Участниками стали студенты профессиональных театральных мастерских со всех вузов страны. Мы встретились с художественным руководителем фестиваля, заведующей кафедрой ТИС ЧГИК Еленой Калужских и обсудили, какое театральное будущее ждет нас в ближайшие годы.

И радость, и гордость

– Как всегда, первый вопрос посвящен итогам фестиваля. Как все прошло?

– Фестиваль завершился и оставил после себя ощущение большой радости и гордости за то, что мы это сделали, потому что такого масштаба еще не было. Первый наш фестиваль был региональным, потом мы вышли на всероссийский уровень, но больше пяти - семи коллективов вузов у нас не собиралось. В этом же году участвовало 12 вузов, 16 профессиональных мастерских, было показано 18 спектаклей, проведено три мастер-класса и круглый стол. Фестиваль шел с десяти утра до десяти вечера нон-стоп. Мероприятия проходили на разных площадках, включая малую сцену театра драмы имени Наума Орлова. На закрытие к нам приехала заслуженная артистка РФ Инга Оболдина и призналась после завершения фестиваля, что такой потрясающей атмосферы нет нигде, провела параллель с московским КВН – у наших ребят была такая же потрясающая энергия.

– Как удалось подтянуть к себе такое большое число участников?

– Благодаря моей команде. Когда на закрытии очень много говорили обо мне как об организаторе, мне стало неловко, потому что один человек не может сделать фестиваль, это работа команды. Немного уточню: обычно у нас фестиваль проходит в марте, то есть, если учебный год начинается в сентябре, есть полгода на подготовку. В этот раз, в связи с тем, что мы выиграли грант Росмолодежи, мы должны были следовать нескольким условиям – и одно из них было таково, что фестиваль должен пройти в этом календарном году. Кроме того, по условиям, которые мы сами выдвинули, когда подавали заявку на грант, у нас должно было быть не менее 15 коллективов, не менее 200 участников, из них 130 – иногородние. Пришлось в сжатые сроки решать задачу, которую фактически мы поставили сами себе. Большую помощь в подготовке и проведении фестиваля оказали Игорь Бармасов, Олеся Коляда, Владимир Филонов, Евгений Шолохов, Константин Томилов, Валентина Стеценко – можно и дальше перечислять имена тех, с кем мы на протяжении этого времени работали в одной команде. Мы вложили очень много сил, и я сейчас понимаю, с кем я хочу и могу работать.

А судьи кто?

– У вас было очень представительное жюри. Как вы считаете, почему столь уважаемые в театральном мире люди выбрали ваш фестиваль?

– Действительно, в составе жюри в этом году были режиссеры Нана Абдрашитова и Кирилл Вытоптов, профессор кафедры актерского мастерства СПбГИКиТ Наталья Суленева, критик Владимир Спешков, директор Челябинского государственного молодежного театра Галина Братышева, актриса Инга Оболдина и я, художественный руководитель фестиваля. Считаю, за то время, что существует фестиваль, нам удалось его раскрутить и доказать его уникальность. На это положено десять лет, мы заработали имя, и теперь оно работает на нас.

– В чем же изюминка вашего фестиваля?

– Как сказал Кирилл Вытоптов, «это реальная возможность собраться в одном месте и увидеть, какое у нашей страны театральное будущее, потому что завтра эти ребята получат дипломы и выйдут в жизнь». К нам приезжают мастерские из вузов со всей страны. В этом году мы впервые пригласили кукольные мастерские из Перми и Новосибирска. Многих  потрясла работа с куклой студентов Новосибирского театрального института. На фестиваль прилетала ректор вуза Яна Глембоцкая поддержать своих студентов. Они играли пьесу Мартина Макдонаха «Королева красоты» в ее переводе. Мы были поражены тем, насколько великолепно они работают, куклы у них абсолютно живые – не во многих профессиональных кукольных театрах такой впечатляющий уровень увидишь! Кроме того, мы даем возможность студентам в течение недели общаться, сравнить опыт друг друга и уехать с какими-то определенными профессиональными выводами.

Концепция нового уровня

– Как формируется программа?

– Нам высылают спектакли, а мы делаем отбор. Всегда стараемся выстроить максимально разнообразную палитру. Повторюсь, в этом году впервые у нас было два кукольных спектакля, один детский, а остальные драматические. Но и тут был разбег: от классики («Обрыв» Гончарова), до совершенно новых драм – «Наташина мечта» Ярославы Пулинович и «Торч» Юлии Зелениной.

