Наш земляк Андрей Крамаренко закончил аспирантуру Челябинского политехнического института. Занимался вокалом у солиста Челябинской оперы Александра Малова. Много и успешно выступал в концертных залах Москвы, в филармониях страны. С 1998 года – артист театра под руководством Елены Камбуровой (Москва). Написал ряд песен на стихи А. Пушкина, Д. Сухарева, Б. Окуджавы, Б. Слуцкого, А. Тарковского, А. Ивантера, Б. Рыжего, других поэтов. Лучшие из этих песен вошли в репертуар народной артистки России Елены Камбуровой. Как исполнитель известен программами по песням Ю. Визбора, Б. Окуджавы, А. Вертинского.

Мы беседуем с Андреем о песнях и многом другом накануне его приезда в Челябинск на концерты.

Все равно остаюсь челябинцем

– Какая главная сложность, с которой сталкивается творческий провинциал в столице?

– Могу сказать только за себя, я весьма долго ощущал себя провинциалом, которому достаточно непросто в общении с уверенными московскими людьми искусства.

– Это прошло?

– Да, до некоторой степени нивелировалось. Определенную уверенность я обрел. Но не скажу, что полностью принял эти стандарты общения, все равно остаюсь челябинцем. Мне кажется, что тот тип характера, который присущ уральцам, он более мягкий и душевный что ли.

– Есть такое понятие «челябинское землячество» в Москве?

– Я знаю как минимум два. Мы, например, довольно часто встречаемся «Макушкой» (так называли в прошлые годы КСП ЧПИ). Отмечаем Новый год по-челябински.

– У вас есть музыкальный слух, голос, навык, вкус. Почему вы выбрали авторскую песню, а не, скажем, классику или эстраду?

– Все эти качества нужны в любом музыкальном жанре. Везде нужны вкус, базовая культура, музыкальность и творческие данные. Мое появление в жанре авторской песни сложилось естественным образом, как продолжение увлечения самодеятельной песней. А вообще, я считаю, что авторская песня – одна из вершин песенного жанра в нашей стране. Фольклор, романс, высокая эстрада и авторская песня. Основное отличие жанра авторской песни – повышенное внимание к поэтическому слову.

Артист театра Камбуровой

– Как вы попали в театр Елены Камбуровой?

– Я участвовал в московском фестивале авторской песни «Возвращение модерна», который проходил в Центральном доме художника. В зале оказалась Камбурова, которая после концерта зашла в гримерку, тепло отозвалась о выступлении и предложила спеть сольный концерт в ее театре. Я, разумеется, с радостью согласился, и через два месяца состоялся мой концерт в Доме актера, после которого, поздравив меня с успехом, Елена Антоновна обратилась с лестной для меня просьбой исполнять мои песни и предложением работать в составе ее театра.

В мае 1998 года у меня появилась запись в трудовой книжке: «Артист театра Камбуровой».

– Кто ставит спектакли в театре Камбуровой?

– В основном это Иван Поповски, прекрасный режиссер из Македонии, композитор и режиссер Александр Марченко и музыкальный руководитель театра Олег Синкин.

– Вы известны активной концертной деятельностью. Трудно совмещать?

– Мне и Елене Фроловой идут навстречу, учитывая нашу «охоту к перемене мест», согласовывая график театра с нашими сольными выступлениями.

Есть ли будущее у авторской песни?

– Любимая тема интернет-сообществ: «Авторская песня как жанр, переживает устойчивый кризис, и будущего у нее нет». Ваше мнение?

– Еще в 1988 году Булат Окуджава сказал, что авторская песня умерла. С тех прошло 30 лет. А люди все поют и слушают. Поэтическая песня из больших залов и больших фестивалей, за редким исключением, ушла в весьма небольшие аудитории тех, кто ее понимает и ценит. А тому, что сейчас именует себя авторской песней, Александр Городницкий дал определение как, с одной стороны, самодеятельность, а с другой — посредственная эстрада. Но справедливости ради, есть в этой среде и редкие настоящие мастера эстрады. Яркий пример — Алексей Иващенко.

– Не удивляет ли вас то, что залы на концертах заполняют люди весьма зрелого возраста? Значит, если нет молодежи, то и будущего у авторской песни нет?

