Писатели, историки, краеведы обсуждали роль нашего региона в формировании геокультурных смыслов от доисторической эпохи до ближайшего будущего, которое наступает уже сегодня.

Аксаковские цитаты в российском гимне

Один из инициаторов евразийского проекта ЗВУ Владимир Литвинов отметил, что нынешнее заседание евразийского клуба проходит уже после того, как на самом верху было принято окончательное решение: саммиты глав-государств стран ШОС и БРИКС пройдут в Челябинске в 2020 году. Это символично: Южный Урал, пройдя по исторической спирали, вновь оказывается в центре мировых событий.

Писатель Кирилл Шишов в своем докладе напомнил, что Южный Урал был родным местом для известных русских писателей. Здесь родился Гавриил Державин, который, в гроб сходя, благословил Александра Пушкина и его поколение. А он в свою очередь «заставил» Сергея Аксакова писать после того, как услышал рассказ о степных буранах. Сергей Тимофеевич много лет провел в имении Аксаковых под Белебеем, на территории нынешней Башкирии. Кстати, как свидетельствует Кирилл Шишов, там сейчас замечательный музей, достойный того, чтобы нынешние родители привезли хотя бы раз туда своих детей.

Но русская культурная преемственность, замешанная на просторах Южного Урала, этим не заканчивается. Сыновья Сергея Аксакова, Константин и Иван становятся лидерами славянофильства. Последний принимает активное участие в освобождении Болгарии от турок. И его болгары даже приглашают стать их царем. А в современном гимне России, написанном Сергеем Михалковым, Кирилл Шишов слышит буквально цитаты Аксакова-публициста: «Терминология нашего гимна опирается на славянофильскую идеологию».

Кремль и Кыштым в одном ряду

Писатель и краевед Вячеслав Лютов рассказал о возможном (и даже крайне желательном) участии Челябинской области в книжной серии «Национальное достояние России», осуществляемой екатеринбургским издательством «Банк культурной информации».

Это серия больших полноцветных альбомов. В 2017 году вышла первая книга «Прогулки по Кыштыму». Изданная к 260-летию этого южноуральского города на русском и английском языках, она стала своего рода эталоном современной краеведческой литературы, в котором культура текста соответствует уровню фотоматериалов. Альбом стал победителем в номинации «Лучшее краеведческое издание популярного характера» на областном конкурсе «Южноуральская книга – 2017».

В начале нынешнего года в серии вышла книга о Московском Кремле. И тоже стала издательским событием, была даже презентация ее в Совете Федерации. Вячеслав Лютов подчеркнул это неслучайное соседство, справедливо отметив, что Кыштым по своей роли в истории не теряется на фоне Кремля: «Если мы говорим о национальном достоянии России, то они и должны идти в одном ряду». Как и многие другие славные и по сию пору скрытые для взгляда со стороны южноуральские города.

С учетом решения Президента России провести саммиты ШОС-БРИКС в Челябинске возникла идея сделать в рамках серии «Национальное достояние России» альбом и о самом Челябинске. Причем тут сразу букет идей. По словам докладчика, даже рассказ о двух соседних челябинских площадях – Революции и Театральной – будет красочным и содержательным. А можно было бы рассказать о картинной галерее, поведав как о пассаже Яушевых, где она сейчас располагается, так и о самой коллекции, где есть настоящие шедевры.

Ловушка для метеоритов

Доктор культурологии, автор научного бестселлера «Всемирная история женщины» Салим Фатыхов предложил из современности перенестись в доисторические времена.

По оценкам ученых, 73 - 85 тысяч лет назад случился второй, удачный выход человечества с африканского континента. После катастрофического взрыва вулкана Тоба на Суматре на Земле воцарилась зима. Многие биологические виды погибли. Но одна популяция человека в две тысячи особей сумела выйти из Африки на Аравийский полустров, а потом перекочевала на полуостров Индостан, где обитала в течение 30 тысяч лет. Следующее оледенение заставило древних людей перебраться через Гиндукуш.

Эта общность пересекла казахские степи и вышла на Южный Урал, чтобы далее отправиться на Алтай. Там, как полагает Салим Фатыхов, происходит формирование современного европейского национального субстрата.

Общие предки многих европейских народов 18 тысяч назад лет жили на Алтае, потом стали откочевывать по евразийским просторам, а по ходу возникали разные культуры. «Но основные этнические группы формировались уже на территории Северного Казахстана и на Южном Урале, что подтверждается, в частности, топонимами и оронимами. Они возникли, как минимум, пять-шесть тысяч лет назад и до сих пор сохраняются», – подчеркнул исследователь. Среди таковых он упомянул Аджигардак. Это название, как полагает Салим Фатыхов, по первому этимологическому уровню (Ажи – «ожог», Дахак – «дыхание») весьма близко к авестийскому Змею-Горынычу Ажи-Дахаку (позднее - зароастрийский Захак, сербский и татарский Аждаха, башкирский – Азрака). Он нередко пролетал над горами и долами, оставляя за собой необычный облачно-огненный цвет. Исследователь считает, что речь может идти о метеоритах. Более того, согласно гипотезе Салима Фатыхова, Южный Урал является зоной выхода пород из глубин земли. Металл, содержащийся в них, создает своего рода гравитационную ловушку, которая притягивает метеориты.

