Виртуоз мирового класса

Начнём с цитаты:

«…Алексей Архиповский, встреченный несколько недоуменными аплодисментами, выступил так, что на этом программу вечера следовалo бы закрывать. Виртуоз мирового класса, владеющий балалайкой даже не в совершенстве, а за пределами понимания, он своим десятиминутным этюдом наглухо «закрыл» все показанные до него технические трюки, да и в музыке был изобретательнее на порядок».

Из репортажа с фестиваля, посвященного 60-летию американской компании Fender (одного из мировых лидеров среди производителей музыкальных инструментов, в частности, электрических и акустических гитар).

Вот какой талантливый музыкант и композитор играл в тот вечер на сцене концертного зала имени Сергея Прокофьева! Концерт получился архисложным: рвались струны на балалайке, барахлила и капризничала звуковая аппаратура. Но маэстро преодолел все! И переполненный зал многократно взрывался мощной волной аплодисментов. Его долго не хотели отпускать со сцены.

Алгебра и гармония тесно связаны

После концерта удалось задать Алексею несколько вопросов.

– Ваши увлечения в детстве весьма разнообразны: настольный теннис, фотокружок, физико-математический факультатив. Почему все-таки победила музыка?

– Вы знаете, алгебра и гармония, они тесно связаны. Но мой отец очень хотел стать музыкантом. Он учился и играл. Говорят, что дети зачастую воплощают мечты отцов. Видимо, мне это удалось.

– Туапсе – город морской. А вас в море не тянуло? За романтикой и приключениями.

– За романтикой меня не тянуло. Но море в детстве оказалось самым лучшим собеседником. Даже хотел поступить в какое-нибудь морское училище, чтобы быть с ним вместе.

– Могли бы вы определить основные достоинства вашего характера? Кто оказал наибольшее влияние на их формирование: родители, школа, музучилище?

– Иногда мне кажется, что мои достоинства - они же мои недостатки. Это, наверное, прежде всего, упрямство. И еще то, что я не злой. Пожалуй, никто по отдельности не оказал на меня наибольшего влияния. Все постарались понемножечку. Конечно, основа – это родители. А в музучилище я уже расхлебывал последствия становления собственного характера.

Челябинская публика самая радушная и отзывчивая

– Какой зал вы можете назвать самым благоприятным для вас и вашей балалайки?

– Зал, публика которого внимательна, настроена и имеет какое-то место в душе, которое я бы мог заполнить своей музыкой. А если конкретно, то это (хотя я там не играл) зал миланского оперного театра «Ла Скала».

– Где вам игралось труднее всего?

– Сегодня на концерте. Струны рвались одна за другой.

– Где публика самая радушная и отзывчивая?

– Также сегодня концерте (смеется).

– Как велика программа концертов в честь вашего юбилея?

– Я не считаю их. Приглашают, и я еду.

– Велика ли ваша коллекция музыкальных инструментов?

– Коллекцию инструментов не собираю. Только то, что остается после длительного пользования. После замены, поломки…

– Имеются ли у вас пристрастия в еде и одежде?

– В еде пристрастий не имею. В одежде выбираю то, что легче и проще.

– С кем бы вы хотели сыграть вместе в концерте?

– Не хотелось бы кого-то выделять. И потом, одно дело – мечтать, а совсем другое – сложится ли совместное выступление.

Бардовская песня – тоже фольклор

– Как вы себя чувствовали на Грушинском фестивале авторской песни перед многотысячным залом Горы? Своя ли это для вас публика?

– Мне было очень интересно там выступать. Там состоялось, в сущности, испытание на прочность: огромная незнакомая разношерстная аудитория. Понравится ли им то, что я делаю на сцене?

– Фольклор – это тупик? Или живое направление в современной музыке?

– Думаю, дело тут даже не в самом фольклоре. И потом, смотря что понимать под этим словом... Бардовская песня – тоже фольклор. Если рассматривать этническую музыку, то ее нужно просто оживить, приблизить к современной жизни, к современному сознанию. И тогда она действительно станет помогать жить, перестанет быть музейным экспонатом.

– Как вам работалось с Людмилой Зыкиной?

– Она – великая женщина. Во всем. Поэтому считаю важным отметить, что она имела удивительное чутье, в том числе и музыкальное. Она сама – гениальный самородок. Из тех редких вокалистов, кто одинаково трепетно относится и к музыке, и к слову.

– Как вас воспринимают за границей: как русскую экзотику или как профессионального музыканта (коллегу)?

– Вряд ли сейчас меня воспринимают как экзотику. Потому что играю универсальный музыкальный материал. В нем нет сильного фольклорного акцента. Хотя мне иногда говорят: то, что я играю, все равно этника. Потому что балалайка придает моей музыке характерные оттенки.

Я не репетирую, а живу этим

– Был ли (и есть ли) у вас кумир в музыке?

– Паганини.

– Есть ли у вас домашние животные?

– Нет. Мы с женой столько гастролируем, что не с кем было оставлять домашних любимцев.

– Как происходит ваше общение с поклонниками вашего таланта?

– Я к ним очень тепло отношусь. Случается, что после удачного концерта подходят люди, так сказать, «с перевернутыми глазами». Они, можно заметить, смотрят «внутрь собственной души». Это для меня наивысшее достижение. Мне нравится наша отечественная публика. У нее понимания больше.

 

– Сколько часов в день вы репетируете?

– Я не репетирую, а живу этим. Иногда тружусь много часов, даже чрезмерно. Можно сказать, до слуховых галлюцинаций.

– Ваши пожелания зрителям и коллегам-музыкантам?

– Занимайтесь любимым делом.

Алексей терпеливо отвечал на вопросы, хотя время уже было позднее, и он сильно выложился на концерте. Однако хотелось спрашивать еще и еще. А еще более хотелось слушать его удивительную игру.

Потому что каждому из нас хорошо бы послушать его балалайку живьем хотя бы раз в жизни. Как достойный факт биографии. Чтобы потом сказать внукам: «Я был на концерте великого русского музыканта Алексея Архиповского».

Наша справка

Алексей Архиповский родился 15 мая 1967 года в Туапсе Краснодарского края. Страсть к музыке передалась от отца, который в детстве играл на гармошке, а в 50-х годах на аккордеоне. В девять лет поступил в детскую музыкальную школу по классу балалайки. По окончании музшколы дал первый сольный концерт из двух отделений. В 1982 году поступил в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных на отделение народных инструментов в класс В. Е. Зажигина. В 1985 году стал лауреатом III Всероссийского конкурса исполнителей на народных инструментах. С 1989 года – солист в Смоленском русском народном оркестре под управлением В. П. Дубровского. С 1998 года - в Государственном академическом русском народном ансамбле «Россия» под руководством Л. Г. Зыкиной. В 2002–2003 годах начал сотрудничать с SNC (центр Стаса Намина). Участвовал в качестве солиста в фестивалях российской культуры, проходивших в США, Китае, Южной Корее, Германии, Франции, Испании, Болгарии. В 2007 – 2009 годах участвовал в проекте Дмитрия Маликова «Пианомания», играл на заключительном гала-концерте фестиваля «Славянский базар», на открытии I кинофестиваля Андрея Тарковского в Иваново и т. д. Выступал на различных джазовых фестивалях в России и за рубежом, радио и телепередачах, правительственных концертах и саммитах. Активно гастролирует с концертами по городам России и за рубежом.

Михаил Богуславский, фото Алексея Гольянова