Когда люди в белых халатах малодушно бездействуют. Жуткая сказка, не правда ли? И гораздо более жутко от того, что в нашем мире это не выдумка глумливого писателя, а иногда – реальная история, в которой всё-таки должен появиться волшебник.

Катенька Шандер - желанный для мамы с папой малыш. Вторая дочка в дружной и счастливой семье, где царят мир и улыбки. Всё, как на картинке с обложки журнала, как в книжке: красавица-мама, папа-защитник, не по годам смышлёная старшенькая дочка и крошечная очаровательная младшенькая.

Но идиллии не суждено было продлиться долго – Катенька серьёзно заболела. По какой-то неведомой причине она начала задыхаться и уже не могла дышать без специальной трубочки-трахеостомы. Счастливая, беззаботная жизнь мгновенно превратилась в кошмар, который усугублялся тем, что никто не мог сказать точно, что же случилось с Катенькой и что нужно сделать, чтобы она снова стала здоровой.

- Врачи говорили: «Скоро всё само пройдёт», - вспоминает мама Кати, Анна Шандер. - Но как такое возможно, что у ребёнка серьёзная проблема и что она сама пройдёт? Она же не могла возникнуть из ниоткуда. Наверно, есть какая-то медицинская причина, по которой ребёнок не может дышать? И эту причину никак не хотели находить. Когда я просила, чтобы нас направили в Москву или Питер на обследование, мне отвечали: «Зачем? Всё само пройдёт».

Время тянулось очень медленно. Месяц… Второй… Полгода… И ничего не происходило. Хотя, почему же? Катерина росла, развивалась, училась сидеть, хлопала в ладоши, радостно улыбалась родителям и смеялась. Беззвучно. И беззвучно плакала, как маленькая Русалка, лишённая голоса. И не было таких долгожданных первых «агу» и «мама». И ответ на всё это был один: «Не знаем, что. Пройдёт само».

- В какой-то момент я поняла, что дальше сидеть и ждать бессмысленно, и начала искать способы, чтобы можно было узнать причину, почему это происходит, и к чему мне готовиться в дальнейшем: будет мой ребёнок полноценным или придётся жить с какими-то проблемами, - говорит Анна. - В итоге нам согласился помочь известный в Израиле лор-врач Ари Диро. Мы получили счёт от клиники и объявили сборы.

Доктор Ари Диро - ведущий специалист в области детской отоларингологии, применяющий самые современные эндоскопические методы хирургии. Его имя на слуху у каждой мамы, столкнувшейся с серьёзными проблемами дыхания у своего ребёнка. К этому специалисту едут пациенты со всего мира, потому что знают – он поможет. Как добрый волшебник. В тех случаях, когда по каким-то причинам другие специалисты боятся\не хотят\не берут на себя ответственность поставить диагноз и начать лечение. И не нужно слов о том, что обратиться в Израиль, – не патриотично и расточительно, потому что талантливые люди – это не гордость и достояние какой-то одной страны, а гордость всего мира. Никто не обвинит другого в том, что человек купил диск британского исполнителя или поехал отдыхать в Таиланд. Но, к сожалению, подчас наше общество не верит в необходимость обращения к зарубежной медицине.

Анна чувствовала, что в Израиле её семье помогут. И была права. В Израиле Катеньке практически сразу же поставили диагноз. Причиной, по которой девочка не могла дышать, была гемангиома, доброкачественная опухоль, которая выросла внутри трахеи и перекрывала доступ воздуху. Было назначено лечение.

- Там, куда мы попали, пациент – не безвольное «нечто», которое ставят перед каким-либо фактом. Он получает всю информацию о заболевании и вариантах его лечения. И всегда есть возможность задать вопрос доктору: стоит ли ждать, какие факторы могут быть, повлиять на что-то. Там разговаривают не только с мамой, но и с ребёнком. Родителей заболевших малышей учат не бояться проблемы, которые могут возникнуть в домашних условиях. У нас такого нет, - с сожалением констатирует Анна. - Даже элементарно, когда я просила поменять трубку, потому что там развивалась инфекция, мне говорили: «Ничего не надо делать. Не надо туда лазить». Ну, как не надо, если видно, что там не всё в порядке? В Израиле таких проблем нет, потому что там маму учат менять трубку и проводить всю необходимую обработку.

В России не раз были ситуации, когда ребёнок во время игры случайно вырывал трахеостому и умирал, потому что мама не знала, как её вставить обратно, а «скорая» не может приехать мгновенно, и это печальный факт. В Израиле же существует практика: детей, которым только установили трахеостому, не выписывают из больницы, пока мама не научится всем обязательным навыкам ухода за оборудованием: как пользоваться катетерами, как поступать в той или иной ситуации, что делать, если ребёнок вырвал трубку.

