Многое в нём южноуральцам известно: и мраморная Сугомакская пещера, и жемчужные Увильды поблизости, и старинная усадьба «Белый дом» в центре Кыштыма, наполненная тайнами подземелий суровых заводчиков. Известны и сами кыштымские заводы – один медеэлектролитный чего стоит! В нынешние времена добавились популярные спортивные и лыжные центры: «Провинция» в Слюдоруднике и «Егоза». Вдобавок история с пришельцем Алёшенькой, можно сказать, облетела весь мир.

Но многое остаётся за кадром наших представлений о Кыштыме. В канун юбилея города при участии движения «За возрождение Урала» выходит книга «Прогулки по Кыштыму», которая даёт возможность увидеть то, что мы обычно пробегаем мимоходом…

Старая церковь

Самый старый из четырёх кыштымских храмов – церковь Сошествия Святого Духа на Апостолов, расположенная на острове близ усадьбы Демидовых. Интересна история её появления. Если верить одной забавной легенде, то в 1755 году, спустившись с горы Егоза, осмотрев окрестности и начало строительства завода, Никита Никитич Демидов отобедал на острове и сказал: «Пусть народ ведает, где Никита обедает! Построить здесь храм!».

Это спонтанное решение и по сей день вызывает недоумение исследователей. «Церковь была заложена не в центре поселения и не на горке, на краю заводской слободы, а на острове посреди пруда, – пишет Г. Х. Самигулов. – Это совершенно нестандартное решение: чтобы церковь или мечеть были отделены от поселения водным пространством».

Архитектурный проект тоже был выбран не совсем обычный. Церковь строили с размахом: в два этажа, кирпично-каменную. Верхний этаж храма не отапливался, и службы там велись в летний период. Зато нижний, небольшой и тёплый, действовал круглый год. Церковь выстроили всего за пять лет. На Южном Урале это второй по времени создания каменный храм – старше него только Уйский (Троицкий) собор в Троицке. Так же это один из немногих храмов, выстроенных в стиле барокко, практически не подвергшийся перестройке…

Дом Дружининых

Рядом со старой церковью стоит большой дом, похожий на сказочный терем в окружении вековых лип, - дом полковника лейб-гвардии Московского полка Г. В. Дружинина (1818 - 1889), который женился на одной из наследниц заводчика Льва Расторгуева. Именно Г. В. Дружинин представил первые экспозиции чугунного литья на международных выставках, а затем более тридцати лет был, по сути, художественным руководителем Каслинского завода.

В начале 1850-х годов Григорий Васильевич строил свой дом основательно. Дом был рубленым; для венцов были заготовлены массивные брёвна из высокогорной лиственницы – все одного диаметра, тщательно обработанные растворами от возгорания и жуков-вредителей. Дом был в два этажа с нарядным крыльцом и фигурными балясинами, поддерживающими крышу с резным карнизом. На окнах – массивные резные наличники в традиционном русском стиле.

К дому была пристроена тёплая оранжерея – сооружение для тех времён диковинное; пристроена так, чтобы солнце освещало её с восхода до заката. При усадьбе был большой двор с конюшнями и амбарами. Ещё одна диковинка – глубокий подвал с отдельным входом и кирпичным дверным проёмом. Ходили легенды, что это часть подземного хода, ведущего к Белому дому по дну заводского пруда. На деле всё проще – это был ледник, в который зимой укладывали лёд, чтобы летом сберегать продукты.

Кыштымская усадьба Дружининых со временем, естественно, менялась, но главное здание сохранилось – даже тяжёлая дверь с латунной ручкой осталась на своём месте…

Кыштымский госпиталь

На дореволюционной панораме заводского пруда выделяется белоснежное здание с четырьмя парами колонн – здание Кыштымского госпиталя. Наследники Льва Расторгуева строили его с размахом. Это был двухэтажный дом с колоннадой на всю ширину парадного фасада, с двумя небольшими флигелями по обе стороны здания, объединённые каменной оградой. Комплекс госпиталя служил своеобразным отражением господского дома на другом берегу пруда.

Кстати, заводчики сочли, что столь хороший дом отдавать целиком под госпиталь «коштовато», накладно, и устроили в нём… игорный дом для развлечения господ – веселье, танцы, карты, рулетка. В 1860 году первый этаж всё же был выделен под больничный стационар, а на втором этаже по-прежнему принимали и развлекали заезжих гостей. Конец «дурному соседству» положил управляющий Кыштымским горным округом П. М. Карпинский. Сразу по приезде в Кыштым, в 1887 году, он распорядился передать все помещения и надворные постройки, которые использовались не по назначению, непосредственно госпиталю.