– Как я понимаю, каждый раз вы выстраиваете новую концепцию. От чего это зависит?

– Каждый раз концепция фестиваля кардинально отличается. Во многом из-за того, что меняется профессиональный уровень участников. Не будем забывать, что изначально у нас был региональный фестиваль, в котором принимали участие даже любительские театры. Сейчас же мы можем видеть срез студенческих мастерских и проводить сравнительный анализ даже внутри вуза, так как одно учебное учреждение может выставить несколько своих коллективов. В этом году нас поразили участники из Барнаула: они привезли две мастерских, и оба спектакля стали лауреатами, причем спектакль «Еще до войны» Анны Вахрамеевой получил высшую награду. Нана Абдрашитова подчеркнула, что каждый день было какое-то открытие.

– Нынешнее поколение, по утверждениям многих психологов, не умеет выражать свои чувства из-за отсутствия живого общения. Насколько сложно работать вам с такими учениками?

– За те четыре года, что они со мной, проходит колоссальное превращение. Они приходят из другой жизни, закрытые, настроенные на то, чтобы общаться с миром через телефон. И целый год уходит на то, чтобы помочь им пробраться к себе, отрыть себя, понять, как им выразить себя в этих обстоятельствах. Это все невозможно без доверия. Они начинают думать: а как это, выйти и свою душу вынуть, можно же обмануть, и вообще – быть актером это в принципе обманывать зрителя. Но обман и в том, что актерская профессия – обман. Такая тавтология. Потому что, если ты живой человек, именно твоя индивидуальность проявляется в роли, и зритель именно на нее находит отклик. И с каждым годом это делать все сложнее.

Отпускать тяжело

– Какая дальнейшая судьба у студенческих спектаклей?

– Студенты за четыре года обучения нарабатывают репертуар, чтецкий и драматический. И в основном этот репертуар становится дипломным. Ребята представляют свои роли и защищают их. Делают разбор роли и сдают устный экзамен. После этого спектакль умирает. И таков театр – он здесь и сейчас. За редким исключением, когда студенческая труппа становится театральной. Такое случается, но наша задача -  подготовить ребят к тому, чтобы они могли работать в любом театре.

Для меня эта тема очень жива и свежи воспоминания, потому что я только что выпустила курс. Я взялась за спектакль «Он» – режиссерская версия пьесы «Анна и Полина» челябинского журналиста и театрального критика Андрея Ваганова. Мы потратили очень много сил и времени, в начале работы я думала, что все будем мобильней, но мы выпустили спектакль не в декабре, как планировали, а только в марте. Сколько раз они успели его сыграть? А ведь июнь – и все! Вуз закончен. И вот он последний показ… Такая профессия. Кстати, меня так сильно зацепил этот материал, что я сделала два спектакля, еще один с мастерской новой пьесы «Бабы» и ведущим актером Молодежного театра Вячеславом Косаревым. Надеюсь, что тот спектакль будет жить долгие годы. А тот, что ставили студенты, – только в моем сердце.

– Насколько тяжело отпускать учеников и вместе с ними спектакли?

– Спектакль – это не результат, а мощный процесс, чтобы ученики ушли вдохновленные и благословенные. Моих выпускников нынешнего года разобрали по театрам страны: теперь они и в Уфе, и в Кинешме, в Челябинске, Златоусте, Кургане, Москве – это навскидку. Конечно, тяжело отпускать, потому что это маленькая жизнь. А с другой стороны, это большая радость, что они уходят наполненные друг другом, тобой, ты знаешь, что они в твоем сердце и частица тебя в каждом из них.

– Фестиваль завершился. Многие организаторы уже на следующий день начинают думать о следующем проекте. А вы?

– За две недели до начала фестиваля и, конечно же, во время того, как он длился, я спала по два-три часа, не из-за волнения, а из-за того, что кипел адреналин, была мощная концентрация. Сейчас, после того, как мы тепло и душевно проводили всех участников, для меня наступает момент анализа, радости и гордости за то, что мы сделали. Уже затем я буду выходить на новую концепцию и строить новые планы.

Фото пресс-службы ЧГИК