Железная дорога… Не секрет, что своим появлением она изменила судьбу не только нашего края, но и всей страны.

150 лет назад, в 1867 году кабинет министров Александра II официально объявил о решении провести изыскания для определения направления будущей железной дороги.

Царь-освободитель, он освободил не только крепостных – своим решением он освободил путь на восток, будто выполняя завет Ломоносова о том, что российское могущество будет прирастать Сибирью….

Со строительством магистрали Урал, как по стальным рельсам, двинулся в новую эпоху. Жизнь здесь разделилась на до и после – не громоздкие барки-коломенки, а аккуратные вагончики повезли отсюда в центр России железо, лес, грузы. А в обратную сторону, обживая новые места, устремился людской поток. Сюда их манила возможность найти работу и свободную землю. Открылись ворота для нового покорения этих земель – Самаро-Златоустовская дорога соединила две части света, и на то время была единственным путём, связывающим Европу с Сибирью и Дальним Востоком.

Сырнички Сырникова и любовь ко всему русскому

Начну свой рассказ немного издалека: присматривала я недавно интересные рецепты кулича, и поиски завели меня на сайт Максима Сырникова, повара и большого любителя русской кухни.

Сейчас еда, готовка, гурманство – на пике моды, только начни переключать каналы – тут запекают, там маринуют, здесь нарезают. Приготовление пищи превратилось у некоторых людей в культ, то ли от избытка времени и средств, то ли, наоборот, от отсутствия иных радостей в жизни. Тем удивительнее было познакомиться с мыслями и рецептами настоящего патриота и хранителя наших национальных традиций. Максим Сырников – автор множества книг о русской пище, организатор кулинарных фестивалей. Он ежегодно совершает экспедиции по стране с целью обнаружения старых рецептов и популяризации русских блюд.

Редко встретишь человека, который не просто увлечён своим делом, но приносит огромную пользу своему народу, сберегая и восстанавливая нашу самобытность. Откуда возникает в людях это стремление? Воспитание, окружающая среда, случайность? Возможно. Но есть предположение, что огромную роль в этом играют гены… И, к моему удивлению, этот повар оказался правнуком Николая Гарина-Михайловского, про которого наш сегодняшний рассказ.

Снова и снова удивляясь известным фактам

Трудно рассказать что-то новое об известном человеке – биография писателя и инженера Николая Гарина-Михайловского довольно изучена. Кто-то читал «Детство Тёмы» и «Гимназисты», а кто-то знает Гарина-Михайловского как талантливого инженера-строителя железных дорог. Однако когда начинаешь знакомиться ближе с его биографией, личность этого человека поражает. Инженер и писатель, фермер и путешественник – чем бы ни занимался, всё он делал истово и талантливо. Разносторонние интересы Гарина-Михайловского не давали ему скучать: он то совершал кругосветное путешествие, то собирал фольклор. Живой ум позволял ему с лёгкостью реализовывать всё, за что бы он ни брался. Свои рассказы, повести, путевые заметки он писал буквально «на коленке», на ходу, не рассчитывая на лавры известного писателя.

К своей работе инженера-пректировщика он подходил нестандартно, стараясь использовать новаторский подход и необычные решения. Он строил железные дороги на Украине, на Кавказе, в Сибири и Болгарии, а с 1886 года судьба этого человека оказалась связана с нашим краем.

Гарину-Михайловскому доверили проектировать самый сложный участок Самаро-Златоустовской железной дороги – от станции Яхино до станции Вязовой. Укладывали пути одновременно с двух сторон от Уфы и Златоуста, а этот трудный участок не давал им соединиться. Местность, по которой должна быть проложена железная дорога, была сложной – где её пересекали многочисленные ручьи, где петляла река, где стояли высокие скалы. Инженерам это задача казалась трудноразрешимой, рассматривался даже дорогостоящий проект с тоннелем. Но Николай Георгиевич смог так спроектировать дорогу, что её назвали тогда произведением инженерного искусства, и этот вариант принёс огромную экономию государственных средств – миллион золотых рублей! Было построено около трёхсот различных сооружений: подпорные стенки, мосты, скальные выемки – сложный участок был покорён. И наконец, 8 сентября 1890 года, из Уфы в сторону до Златоуста прошёл первый поезд.

Три отметины сквозь столетие

130 лет прошло с той поры, а проезжая эти места, ни один человек, взглянувший в окно поезда, не останется равнодушным! Перед пассажиром открываются великолепные пейзажи и виды. Одно из красивейших мест - на подъезде к станции Вязовой. С одной стороны вздымаются громады серых скал, на которых качаются сосны, с другой, повторяя изгибы гор, змеёй бежит река Юрюзань. Меж ними вьётся серебряная нить железной дороги. Горы так близко-близко от вагонного окна, как будто наклоняются, грозя раздавить поезд, а речка, низко-низко – руку протяни и почувствуешь речную прохладу. Река, рельсы, скалы в слаженном единстве создают ощущение гармонии и слияния человека и природы. Мало у нас таких мест, где человек так органично бы вписывал свои сооружения в окружающую среду. Этот участок дороги, как симфония гения инженерной мысли Гарина-Михайловского.