Спустя век старинное здание неожиданно снимется в кино – в фильме Владимира Макеранца «Губернатор» по одноимённой повести Леонида Андреева. Всполохи первой русской революции, недовольство рабочих и волнения, камни, летящие в окна губернаторского дома, – всю эту атмосферу нужно было достоверно передать. В том фильме роль губернаторского дома и сыграл кыштымский госпиталь, а в массовых сценах выступили сами кыштымцы, которые по такому случаю нашли в бабушкиных сундуках вещи начала ХХ века…

Везёт же на врачей!

Но самое удивительное – люди, которые в госпитале работали. Начало большой медицине в Кыштыме положил выпускник медико-хирургической академии в Петербурге Дмитрий Петрович Никольский (1855 - 1918). Талантливый 27-летний врач и организатор, он с 1882 года лишил заводчиков и земскую управу покоя, расширяя лечебную практику. Среди научных интересов – производственные заболевания и травматизм. Заводчикам бурная деятельность молодого врача пришлась не по душе. В 1888 году Д. П. Никольский был вынужден вернуться в Петербург. В дальнейшем он станет доктором медицины, видным русским гигиенистом, организатором комиссии по охране труда.

В тяжёлые годы после революции кыштымскую больницу возглавил 34-летний доктор Степан Дементьевич Нарбутовских, блестящий хирург, имевший практический опыт на полях сражений Первой мировой войны. Сначала он справился с эпидемией тифа и серьёзно перестроил больницу. Затем на десятилетие оставил Кыштым – его стараниями в Свердловске был создан и открыт физиотерапевтический институт, который действует и сегодня.

Народный дом

В 1913 году на берегу городского пруда появилось новое здание с большим куполом – Народный дом, главный «очаг культуры» дореволюционного Кыштыма. И вправду, к началу ХХ века сильно чувствовалась нехватка культурного пространства. Журналисты тех лет отмечали, что «жизнь на заводах идёт убийственно скучно, однообразно, люди томятся или у заводского горна, или в конторах. Развлечений, не относящихся к области кабака и карт, мало».

Сначала под народные развлечения перестроили расположенный на берегу склад флюсов, оборудовав в нём зрительный зал на 80 мест и комнаты для кружков. Сразу же начали свою работу библиотека, народный театр, хор педагогов и врачей, а также струнный оркестр рабочих и служащих чугунолитейного завода. Однако в 1911 году старое деревянное здание склада сгорело. Новое же здание оказалось верхом эклектики: его фасады отличались обилием архитектурных деталей, портал был выделен массивными пилонами, имел широкий арочный вход, а окна на боковых фасадах были подчёркнуты романтичными наличниками.

После революции Народный дом стал театром имени М.  Горького, где работал вполне профессиональный драматический коллектив. Когда по соседству с Кыштымом появится Озёрск, часть кыштымских актёров переберётся в «запретку», где стараниями И. В. Курчатова ещё до пуска первого реактора откроется свой театр. Они и составят основу труппы и даже горьковское название оставят за собой…

Женская прогимназия

Ещё одно двухэтажное здание из красного кирпича на дореволюционных открытках было на виду: внушительное, солидное, с большими арочными окнами. Это здание на берегу реки Кыштымки было построено в 1907 году специально для женской гимназии. По тем временам открыть гимназию – дело хлопотное: для этого требовалось Высочайшее повеление императора. Но наличие гимназии сразу же повышало статус города, поэтому земства осознанно шли на такие траты.

Женская прогимназия в Кыштыме оказалась первой и единственной в заводском округе. Первый набор составил 138 девушек: дочери дворян, духовенства, зажиточных и состоятельных людей. Рассказывают, что в Кыштымскую гимназию приезжали учиться даже из Екатеринбурга. Воспитанниц обучали разным наукам, домоводству, танцам, хорошим манерам, музыке. При гимназии была создана первая в городе детская библиотека, в которой было около двухсот книг религиозного и светского содержания.

