И за право потребителей пить качественный «живой» напиток. О проблемах пивоваренной отрасли мы поговорили с известным бизнесменом и общественным деятелем, председателем некоммерческого партнерства «Союз пивоваров Южного Урала», директором «Лаборатории живого пива» Ильей Ройтенбергом. 

– В последнее время очень много разговоров об инициативах, направленных на внедрение «дополнительного контроля» за пивоварением. Насколько мы понимаем, пивовары считают новые предложенные меры убийственными для своего бизнеса. Неужели все настолько серьезно?

– Малый пивоваренный бизнес действительно сильно «трясет» последние годы, и мы не можем к этому привыкнуть, потому что инициатив все больше, и они само наше существование ставят под вопрос. Это большой вред государству, ведь эти инициативы бьют только по честным игрокам. Бизнес рушится, многие уходят в тень, не платят акцизы и налоги. Государство это не устраивает – и депутаты, и правительство вносят новые инициативы, которые пока ведут к такому же результату. В малом пивоваренном бизнесе не было никакой серой или черной прослойки до 2011 года, все работали спокойно, но после того, как уравняли пиво и крепкий алкоголь, мы стали работать по 171-ФЗ (Закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции») и испытываем серьезные проблемы. Фактически вместо того, чтобы заниматься пивоварением, мы занимается борьбой за существование, собиранием подписей, съездами и т. д. И я представляю, сколько за эти годы НЕ открылось новых предприятий, которые НЕ дали рабочие места россиянам.

– Одна из последних таких инициатив – введение лицензии, которая, по словам предпринимателей, может полностью истребить малое пивоварение. Чем вам пытаются объяснить необходимость столь жестких мер и к чему, на ваш взгляд, это может привести?

– Обычно лицензируют опасные для здоровья производства. Но пиво от частных пивоварен – не опасный продукт! Хотя можно и от воды умереть, если ее очень много выпить.

Для подавляющего числа производителей лицензирование – непреодолимый административный барьер. Опыт винной отрасли показывает, что малые предприниматели не смогут выполнить лицензионные требования по производственным, складским и торговым помещениям. Но если лицензия убьет все отечественное производство пива, его не будет меньше в магазине! Крупные зарубежные пивоваренные компании расцветут мощным цветом. Да, эта продукция немного другого, назовем это так, формата, нежели то, что производим мы, но у потребителя не будет выбора.

Мне иногда кажется, что люди, которые за это ратуют, нарисовали себе какую-то картинку и не думают, к чему это может привести. А давайте вообще запретим пиво продавать в магазинах – меньше алкоголя не станет. За это только благодарны будут те, кто торгуют из-под полы. Я написал как-то в Фейсбуке: «Где можно ночью купить алкоголь?» – меня завалили адресами. Любой каприз за ваши деньги! И если будет дальнейшее закручивание гаек, настанет эра черного рынка. Это будет другой бизнес, но никто к ним не придет с проверкой. Где их искать? Государство пошло не тем путем: запретительными мерами оно уже сейчас вынуждает тех, кто был в правовом поле, либо уйти совсем, либо заниматься бизнесом нелегально.

– В прошлом году большой резонанс вызвало предложение о введении «сухого закона» на время праздников. Насколько вообще может быть полезен для общества такой закон?

– Действительно, было обсуждение этой инициативы на уровне губернатора Челябинской области, прошли слушания в Общественной палате региона, но, на мой взгляд, подготовка к таким решениям должна быть более серьезной. Например, пришел человек на это обсуждение и говорит, что жители его дома устали от шума пьяных компаний. А потом выясняется; все дело в том, что у него под боком ресторан… Минуточку, мы говорим о запрете продажи алкоголя в магазинах, а не в ресторане.

На многих уровнях люди несерьезно подходят к вопросам подготовки законодательных инициатив. Недавно предложили, что индивидуальным предпринимателям нужно запретить продавать пиво, надо всех перевести в юридические лица. Якобы ответственность за нелегальный оборот у юрлиц в несколько раз выше, чем у ИП. Им кажется, что будет легче регулировать пивной рынок, однако это совсем не так. И что произойдет, если предприниматели, которые сейчас занимаются пивом, не захотят так работать, понимая грядущие сложности? Людей хотят выбросить на улицу, потому что кому-то что-то показалось. Мы уже устали возмущаться и не знаем, что ждать дальше. Откуда эти инициаторы берутся? И так постоянно! Было одно время: предлагали установить счетчики учета объема готовой продукции в декалитрах. Но на малые предприятия их невозможно поставить – вроде, поняли, отказались от этой идеи. Сейчас новая группа депутатов снова предлагает эти счетчики поставить, а аргументы против останутся прежними. ЕГАИС, онлайн кассы, лицензирование, которое мы никогда не пройдем, – одним росчерком пера можно оставить на рынке лишь крупные производства, которые принадлежат иностранцам, а российское пивоварение выкинуть, объяснив тем, что такие правила игры. Но кто эти правила пишет?

– Вы создали «Союз пивоваров Южного Урала». Какие цели ставятся перед этим партнерством?

