Создается впечатление, что эти снимки десятки лет лежали в пыльных исторических архивах, а на самом деле на них запечатлены наши современники.

– Сейчас снимать стало проще, – говорит Алексей, – купил дешевую цифровую камеру или дорогой телефон, приобрел палку для селфи и снимай себя любимого или любимую: губы бантиком, ножку на носочек... А ведь когда-то фотография была таинством, которое не требовало суеты и вершилось в загадочной темноте лабораторий...

Некоторые фотографы используют мокро-коллодионный процесс с одной целью — имитация старины. Но это, считает Алексей, ветвь тупиковая. Серебряков говорит, что фотографии в технике Скотта Арчера имеют особую пластику, которая способна раскрыть душу человека. Современная камера отражает мгновенные эмоции: например, выдержка установлена на 1/60 или 1/80 секунды – как говорится, лови момент! Здесь же человек сидит перед камерой четыре минуты, о чем-то задумывается и погружается в себя. Держать все это время одну маску - ну, никак не получится! После репетиции перед съемкой человек успевает уже чуть-чуть устать, расслабиться, и это помогает ему выглядеть естественно. Вот как-то пришел к Серебрякову человек, успешный, молодой, понтовый, а через некоторое время загрустил: оказывается, он вспомнил маму, которая недавно ушла из жизни. И на его фотографии уже не было привычной маски пофигительства и бравады. Он был таким, каким есть на самом деле.

Люди, которые приходят на съемку к Серебрякову, никогда не просят, чтобы он подретушировал им морщины. Эти морщины заслуженные! В них отражен нелегкий, извилистый путь жизни человека. Впрочем, не всегда нелегкий. Коко Шанель, например, имела на этот счет свое мнение: «Если у вас нет морщин, значит, вы мало смеялись в своей жизни».

Не все модели равнозначны. Бывает, что Серебряков находит интересный типаж, но этот человек перед камерой ведет себя равнодушно. В этом случае фотограф сам режиссирует снимок: сделай так, сделай этак! А другой – сам пытается найти какой-то образ и участвовать в процессе. Так или иначе, но Серебряков детально помнит всех, кто у него снимался, и каждого по-своему ценит. А таких людей у него уже десятки...

Девушки, увидев фотографии в стиле ретро, становятся с Лешей заметно добрее и сразу начинают кокетничать: «Ах, как здорово, я тоже такую хочу!». Не очень удобно отказывать женщинам, но приходится. И на это есть веские причины. Мокро-коллоидный процесс не только трудоемкий, но еще и опасный, и дорогой. Например, стандартная емкость с раствором серебра стоит полторы тысячи долларов, остальные компоненты — немногим дешевле. Плюс работа в перчатках и в противогазе с риском потерять здоровье — химикаты очень токсичны.

Фотограф Дмитрий Островский, присутствовавший на одной из съемок Алексея Серебрякова, сказал:

– Далеко не каждый решится работать в такой технике. Мокро-коллодионный процесс требует терпения и большой подготовки. Но это путь к совершенству, это борьба за право называться фотохудожником. А это понятие, к сожалению, в последнее время значительно девальвировалось.