный ученый с мировым именем уехал из Москвы в Сибирь, чтобы создать там фактически центр современной российской философии. Вот нечто подобное хотелось бы видеть здесь, в Челябинской области. Надо собрать людей из Москвы, Санкт-Петербурга, создать им условия для работы, атмосферу. Через пять-семь лет наша гуманитарная школа будет первой в стране.

– Но Челябинск по традиции силен в техническом образовании.

– Традиции – это хорошо, но мы же говорим о будущем. Иной раз гораздо правильнее поставить большую цель и начать с нуля. Пример – Япония, вот уж где традиции! Но сегодня эта страна – один из мировых технологических лидеров. Уж если страны меняют свои компетенции, то городам и регионам это тем более по силам. Я говорю о гуманитарном знании, потому что это мне ближе. Но, думаю, с техническим все точно так же.

– Рано или поздно зайдет речь о деньгах…

– На самом деле расходы здесь копеечные по сравнению с попытками промышленного переустройства. А образование у нас в стране стоит дешево.

У предков были амбиции. А у нас?

– Правильно ли я вас понял, что нужно создать две «резервации» – для лириков и для физиков?

– Нет! Пусть существуют вместе! Невозможно развитие технических знаний без гуманитарных в силу доминирования информации в XXI веке, лингвистика и математика сливаются в одно. Будущее за этим синтезом, причем гуманитарное образование – в основе всего. Кстати, к вопросу о региональных традициях и предпосылках. Почему, скажем, в том же Снежинске хорошо развита как наука, так и культура? Там на основном производстве работают люди, закончившие МФТИ и МИФИ. Кто их жены? Выпускницы Московской академии культуры! У них на всех дискотеках и утренниках парни из МИФИ да МФТИ, потому что они расположены рядом. Потом парни получают дипломы и привозят жен сюда. Куда им идти работать? В школу – в общеобразовательную, в музыкальную. Именно поэтому из Снежинска детки поступали в любые университеты страны.

– То есть вы предлагаете города ядерщиков брать как возможное место для создания интеллектуальных центров.

– Эти закрытые города в первую очередь могут стать такими центрами. Или, если угодно, университетами нового типа, ориентированными на формирование нового типа человека, новой интеллектуальной элиты страны.

– Кстати, интересное совпадение: буквально на днях стало ясно, что через Снежинск пройдет ВСМ Челябинск – Екатеринбург, которая станет звеном трансконтинентальной железнодорожной магистрали Китай – Казахстан – Россия – Европа…

– Вот вам еще один аргумент в пользу того, что интеллектуальный центр должен появиться именно на Южном Урале. Перекрестье путей, вдали от столиц, изумительная природа, ресурсы.

– Центр мира!

– Ну а почему нет? Планы надо ставить амбициозные. Почему нас телеведущий Кеосаян назвал ж*пой мира? Потому что мы сами в душе так считаем. Посмотрите, у нас все в прошлом. Какой Танкоград? Это было давно! Чем мы гордимся, предками? А мы соответствуем им? Вот они создали в чистом поле Танкоград и Магнитку. У них были амбиции, воля. А у нас? Обществу еще предстоит осознать, что мы находимся в новом времени, и мы опаздываем, вот тогда появится энергия, и, я убежден: все можно сделать. Как сказал классик, амбиции создают потенции, а потенции создают новый мир.