Между тем история гимназии в её классическом виде длилась недолго – одно десятилетие. После революции в здании гимназии открылась школа, которая готовила учителей начальных классов, а в годы Великой Отечественной войны в гимназических стенах разместился эвакуированный из Ленинграда педагогический институт имени А. И. Герцена. Сегодня двухэтажная гимназия словно спряталась в тени и зелени старых ив и тополей…

Путешествия чугунного фонтана

Одной из визитных карточек Кыштыма, безусловно, был чугунный фонтан на заводской площади. Хотя в истории с фонтаном много туманного. Достоверно неизвестно, когда он появился. Есть предположение, что фонтан был установлен к столетию города в 1857 году по инициативе Г. В. Дружинина.

Кыштымский фонтан оказался необычным во многих отношениях. Он являлся сложным гидротехническим сооружением и работал на естественном перепаде воды. Служил как украшением, так и источником воды для жителей. Фонтан состоял из четырёх чаш разных по диаметру, расположенных строго горизонтально, и вода стекала из него ровной тонкой стеночкой из чаши в чашу. В. А. Весновский отмечал, что «жители пользуются из него водой» – подносят, как к водонапорной колонке, вёдра, фляги и бидоны. Старожилы рассказывали, что люди, желающие увидеть «кыштымское чудо», приходили пешком из Каслей, Карабаша, Уфалея.

Удивительное дело, но фонтан в Кыштыме вместо того, чтобы «стационарно коротать десятилетия», оказался «путешественником». В середине XIX века он располагался на центральной площади, а затем был перемещён на территорию демидовской усадьбы, был действующим на протяжении почти всей советской эпохи. Сегодня уникальный чугунный фонтан ждёт второго рождения и… нового переезда. В 2015 году вместе с общественной историко-культурной организацией «Феникс» и екатеринбургскими реставраторами было предложено перенести старинный фонтан в сквер на берегу речки Кыштымки…

Сбежавший памятник

Мраморный памятник в честь отмены крепостного права 19 февраля 1861 года, который стоял на центральной площади, теперь можно увидеть лишь на старом фото. Памятник возвели в 1885 году на средства мастеровых кыштымских заводов – тех самых потомков приписных крестьян, которые поднимали город и тянули лямку заводских повинностей.

Памятник Александру Освободителю – это именно памятный знак. На двухъярусном постаменте с четырьмя царскими орлами была установлена высокая колонна из серого уральского мрамора, увенчанная короной. На нижнем ярусе – чугунные плиты со словами из указа императора об освобождении крестьян, на верхнем – четыре изображения икон святых императорского дома Романовых. Вокруг памятника была ажурная чугунная ограда.

Но сменилась власть – сменились и символы. В 1918 году снесли стелу с короной и царских орлов, сбили плиты, а на постамент установили гипсового вождя пролетариата В. И. Ленина. В 1974 году началось благоустройство центра – памятник разобрали, а на его месте установили бюст Карла Маркса. Чугунная ограда исчезла, и судьба её неизвестна. Часть постамента, увенчавшись фигурой Ленина, оказалась в посёлке Тайгинка – на площадке перед школой…

Два Калинина

В Кыштыме есть два памятника «всесоюзному старосте» М. И. Калинину: один в сквере перед Белым домом, второй – на территории Кыштымского машзавода. Такая любовь к видному деятелю советской эпохи – не предмет идеологии, а благодарность за помощь после большого пожара 1921 года.

Занялось 25 мая в полдень. Солнце буквально накалило склад купоросного масла, и вспыхнуло пламя. Через считанные минуты пожар охватил целый квартал – горожане остановить его были не в силах. Очевидцы рассказывали, что это была невероятной силы огненная буря, охватившая сотни домов и сметавшая всё на своём пути. В тот день сгорело почти 700 домов, школа, детский дом, склад с продовольствием - над городом стоял запах сгоревшего хлеба и жжёного сахара.

Вскоре после несчастья в Кыштым приехал М. И. Калинин, чтобы на месте оценить масштабы трагедии. Чуть ли не весь город собрался на площади у Белого дома. Михаил Иванович, выступавший с балкона, сразу перешёл к простому диалогу: чем нужно помочь. Тут же было принято решение о выделении строевого леса на льготных условиях, бесплатных гвоздей, скоб. Свои обещания Калинин сдержал – необходимые средства (20 миллиардов рублей в ценах 1921 года) были выделены. В итоге Кыштым всего за два-три года сумел заново отстроиться…

Родина отечественного перфоратора

Производственная история лишь на первый взгляд может показаться скучной – что может быть интересного по ту сторону заводской проходной? Между тем в Кыштыме было немало новинок, которым можно удивиться.

