Николай Буяков – ее безусловный лидер как по должности, так и по сути. Николай Николаевич смеется: «Профсоюзники – народ такой же, как журналисты: залезут под кожу, зададут неудобные вопросы». А ведь именно такое, неравнодушное общество нужно, чтобы Южный Урал энергично развивался.

Занятость, зарплаты, безопасность труда

– Чем отличается современный профсоюз от профсоюза советского образца?

– Профсоюзы в СССР занимались очень многим. Можно сказать всем – от рождения человека до ухода в мир иной. Членом профсоюза мог стать человек с 14 лет. Профсоюзы охватывали до 90 процентов работающих на предприятиях и в организациях. В Челябинской области это около 1,6 миллиона человек.

У нас на производстве профсоюзные организации занимались вопросами охраны труда, обеспечением, контролем за распределением жилья, путевками в санатории и пионерлагеря, были частью системы соцстрахования.

Сегодня круг вопросов сузился. Это занятость, зарплаты, охрана труда и безопасность на производстве. В Федерацию профсоюзов Челябинской области входит 21 отраслевой профсоюз. Совокупно у нас около 600 тысяч членов, это более трети всего трудоспособного населения региона. Мы входим в десятку самых крупных областных профсоюзов в России, занимая сейчас шестое-седьмое место.

– Что заботит челябинские профсоюзы в наши дни?

– Одно время самым актуальным вопросом была занятность. Сегодня безработица в регионе находится на невысоком уровне, всего 1,2 процента от трудоспособного населения. Мы тем не менее постоянно мониторим ситуацию, возможно, лучше других знаем, как обстоят дела в городах и районах, на конкретных предприятиях.

Мы следили за тем, как развивались события в Сатке и Верхнем Уфалее, где сокращалось производство. Мы видели, что стагнация шла в течение нескольких лет. И призывали бизнес и власти решать эту проблему, не дожидаясь коллапса – создавать рабочие места, помогать людям переучиваться на более востребованные специальности, в случае необходимости – переселять их. Мы активно требовали, чтобы рабочие в случае сокращения получали все, что должны получить по закону. Мы настаиваем, что власть обязана видеть перспективу, особенно в моногородах, и делать все, чтобы у нас не сокращались рабочие места, а, напротив, появлялись новые.

Еще одна тема – невыплата зарплаты в срок. Особенно остро эта проблема ощущалась в 2016 году, он был пиковым в этом смысле. Но и в этом году есть несколько горячих точек, к которым приковано наше внимание.

– Так или иначе, но эти проблемы либо решены, либо в стадии решения. А что актуально прямо сейчас?

– Есть вопрос, который всегда стоял перед профсоюзами – величина заработной платы. Причем это актуально не только и не столько для области, сколько для страны в целом. У нас низкий уровень минимальной заработной платы. Наша принципиальная позиция: работающий человек не должен жить за чертой бедности. Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков неоднократно поднимал эту тему на встречах с Президентом России Владимиром Путиным. Мы позиционируем себя как социальное государство, а находимся на 89-м месте в мире по минимальному размеру оплаты труда. Движение вперед есть, однако мы считаем его темпы недостаточными.

Если бы профсоюз был в «Зимней вишне»…

– В чем, на ваш взгляд, профсоюз может помочь государству?

– Профсоюз не удобен владельцу бизнеса. Пока мы, увы, окончательно не избавились от дикого капитализма. Нередко собственник бизнеса полагает, что он – полновластный хозяин, и никто не имеет право создавать профсоюзную организацию без его ведома. И вот тут следует напомнить: право создания профсоюзной организации Конституция России оставляет за работниками. Зачастую они упускают такую возможность.

– А что помимо защиты прав работника это может дать?

– Профсоюз – это еще и внутренний общественный контроль. Если бы в печально известном кемеровском ТРК «Зимняя вишня» был свой профсоюз, такой трагедии можно было избежать. Пожарный пришел раз в год, галочки где надо расставил и ушел. А сами работники могли бы контролировать безопасность свою и посетителей куда более эффективно и в ежедневном режиме. Кроме того, профсоюз может инициировать внеплановую проверку предприятия контрольно-надзорными органами. Много чего может сделать работающая профсоюзная организация. И главное – она помогает воспитать в людях ответственность и самостоятельность.