На лечение Катеньки была потрачена немаленькая сумма. Но семья Шандер ни разу не столкнулась с отсутствием помощи в сборе средств на поездки. Как считает мама Кати, одним из факторов успешных сборов стала абсолютная прозрачность складывающейся ситуации. Они не скрывали проблему.

- Я не ожидала такого, - признаётся Анна, - Я просыпалась рано утром от того, что на телефон постоянно поступали сообщения о переводе денег, а через Интернет я видела, что переводят не только люди, но и предприятия, и фирмы перечисляют нам помощь с четырьмя и пятью нулями. Мне начали писать многие люди, с которыми мы по сей день дружим семьями. Сначала я боялась немного, что все осудят, но потом стало плевать. Я видела цель и к ней шла. Хотя были люди, которые говорили: «А что, вот у них машина новая, пусть продадут». Они не понимали, что я не могу её продать, потому что она в кредите и что мой ребенок такой, что передвижение с ним без машины нереально. Некоторые говорили: «А что кредит взять нельзя»? Да столько денег никто бы не дал.

Когда лечение Катеньки уже было начато, и о маленькой девочке-Русалке, которой нужна была финансовая помощь, заговорили в СМИ, откуда-то всплыли те, кто отказывался обследовать Катю здесь, в Челябинске, кто не выдавал направление на обследование в Москву и Санкт-Петербург. Предлагали сначала свою помощь, а потом, услышав отказ, со злобой кидали вслед: «Если не помогут в Израиле, то и в России помогать не будем». Но семью Шандер эти угрозы уже не пугали.

Лечение оказалось эффективным и, как показали обследования, была необходима не только медикаментозная терапия, но и несколько хирургических вмешательств. Без них Катенька так и осталась бы Русалочкой. Доктор Диро сотворил для семьи Шандер чудо, вернул маленькой девочке полноценную счастливую жизнь. А по сути – просто выполнил свой врачебный долг.

Сейчас, по прошествии четырёх лет, о тех страшных событиях напоминает только небольшой шрам на шее. Девочка ходит в садик, без устали болтает и каждое утро радует маму, папу и старшую сестру своим заливистым смехом.

- Когда всё закончилось, я села и выдохнула. И уже потом поняла, что болезнь Катеньки очень многое изменила. Я стала другая. Мне теперь в жизни ничего не страшно, - признаётся Анна. - Я принимала это не как какую-то кару Божью, а как испытание меня, нашей семьи, всех моих близких и знакомых, которые не отвернулись, а протянули руку помощи. Эта ситуация поменяла мою жизнь: я ушла со своей прежней работы, нашла своё любимое дело. Я поняла, что должна жить, радоваться каждому дню, каждому моменту, я должна заниматься любимым делом и могу не делать то, что мне не нравится, я имею на это право.

Семьям, попавшим в подобную ситуацию, Катенькина мама, Анна Шандер, советует верить в своего ребёнка, в то, что его обязательно вылечат, что найдутся доктора, которые не спасуют перед сложным диагнозом, а протянут руку помощи, и пусть это будет другой город или другая страна – не важно. Не нужно стесняться, если вы видите, что по каким-то обстоятельствам вашему ребёнку не оказывают помощь. Не сомневаться, не останавливаться, обязательно искать в Интернете все возможные пути, врачей, клиники, читать форумы, общаться, консультироваться. Чем больше информации - тем лучше.

- Всё получится: придёт помощь, откликнутся люди, если вы будете верить в своего ребёнка. Даже в самых тяжёлых ситуациях, даже когда лечение не помогало, я не опускала руки и верила в своего ребёнка. Я была уверена, что Катенька выздоровеет, что она пришла в этот мир, чтобы сделать что-то великое. Она очень сильная девочка.

xxx

Беда случается не только с теми, кого мы не знаем. Иногда горе приходит в дома к нашим близким и друзьям. С Вероникой Тимофеевой из города Луховицы мы знакомы уже больше десяти лет и всегда активно переписывались. Она очень талантливая спортсменка, лыжница и биатлонистка, мама двух детей.

Младший сын Вероники, Артём, всего через несколько месяцев после рождения серьёзно заболел, оказался в реанимации и пережил клиническую смерть. Сейчас мальчику почти три года, он дышит через трахеостому, не может не только ходить и ползать, но даже сидеть. Вся пройденная реабилитация оказалась малоэффективной – Артёму, действительно, нужна помощь зарубежных специалистов.

https://vk.com/club126683720

Карта Сбербанка России 4276 8400 4893 0521 Вероника Алексеевна Т.

Виктория Шиятая

Фото: из личного архива семей Шандер и Тимофеевых