Например, старейший Верхне-Кыштымский литейный завод, что примыкает к демидовской усадьбе, в начале 1930-х годов, после десятилетнего простоя и послереволюционной разрухи сменил профиль и стал машиностроительным. Славу ему принёс перфоратор, бурильная машина…

В 1934 году на машзавод приехал Серго Орджоникидзе: обошёл все цехи, поговорил с рабочими, записал на память, что необходимо для нормальной работы завода. Именно тогда ему показали новый перфораторный цех, оснащённый передовым технологическим оборудованием. Показали и первый отечественный перфоратор, выполненный «в пику» американцам. Даже устроили соревнование: за минуту кыштымский бур углубился в твёрдую породу на 35 сантиметров, а самый лучший «американец» прошёл лишь 27 сантиметров.

С этого соревнования Кыштымский завод, ставший машиностроительным, получил всесоюзную известность.

Золотой шлам

Богатым на производственные тайны окажется и Нижне-Кыштымский завод, ныне медеэлектролитный, который в начале ХХ века приобрёл англичанин Лесли Уркварт и организовал на нём первое в России электролизное производство.

После революции и Гражданской войны завод пришлось восстанавливать. За это отвечал технический директор Георгий Николаевич Киселёв, талантливый самоучка, знавший главную тайну производства: богатство завода складывалось не только из меди, но и сопутствующих металлов. Помнил, как Уркварт с величайшей аккуратностью, до единой крупиночки, собирал невзрачный порошок, похожий на грязный песок, который оставался на дне ванн после растворения пластин меди, - шлам. В нём содержалось большое количество селена, теллура, серебра и золота. Уркварт заставлял рабочих промывать шлам, пропаривать серной кислотой, просушивать на чугунных сковородках. А потом это богатство упаковывалось в ящики и под видом суррогата отправлялось в Англию. Там оно превращалось сначала в сплав Доре – сплав серебра и золота, а затем, после аффинажа, выходили слитки чистого металла.

Таким богатством не разбрасываются! Поэтому вместе с восстановлением электролизных ванн в Кыштыме была отремонтирована и шламоплавильная печь. Удивительное дело, но и в пореформенные времена, когда всё вокруг разваливалось, КМЭЗ останется на плаву, в том числе благодаря шламу…

Кремлёвские звёзды, кыштымские то ж

«Химические опыты» с медным производством – а именно в Кыштыме изготовят первые партии отечественного селена (1928) и теллура (1932) – привели к неожиданным результатам.

Так, первые партии кыштымского селена стали историческими и символическими одновременно – они пошли на производство рубинового стекла для звёзд Московского Кремля. Первоначально в 1935 году, после демонтажа с кремлёвских башен двуглавых орлов, звёзды были сделаны из высоколегированной стали и красной меди с драгоценными уральскими самоцветами: топазами, аквамаринами, аметистами.

Но через год звёзды потускнели. Тогда в 1937 году им на смену пришли новые светящиеся рубиновые звёзды. Рубиновое стекло было сварено на Константиновском заводе по рецепту московского стекловара Н. И. Курочкина. В этом рецепте одним из ключевых элементов стал кыштымский селен: он придавал стеклу глубокий насыщенный ярко-красный цвет и стоил дешевле, чем добавки золота…

Тайны динамитного завода

Ох, уж этот Уркварт! Под его началом в 1916 году у подножия горы Егозы был построен ещё один завод – динамитный. Строили на совесть: кирпич в несколько рядов укладывали на известковый раствор с яичными желтками – да так, что позднее сколько ни пытались мужики подручными инструментами разобрать кладку, у них ничего не получалось. До сих пор полуразрушенные стены стоят среди сосен.

Динамитный завод в Кыштыме, можно сказать, жил весьма состоятельно. На самом производстве – идеальная чистота. Все ходили в тапочках, пуговицы на одежде деревянные, чтобы никакой искры. Тем не менее динамитный завод в Кыштыме взрывался – и несколько раз. Первый взрыв прогремел в 1919 году, во время Гражданской войны – завод частично взорвали белые, отступая на восток. Этот взрыв породил легенду: при отступлении у Голой сопки завязался бой между красноармейцами и белогвардейцами, которые ни много ни мало сопровождали «золотой обоз» в стан А. В. Колчака.