А что после ШОСа?

– Вы живете в Челябинске с 1967 года. Видели, как он рос и развивался. Каковы, на ваш взгляд, перспективы у столицы Южного Урала?

– За 50 лет изменения колоссальные. Я помню, когда по улице Кирова буквально за мостом начиналась деревенская застройка. А теперь это центр современного мегаполиса. Энергичное обновление города проходило на моих глазах. Мы видели, как расширяется река Миасс, как берега одеваются в бетон, вырастают многоэтажки на проспекте Ленина, мечтали, что скоро прокатимся в метро…

Правда, на каком-то этапе мы потеряли темп. К примеру, наш аэропорт географически и ландшафтно расположен удобнее, чем в Екатеринбурге. Он мог бы дать толчок развитию города и региона. В какой-то момент отстали в развитии предприятий станкостроения и машиностроения. А ведь мы примерялись к многим интересным проектам, включая автосборочное производство. Мы мечтали, но мало делали. И отстали от Екатеринбурга, хотя потенциал наш – промышленный, природный, научный, человеческий – как минимум не хуже!

Нам повезло, что местом для саммитов глав государств ШОС и БРИКС выбран Челябинск. Это даст толчок бизнесу и уверенность региону. Надо максимально эффективно использовать такой шанс, чтобы сделать город лучше и красивее. И не только на гостевых маршрутах. Благоустройство должно проникнуть в глубь жилых кварталов.

У нас появятся новые красивые здания, новый аэропорт. Но уже сейчас надо думать, что мы будем с ними делать, когда гости уедут. Мы должны сообразить, что может принести нам пользу и доход. Вообще мы должны предметно думать о будущем. Все – и власть, и бизнес, и общество. Благодаря метеориту во всем мире узнали о Челябинске. Но мы не обыграли, не использовали этот подарок судьбы!

– Сейчас модно рассуждать о том, что бы могло появиться у нас взамен металлургии…

– Мы обречены жить в соседстве с металлургическими предприятиями. Но из этого нужно извлечь выгоду. Челябинск мог бы позиционировать себя металлургической столицей России, центром передовых технологий в этой сфере. У нас есть научный потенциал – мы можем кое-что показать, приезжайте! Вот тут и пригодится инфраструктура к саммитам.

И вот еще о чем я хотел бы сказать. Ни в коем случае нам нельзя допускать, чтобы уровень города снижался. К примеру, одно время были планы слияния Южно-Уральской и Свердловской железных дорог. С центром в Екатеринбурге. Категорически против, ведь Транссиб проходил именно через Челябинск! Нельзя один город оголять, а в соседнем все сосредотачивать. Оба мегаполиса должны развиваться. А для развития нам здесь нужна мощная, конкурентоспособная экономика.

Буяков Николай Николаевич

Родился в Омской области в 1946 году. Закончил Омский электромеханический техникум и юридический факультет Башкирского госуниверситета.

Трудовую деятельность начал в 1964 году слесарем Щербакульского хлебоприемного пункта в Омской области. После работал электромонтером Западной электросети «Омскэнерго».

В 1967 году поступил на работу электрослесарем печного оборудования на Челябинский электрометаллургический комбинат. Избирался секретарем комитета ВЛКСМ, заместителем секретаря парткома комбината, членом профкома комбината.

В 1986 году избран председателем профкома Челябинского электрометаллургического комбината.

В марте 1999 года избран председателем комитета Челябинской областной организации Горно-металлургического профсоюза России. С 2004 года - председатель ООПС «Федерация профсоюзов Челябинской области». Член областного совета движения «За возрождение Урала».

Награжден орденом «Знак Почета», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «За доблестный труд», памятной медалью «Патриот России», знаком почета «За заслуги перед Челябинской областью», знаком ФНПР «За активную работу в профсоюзах».