Он выделялся даже среди своих современников, хотя серебряный век дал немало гениев во всех областях – своей работоспособностью, любознательностью, добросовестностью. Однажды Гарин-Михайловский был специально приглашён в императорский дворец, на встречу с Николаем II, который захотел лично познакомиться с этим удивительным человеком. И всё же талантливый писатель и инженер, плодами труда которого до сей поры пользуются тысячи пассажиров, не имеет памятника как такового. Очень скромный человек при жизни, он и после смерти не получил громких почестей. Четыре года провёл он в наших краях на изысканиях. В память о нём в Челябинске и Златоусте есть мемориальные доски, названа в его честь улица. Меж тем остались ещё в нашем краю места, которые с полным правом можно назвать памятными отметинами Гарина-Михайловского.

Отметина первая – выемки в скалах

Они невероятно живописны. Путь, пробитый в скалах, с изгибом, так что на первый взгляд не видно бреши, когда в них показывается поезд, такое впечатление, что он движется прямо из толщи горы. Будто развёртывается перед тобой невероятный спектакль, где надвигаются кулисы и оживают декорации. Вблизи эти каменные коридоры поражают размером.

Можно подняться по железнодорожной насыпи и ощутить это самому. Когда стоишь у подножья скалы и прикасаешься к её холодному серому боку, то от разности масштабов чувствуешь себя былинкой среди вздымающихся глыб. Подумать только – и всё это сделано вручную! Старые фотографии помогают представить, как это было – скрипят лошадиные подводы, копошатся работяги с деревянными тачками, переговариваются между собой инженеры в начищенных сапогах.

Отметина вторая – отводная стена

Почти не осталось подпорных стенок, которые сохраняли линию железной дороги от разливов реки Юрюзань. Если сто лет назад их аккуратные, выложенные каменными плитками бока тянулись не на одну сотню метров, ограждая опасные участки, то теперь большая их часть погребена под толщей отсыпки современной дороги. Тем ценнее для нас те места, где сохранились эти рукотворные каменные преграды. Например, одна из них вблизи станции Вязовой. Так ладно, так надёжно они сложены! Серый и розовый плитняк теперь почти полностью скрывает лишайник, но эта кладка не утратила ни крепости, ни изящества. Как не вспомнить определение идеальной архитектуры у Витрувия – «Польза. Прочность. Красота».

Где сейчас найдёшь такую постройку, что прослужит столько лет? Ну чем не аппиева дорога, чем не римские мосты! Ведь буквально: как сложена! Полукружьями отводит «стена Гарина» реку от дороги и направляет её в новое русло. Всё это – российская имперская основательность и ручной добросовестный труд. Очень жаль, что мы не желаем беречь это овеществлённое прошлое. Не время, а человек – главный враг этих памятников, за ненужностью разбирают постройки царского времени: тёсаные камни водонапорных башен, депо, стен уходят на фундаменты и гаражи. Продержаться целый век и - за одно десятилетие исчезнуть в небытие!

Отметина третья – могила дочери

Есть и ещё одно памятное место – скромное надгробие на кладбище города Усть-Катава. Глыба известняка, вытесанная в виде церковного аналоя, на котором лежит открытая книга. Есть и надпись – Варвара Михайловская. История этого надгробия – печальная страница в жизни Николая Георгиевича. Во время проектирования участка семья инженера четыре года жила в Усть-Катаве. Здесь у них рождаются сын Георгий и дочь Варвара. Это от имени сына Михайловский образует свой литературный псевдоним Н. Гарин. В Усть-Катаве были написаны повести «Вариант» и «Несколько лет в деревне», как и всё литературное наследие писателя, они во многом автобиографичные. Здесь, в возрасте трёх месяцев умирает от болезни его дочь. Долгое время могила была в запустении, но несколько лет назад стараниями руководства железной дороги памятник Вареньки был реставрирован. На его открытие почтить память предков приезжал из Санкт-Петербурга правнук инженера Максим Сырников.

В чём же оно – наше наследие?

Посмотрите документальный фильм Леонида Парфёнова «Цвет нации» о С. М. Прокудине-Горском. Там звучит мысль о том, что не осталось у нас истинно русских, как в Египте – египтян, и в Греции – греков, что с русской революцией рассеялся по миру цвет нашей нации, вся её соль.

Обидно, неужели только одной интеллигенцией сохраняется страна, неужели и впрямь мы себя растеряли? Во всех народных гуляниях нынче видится неискренность, люди в народных костюмах воспринимаются ряжеными, матрёшки и красная икра… Зачастую действительно от образа жизни русского человека остаётся только китч. Но к счастью, жизнь своими примерами доказывает обратное – даже здесь, в маленьком уральском городке, преподносит нам встречу с такими удивительными людьми, как правнук Гарина-Михайловского, воссоздающий нашу русскую пищу, или как знаменитый гусляр Дмитрий Парамонов, возрождающий музыкальные и песенные традиции.

Понимаешь, что, несмотря на волны преобразований в обществе, наше национальное самосознание жизнеспособно и стойко, что в России, как сто, двести лет назад, так и сейчас, появляются необычайные люди, способные вселять чувство гордости за свою страну. Далеки мы, конечно, до имперского лоска и стерляжьей ухи, но послушайте – сколько русскости таится в говоре и словечках наших бабуль и дедуль, посмотрите – сколько неброской красоты в любой самодельной вещи из деревенского быта, и поймёте, что подлинность сохраняется именно в простом человеке, в каждом из нас.

Полина Кузнецова, ст. Вязовая