– Я вижу задачу своего союза такой – научить людей, которые  принимает правовые решения, относиться правильно к нашей отрасли. Мы не хотим бороться, мы лишь хотим донести очевидное: ребята, все запрещая, усложняя и ограничивая, вы идете не тем путем. Еще одна наша задача – подсказывать. Например, у нас есть предложение, как вывести людей, которые прячутся, в правовое поле. Мы предлагаем адекватные меры, которые приведут в порядок огромное количество пивоварен от Калининграда до Владивостока. Мы хотим ввести что-то типа патента: заплатил деньги и работай спокойно. Тогда из своих щелей повылазят и маленькие пивовары, которым сейчас страшно выходить на открытый рынок. При этом государство будет видеть деньги и сможет все проконтролировать: если ты производишь пиво, но не брал патент, сразу должен возникнуть вопрос: «Ты откуда взялся?». Сейчас же этими нелегальными производствами фактически никто не занимается, министерства перекладывают проблему друг на друга.

– Вы также много говорите о культуре потребления. Удалось ли ее поднять?

– О культуре употребления пива в свое время заявлял Евгений Чазов, который был министром здравоохранения СССР в 1980-е годы. Он еще тогда говорил о том, что важно с крепкого алкоголя перевести людей на легкий алкоголь. Действительно, сейчас воспиталось поколение, которое не ходит с бутылкой водки знакомиться к родителям невесты. И водка перестала быть валютой. При этом никто из адекватных людей не говорит о том, чтобы совсем запретить людям употреблять алкоголь. В частности, недавно я общался на эту тему с ведущим российским экспертом в области проблем алкогольной смертности и алкогольной политики Александром Немцовым. По его словам, полный запрет и «кодирование» ведет к появлению различных заболеваний, психозам, самоубийствам.

Я уверен, что культура повысилась, и мне кажется, что сами пивовары вносят в это очень большую лепту, которую может быть кто-то не замечает. Пивовары – это приличные, воспитанные люди. И никому из них не нравится хамство, и никто не хочет видеть в своих мини-барах паразитов, которые могут прийти и испортить настроение. Поэтому изначально к ним приходят другие люди, это уже не просто какая-то пивная, где разливается – и понеслась драться на кружках. У нас проходят очень интересные концерты, культурные проекты, поэтические вечера. А эти посетители, в свою очередь, тянут за собой других – и общая культура употребления алкоголя, действительно, растет.

– Получается, вы своим примером перевоспитываете вполне взрослых людей с устоявшимися понятиями?

– Примером, действительно, можно перевоспитать. Если в зале 70-80 воспитанных посетителей, один, даже случайно попавший сюда, невоспитанный волей-неволей будет подстраиваться. Он один раз посидит в такой хорошей компании, а на другой раз ему уже не захочется идти в дурное место. И человек будет постепенно перестраиваться.

Конечно, мы не можем перевоспитать всех, в частности, тех, кто сидит дома, пьет неизвестно что, а на утро, чтобы не умереть от похмелья, едет в маршрутке и пьет пиво из горла. Кстати, в таких случаях многие говорят: «Вот, это пивной алкоголизм!». Но, подождите, а что он вчера пил, чтобы сегодня с утра за пиво схватиться?

– Предлагаю оставить грустные темы и немного поговорить о вашем заводе, который, несмотря ни на что продолжает развиваться.

– До того, как открыть завод, я шесть лет прожил в Москве. И когда друзья позвали меня обратно в Челябинск, я вернулся. На тот момент у меня уже был опыт в пивоваренной индустрии, поэтому я знал, что буду делать. Однако мы очень долго не могли открыться: у нас было готово пиво, но контролирующие органы не давали разрешения. Мой пивовар методично обивал все пороги с документами. И ему говорили: «Вы знаете, вот у вас табличка не та, вот нужно тут вписать один пункт, приходите через неделю…». Он приходил, ему говорили: «Вот у вас тут в абзаце слова надо поменять местами, приходите через неделю». Пиво было готово в августе 2011 года, а начали продавать мы его 1 ноября. За это время мы даже успели съездить в Москву и с пшеничным пивом занять первое место на дегустации пивоваров!

В день открытия мне реально было страшно, потому что была огромная очередь – причем люди ждали абсолютно молча. Это раньше очереди шумели, а сейчас народ никому ничего не рассказывает. И когда ты выглядываешь, а там огромная толпа народу и тишина, ты также на цыпочках, пока тебя никто не увидит, уходишь... Большое спасибо товарищам, которые не хотели нас долго открывать, потому что они помогли создать ажиотаж, они подогревали интерес к нам. У нас раскупили все пиво за два-три дня.

– Слушая вас, понимаешь, что пивоварение для вашей команды – это не только работа, а и творчество. Так ли это?

– Пивоварение для нас – это действительно не столько коммерция, сколько желание создавать что-то увлекательное, необычное. Сейчас мы купили еще одну пивоварню, она в четыре раза меньше чем та, что на первом этаже. И есть лабораторная пивоварня на 30 литров. Нам очень нравится экспериментировать, мы не боимся промахнуться. Мы уже знаем те сорта, которые будем вскоре запускать, и я хочу, чтобы мы что-то искали, чтобы каждый раз что-то новое выходило на рынок. Огромное количество сортов, которые хотелось бы попробовать сделать. И я думаю, что наш потребитель от этого только выиграет.

Фото Алексея Гольянова