Этот профессиональный праздник работников СМИ приурочен к дате выхода первой российской печатной газеты «Ведомости», основанной указом Петра Великого. 2 января 1703 года (13 января по новому стилю) вышел, как сейчас бы сказали, ее «пилотный номер». И хотя название праздника недвусмысленно относит нас к напечатанному типографским способом слову, прогресс неумолим. Вслед за радио и телевидением появились интернет-издания. А газеты и журналы многим кажутся уходящей натурой. Самые смелые эксперты и вовсе предрекают победу новых способов массовых коммуникаций. Среди них называют, в частности, телеграм-каналы.

Председатель Союза журналистов Челябинской области и член областного совета движения «За возрождение Урала» Светлана Яремчук, выступая на днях на пресс-конференции заметила: «Телеграм-каналы уже конкурируют с традиционными СМИ за первенство. Во время магнитогорской трагедии они выступили в качестве поставщиков онлайн-новостей, оставив в тени старые издания. И это заставляет серьезно задуматься над тем, какими будут СМИ в 2019 году». Она также добавила, что не все традиционные СМИ, в которые, как правило, вкладываются немалые деньги, осознали в полной мере конкуренцию. Пока многие «хорохорятся и пытаются всеми способами доказать, что они еще нужны».

Светлана Григорьевна полагает, что для традиционных СМИ «еще не все потеряно, они смогут выжить в этих условиях, если сумеют трансформироваться, нарастить компетенции и перестроиться в новые медиа».

Признаюсь, меня что-то насторожило в словах уважаемой коллеги. И мы сейчас вместе попытаемся понять, что именно здесь не так.

Начнем с определений. Что такое «Телеграм»? Это интернет-мессенджер, то есть программа, позволяющая пересылать сообщения со смартфона на смартфон посредством Интернета.

Оставим в стороне претензии к создателю мессенджера Павлу Дурову со стороны силовиков. Скандал был громкий, а «Телеграм» как существовал, так и существует, несмотря на объявленное Роскомнадзором стремление его заблокировать. Так вот, этот мессенджер позволяет человеку сделать своего рода подписку на конкретного пользователя. И тот будет высылать всем какие-то сообщения. Что-то вроде блога или аккаунта в соцсети, только не читатель приходит к его автору в гости, а наоборот – его заметки автоматически попадают в ваш смартфон в тот же момент, когда они «выходят из-под пера». Это и есть суть телеграм-канала.

Некоторые из таких каналов довольно популярны. Самый известный – «Незыгарь», на сегодня у него более 200 тысяч подписчиков. «Незыгарь» сделел имя на так называемых «инсайдах» – кулуарной информации якобы из верхних эшелонов российской власти. До сих пор неизвестно, кто его автор или, скорее всего, авторы. Анонимность «Незыгарю» придает особую перчинку. Есть в этом что-то из шпионских фильмов. Ну или из детских игр.

В какой-то момент сама модель анонимных телеграм-каналов стала модной. Не только в столице, но и в регионах появились многочисленные подражатели. Есть среди них и челябинцы. Это, как правило, журналисты и политтехнологи. Правда, в отличие от «Незыгаря», действительно имеющего доступ к информации, о которой не пишут СМИ, последователи наследуют лишь форму. Все должно быть загадочно и нескучно. Но если нет пресловутого «инсайда», его приходится заменять слухами. А что делать-то?

И вот тут я вернусь к тезису Светланы Яремчук, чтобы довести ее мысль до логического завершения. Ничто не ново под луной. Загадочные «телеграмеры» в сущности используют те же коммуникационные преимущества, которые позволяли в недавнем прошлом бабушкам на лавочке составлять конкуренцию газетам и телевизору. Говорю без иронии. Сплетни в силу своей скандальности и сугубо частного – с ушка на ушко – характера передачи обладают удивительным даром убеждения. Даже умный человек не поверит, но задумается об услышанном.

В отличие от журналиста, которому в обязательном порядке нужно если не доказать, то по меньшей мере аргументировать свой тезис, сплетницы и слухеры лишены такой обязанности. Их не притянут в суд, как поступили бы в СМИ, им не выскажут сомнения в комментариях, как сделают в социальных сетях. Бабушка-сплетница или анонимный телеграм – это коммуникация в одну сторону: «Не веришь, не надо».

Вот хотя бы поэтому настоящая журналистика нужна, и не исчезнет в ней необходимость. И журналистику с ее «скучными» или там «несовременными» принципами необходимо поддерживать и оберегать. В том числе ресурсом и авторитетом Союза журналистов. Не должна она трансформироваться и перестраиваться по образу и подобию телеграм-каналов. Ибо в противном случае ее не станет.

В дни магнитогорской трагедии именно анонимщики из «телеграм-каналов» усиленно распространяли слухи и панику. И делали это весьма оперативно, тут не поспоришь. Целей было две. Кто-то хотел, как говорится, «поймать хайп», ощутить себя популярным. Это свойство людей, страдающих комплексами. Другая цель – вполне конкретна и, судя по всему, оплачиваема: дискредитировать губернатора Бориса Дубровского. Но именно достоверность и оперативность информации, исходящей от официальных источников Челябинской области сделали эту попытку тщетной.

В заключение – еще одна любопытная и вполне официальная информация для размышления. В конце прошлого года правоохранители задержали автора телеграм-канала с двусмысленным названием «Устинов троллит» (намек на бывшего генпрокурора). Им оказался свердловский политтехнолог Александр Устинов. Его обвиняют по статье вымогательство. Через свои интернет-ресурсы, в том числе и «анонимный» телеграм-канал, политтехнолог распространял клевету на конкретных людей, а потом пытался договориться с ними о «сотрудничестве» за деньги. Такая «бизнес-модель» называется информационный шантаж. Все-таки для чистоты сознания полезно называть вещи своими именами.