Знаменитое «золото Колчака» стало настоящей кладоискательской Меккой. Народ пытался проникнуть на сам завод, обманывая и подкупая охрану, его окрестности оказались изрыты лопатами кладоискателей. Усердствовали и сами динамитчики – приходили пораньше на работу, чтобы успеть «покопать», отлучались в обеденный перерыв, а то и вовсе забывали свои производственные обязанности. В итоге один из взрывов буквально разметал всё производственное оборудование, оставив лишь «яичные» стены. Рассказывают, что воздушной волной в районе Егозинки повыбивало все стёкла в домах.

Официальная версия: ошибка при смешивании серной кислоты и глицерина. Но есть предположение, что завод был ликвидирован силами сотрудников ОГПУ-НКВД, уставшими от назойливых кладоискателей и бесконечных аварий, - они разом взорвали все подземные коммуникации, хранилища, шурфы и разогнали посёлок у подножия Егозы так, что и духу не осталось…

Не канифоль!

Близ Егозы было ещё одно производство – его следы до сих пор сохранены в посёлке Канифольном. В Кыштыме со стародавних времён успешно добывали живицу - сосновую смолу, которой лечили раны, ожоги, язвы. Из неё получали канифоль – вещество, известное всем музыкантам и радиолюбителям, умеющим работать с паяльником; и скипидар – лучший растворитель для масляных красок, запахом которого пропитана мастерская любого художника. Эту сосновую смолу-живицу по-научному и называли так - терпентин.

В 1928 году стараниями треста «Лесохим» в Кыштыме был построен терпентиновый завод. Но основная работа шла на лесных делянках – именно здесь проводилась подсечка спелых сосен, которым делали надрезы под острым углом (точно так же добывают берёзовый сок). Весной в леса устремлялись сборщики, причём у каждого были свои секреты, как правильно делать подсечку: подрежешь высоко – получишь много живицы, но не той, что хотелось бы в идеале; подрежешь низко – смолы стечёт мало. На самом заводе были установлены медные котлы для плавки и варки живицы. Кстати, на Южном Урале он был не единственным – такой же завод построили в Сатке, чтобы «десятки тысяч тонн драгоценного сырья-живицы не пропадало бесполезно»…

Прибытие поезда

В истории любого города есть события, которые меняют ритм его жизни и его облик. Таким событием, естественно, стало прибытие поезда.

Скорость, с которой строили 200-километровую ветку от Челябинска до Екатеринбурга, потрясает. По архивным материалам, «осенью 1894 года было приступлено к работам по заготовке материалов по всей линии и осенью же начаты земляные работы от Челябинска. На всей линии к производству работ приступили весной 1895 года. 6 сентября 1895 года была начата укладка пути, а окончена 12 ноября 1895 года. К зиме дорога была вчерне окончена, и с 1 декабря 1895 года было открыто временное движение с перевозкой пассажиров и частных грузов».

Первый поезд прибыл в Кыштым в декабре 1895 года, хотя новая дорога работала в тестовом режиме. «В сентябре 1896 года дорога была освидетельствована особою комиссией, которая признала её вполне оконченной. Правильное движение на дороге было открыто 15 октября 1896 года».

Тем осенним днем 1896 года на только что отстроенной станции было особенно многолюдно. Первый «официальный» поезд привёл кыштымец Д. А. Крючков. На вокзале поезд встречал управляющий Кыштымским горным округом П. М. Карпинский, вручил машинисту хлеб-соль. Затем один из первых начальников железной дороги А. А. Генцов по всем железнодорожным правилам ударил в колокол, давая знать об отправлении поезда. Этот колокол был отлит в 1892 году в Самаре на литейном заводе купца Буслаева.

Пройдёт больше века, и именно он вновь напомнит о себе, известив в июне 2004 года об открытии нового здания вокзала на станции Кыштым…

Тихомировский мост

Новое всегда притягательно. Особым магнитом был железнодорожный мост через Нижне-Кыштымский пруд. Этот мост, стоящий на двух сложенных из камня величественных колоннах, соединённых надёжной металлической конструкцией, в Кыштыме называют шедевром инженерной мысли. И это справедливо, хотя в сравнении с другими мостами через большие реки Кыштымский проигрывает в размерах: полная длина через пруд – 50 метров, а высота – 11 метров. Его строил талантливый инженер-строитель Николай Михайлович Тихомиров. У него уже был опыт строительства мостов и переходов в сложных горных условиях на участках Самаро-Златоустовской железной дороги. Небольшой мост тем не менее занял основательное время – пока он строился, в 1895 году у инженера Тихомирова родилась дочь. В строительстве Кыштымского моста Н. М. Тихомиров применил технологии, которые затем применит при возведении моста через Обь, положившего начало Новосибирску.