Но куда важнее, и это уже не просто гипотезы, что именно здесь формировалась евразийская, индоевропейская культура.

Как Лавров и Шойгу

Историк и писатель Алексей Шляхторов в своем докладе «Князь Горчаков и Туркестан» продолжил свой исторический сериал о противостоянии России и Англии, теперь уже по окончании Крымской войны.

Русские решили продвигаться в Туркестан в противовес англичанам. В ответ восстала Польша, вновь стала складываться антирусская коалиция. Чтобы отвлечь силы противника, русские отправили к берегам Америки две морские эскадры – одну к Сан-Франциско, другую к Нью-Йорку. Блокировать русский флот англичане не смогли. «Россия фактически спасла Америку», – отметил Алексей Шляхторов.

Это парализовало волю англичан и французов, что дало нам возможность идти в Туркестан. «Грамотно сработали тогдашние Лавров и Шойгу – Михаил Горчаков и Дмитрий Милютин, – провел историческую параллель докладчик. – В Сирии так примерно и происходит».

Но главное: евразийская модель поведения России оказалась эффективнее атлантической, основанной на принципе «обманывай и грабь». Лондон всегда ставил на хаос. России же хаос был не нужен никогда.

Жемчужина или мина?

Эксперт Уральского отделения «Изборского клуба» Андрей Болдырев давно следит за процессами в Центральной Азии. На сей раз он поразмышлял на тему будущего Ферганской долины.

Этот благодатный край, жемчужина и сердце Средней Азии, богатый к тому же полезными ископаемыми всегда был единым регионом, но был разделен сначала административными, а потом и государственными границами трех стран: Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.

С Ошских событий 1989 года (конфликт узбеков и турок-месхетинцев) начинается полоса нестабильности. Докладчик насчитал как минимум пять серьезных межэтнических конфликтов только в текущем десятилетии. Ситуация осложняется фактическим отсутствием демаркации границы на многих участках.

Но главный вызов стабильности региона – боевики, которые воевали в Сирии, а теперь оказались выдавленными оттуда. Уходят они в том числе на северо-восток, в направлении Ферганской долины и тлеющих конфликтов. Так, по мнению Андрея Болдырева, практически в подбрюшье России формируется мина замедленного действия.

Мир становится сложнее

О тенденциях развития мировой культуры размышлял в своем докладе краевед, зампред правления «Русского культурного центра» Юрий Доронин.

Тема настолько актуальная, что изменения, которые происходят в этой сфере, идут в тот самый момент, пока мы говорим о них. А исследователи в своих статьях говорят не о стабильности даже, а о чаемой «стабильности потока изменений». При этом все говорят, что мы стоим на пороге огромных перемен, которые затронут каждую страну и каждого из нас.

Тренды, которые попытался вывести Юрий Доронин, противоречивы даже на уровне формулирования. К примеру, универсализация и дифференциация культуры. То есть выработка общих для всех жителей планеты форм жизнедеятельности, но с сохранением культурного плюрализма. При этом известная формула Д. С. Лихачёва о диалоге культур натыкается на реальность: в разных культурах есть такие вещи, которые примирить нельзя.

Между тем сегодня очевидно, что та страна, которая «отщипнет» самое лучшее из мировой практики, в итоге выиграет. Надо учиться всему, чему можно научиться. И опыт Китая тому - позитивный пример.

С другой стороны, в апреле вышла статья помощника Президента РФ Владислава Суркова «Одиночество полукровки. 14+», в которой он предрек столетия геополитической изоляции России. И это тоже реальность.

Еще одним трендом докладчик назвал феномен постмодерна, не только в культуре, но и в истории, философии. Во всех областях человеческой деятельности.

Интернет изменил человечество. Сейчас там варится огромная социальная группа, которая отличает своих от чужих. Чьи цели непонятны исследователю. Эти люди охотно выражают свой протест власти. И при этом практически недосягаемы ни в прямом физическом, ни в идеологическом смысле. Виртуальная культура вообще мало исследована.

Еще один тренд – альтернативные проекты: неоконсервативные, экологические, фундаменталистские. Очевидно, идет какой-то поиск.

Наконец, развитие науки. Возможно, самый существенный тренд, воздействующий и на культуру. Наука сегодня, по мнению докладчика, определяет все. Технологии становятся синтетическими, происходит неведомое ранее слияние совершенно разноплановых дисциплин. Юрий Доронин назвал в качестве примера биоэкогеогуманитарные и жизнеподобные технологии и, конечно, искусственный интеллект. По его мнению, это уже сейчас приводит к серьезной культурной и социальная дифференциации. Она настолько глубокая, что осмыслить ее пока не представляется возможным.

Мир усложняется. При этом меняется отношение населения к элитам. Элиты не способны решить современные проблемы и не могут изменить мир к лучшему. Это становится всеобщим убеждением.

Возможно, поэтому человек стремиться спрятаться в виртуальном коконе. «Что такое «умный дом»? И кто выйдет оттуда на поверхность?», – задается отнюдь не риторическим вопросом докладчик.