– Будущее есть. А зрелый возраст зрителей очень больших залов объясняется тем, что организаторы рассчитывают главным образом на ностальгирующую аудиторию, на тех, кому этот жанр напоминает годы молодости, первые походы, первую любовь... И на сцене их ровесники.

Определенная опасность подобных «масштабных» мероприятий в том, что молодежная аудитория уже «не слышит» такое исполнение, и с ухмылкой уходит в залы с «современной» попсой, рэпом, чем-то еще. Необходимо искать современное звучание песенной «классики». Это сложнейшая задача, которая, увы, не беспокоит наших функционеров.

– Современная молодежь под музыку учится, занимается фитнесом, готовит себе еду, даже трудится… Для какой области человеческой деятельности годится авторская песня?

– Искусство поэтической песни способствует формированию фундаментальных человеческих качеств: любовь, милосердие, доброту, интеллект. Если хотите, поэтическая песня универсальное средство для гармонизации человеческого существования на Земле.

Идеальный вариант – глаза в глаза

– Где публика лучше, где хуже?

– Публика везде разная. Ее пристрастия заметно формируют организаторы фестивалей. Если на фестивалях из года в год одни и те же лица, то уже через несколько лет публика перестает воспринимать что-либо другое. Публика «глохнет».

– Как вы строите взаимодействие с публикой во время сольных концертов?

– Можно сказать, что у меня три-четыре варианта (по сложности) концертных программ. Но даже в самом облегченном варианте стараюсь петь Окуджаву, Визбора, Вертинского. Ищу точки соприкосновения и узнавания. С удовольствием пою для взрослых свои детские песни. И в том же концерте могу спеть Пушкина.

– На стихи каких поэтов вы пишете песни того самого высокого уровня сложности?

– На концертах стараюсь переключаться, чтобы зритель не уставал. Например, у меня есть большие циклы песен на стихи Арсения Тарковского, Бориса Слуцкого, Бориса Рыжего и Алексея Ивантера. Но в концерте могут звучать не более двух-трех произведений каждого поэта, чтобы не возникала монотонность.

– Какое наполнение аудитории вас бы устроило для наилучшего исполнения песен?

– Современные средства донесения звука до человека способны сделать так, что можно хорошо петь даже на большом стадионе. Идеальный вариант – глаза в глаза. Кухня! Но место артиста – сцена. Думаю, оптимальная аудитория для нашего трудного жанра – 30-400 человек.

Встретимся в Челябинске 3 февраля

– Как вы выбираете стихи?

– Есть формальные признаки, что данное стихотворение может стать песней. Но, кроме того, есть множество неуловимых признаков, по которым стих становится песней. Он может быть и сюжетным, и бессюжетным. Но, главное, чтобы в нем жила искренность, красота.

Каждый хороший композитор видит стихотворение по-своему. Поэтому мне нравится, когда на одно прекрасное стихотворение есть несколько достойных музыкальных версий.

– Трудно ли выступать на иноязычную аудиторию?

– Пел в Израиле, в Германии, в Америке. И везде в зале – в основном наши люди. А прием самый теплый.

Давайте лучше скажу о ближайших планах. 3 февраля я спою концерт в Челябинской филармонии, в концертном зале имени С. С. Прокофьева. Спасибо администрации – цены на билеты самые демократичные. Мне помогут заслуженная артистка России Наталья Александрова (виолончель) и Татьяна Галкина (скрипка).

И еще о планах. В последние три года занимался интереснейшим делом: литературоведческой поисковой работой, изучая наследие Бориса Слуцкого, которого (не я один) считаю самым крупным поэтом ХХ века. Его архив считался утраченным, но мне удалось найти огромное количество его неизвестных стихотворений. Лучшее и достойнейшее из найденного я уже начал публиковать («Новая газета» за 14 июня прошлого года, «Новый мир» за ноябрь 2017-го). Также выйдут подборки в «Знамени», «Иерусалимском журнале», «Дружбе народов». И это только начало.

– Чего бы вы (традиционно) хотели пожелать вашим зрителям и слушателям?

– Желаю всем счастливого возвращения к поэзии (сиречь к великому и могучему русскому языку), обязательного приобщения к ней детей, поскольку это мощный инструмент интеллектуального и нравственного развития не только отдельного человека, но и залог процветания России.

Читайте стихи, дорогие друзья! Пойте и слушайте хорошие песни!

Михаил Богуславский, фото Алексея Гольянова