Четыре радиозавода

Ещё одно превращение произойдёт в конце 1950-х годов, когда уже будет выстроена по соседству атомная «Сороковка» – Озёрск. За десять лет был построен город, на который работала вся страна. В качестве компенсации за опасное соседство в 1955 году в недрах партийного руководства вызрела идея построить 16 радиозаводов. Для огромного Союза, только что оправившегося после военного лихолетья, это было бы немного. Но суть в том, что только в одном Кыштыме намеревались построить целых четыре!

В этом же году Кыштымский горисполком принял решение о выделении четырёх площадок. Зимой 1956 года на новую площадку прибыли строительные батальоны, а как только сошел снег, строительство закипело. Возводили не только завод, но и… тюрьму. Строительство по соседству с секретным объектом целого города серьёзно увеличило число населения с вытекающим «человеческим фактором». В Озёрске по понятным причинам капитальная колония появиться не могла, поэтому выбор пал на Кыштым. По логике тех лет объединили сразу три строительных объекта: тюрьму, радиозавод и радиогородок.

Летом 1958 года в небо поднялась заводская труба, а в 1959 году был сдан первый корпус. По ходу строительства грандиозные планы скорректировали до приемлемых: и вместо четырёх радиозаводов построили два, да и то объединили в один….

Беспилотник в огороде

В советские годы самой известной продукцией Кыштымского радиозавода был радиоприёмник «Кварц» – за месяц с конвейера сходило по 20-30 тысяч приёмников. Сегодня же известность Кыштыму принесли беспилотники. Хотя работа с беспилотной техникой, где человека заменяет умный электронный радиомозг, в Кыштыме велась с начала 1960-х годов.

Именно тогда на радиозаводе появилось небольшое изделие для беспилотных самолётов-мишеней, копировавших лётные «повадки» реальных истребителей, – малогабаритное бортовое устройство, принимающее команды с земли. Высокое качество этого изделия, без которого беспилотник ничего не стоит, однажды обойдётся заводу… в целую машину овощей.

Однажды в Оренбургской области одна из мишеней размером с «МиГ» и весом в полтонны потеряла управление и рухнула в огород местной жительницы, буквально перепахав весь урожай картошки и моркови. На радиозавод пришла рекламация, в которой кыштымцев обвиняли в неисправном блоке управления. Помятый блок пришлось достать вместе с мишенью и, готовясь к крупному штрафу, привезти в Кыштым. Однако на испытательном стенде блок «заговорил», он оказался полностью рабочим – и выдал ошибочную команду с земли. Претензии с завода были сняты. Тем не менее кыштымцы снарядили машину с овощами и отправили хозяйке огорода. Рассказывают, что старушка, увидев привезённую компенсацию, ничуть не возражала, чтобы и в следующий раз к ней в огород что-нибудь прилетело…

С высоты птичьего полёта

К середине 1970-х годов кыштымцы и сами не заметили, как центр городской жизни потихоньку перебрался с бывшей заводской демидовской площади на горку – в сторону радиозавода. Здесь и людей было больше, и веселее, и динамичнее, в отличие от старых традиционных одноэтажных частных подворий, отделённых от мира заборами и крытыми воротами.

Под занавес советской эпохи один проект объединил всех горожан – в 1983 году в районе радиозавода вознеслась в небо телевизионная вышка. Её монтаж был впечатляющим зрелищем. Сначала вышку возвели с нуля до отметки в 161 метр. Оставшиеся 52 метра устанавливал вертолёт, который работал в Кыштыме три дня, с 24 по 26 мая. Именно эти дни и запомнила кыштымская детвора: могучая машина, разрезая своими лопастями воздух, восемь раз поднималась в небо. Во время последнего подъёма монтажники установили 24-метровый шпиль весом в семь с половиной тонн. Высота ретрансляционной башни составила 213 метров!

В итоге Кыштымская телевышка на 17 метров превысила «столичную», Челябинскую, которая считалась гордостью всей области. И по сей день ретранслятор в Кыштыме остаётся самым высоким на северных просторах Южного Урала, словно венчая собой историю этого удивительного города…

Вячеслав Лютов, Олег Вепрев