В 2015 году его возглавил Антон Шарпилов. Южноуральские поисковики всегда были на хорошем счету в стране, но нынешней команде удалось вывести на качественно новый уровень взаимодействие отрядов, повысить уровень проводимых мероприятий, вовлечь в орбиту своей деятельности новых членов. Не случайно вот уже второй год подряд именно челябинцам доверяют провести военно-поисковые сборы участников поисковых объединений Уральского федерального округа «К поиску готов!».

Если не мы, то кто?

– Антон, почему вы лично решили заняться поисковой деятельностью?

– Очень многое идет из семьи. Отец говорил: жизнь надо отдать Родине, любовь – женщине, а честь – никому. Если мы не будем сохранять память о подвиге наших прадедов, то кто этим займется? В школе, колледже, а потом и в вузе я принимал участие во встречах с ветеранами, в организации концертов к 9 Мая.

На одну из таких встреч в агроуниверситете к нам пришел Олег Геннадьевич Грознецкий, руководитель общественной организации «Союз ветеранов боевых действий» по Центральному району Челябинска. Он рассказал, что занимается поисковой деятельностью, со своим поисковым отрядом «Русь» и центром патриотического воспитания «Росток» выезжает на места боев времен Великой Отечественной войны и предложил нам также принять участие в этой работе. В феврале 2011 года мы с группой студентов-единомышленников приняли решение о создании поискового отряда «Сварог».

Первая наша поездка была в Ленинградскую область. Когда видишь незахороненных со времен Великой Отечественной бойцов, понимаешь, что есть огромное поле для работы. Причем поиски останков погибших солдат – это лишь самая заметная часть работы. Не менее важна информационно-просветительская деятельность. Ведь основная цель организации – увековечивание памяти погибших при защите Отечества. В центре внимания в такой работе должна быть молодежь. И мне приятно видеть, как меняются ребята. Они взрослеют, появляется ответственность и понимание того, благодаря кому и чему они сегодня живут мирной жизнью на своей земле.

– Расскажите о своей текущей работе.

– Региональное отделение Общероссийской общественной организации «Поисковое движение России» в Челябинской области объединяет сегодня 30 отрядов. Это примерно 420 человек от 14 лет и старше. Кстати, сейчас формируется детский поисковый отряд на базе областного центра дополнительного образования детей. В отряд войдут школьники из Челябинска и близлежащих районов. Отряды из Челябинской области выезжают в места, где воевали южноуральцы, а также принимают участие в масштабных всероссийских проектах.

Кроме полевых поисков, существует большой и очень важный пласт архивной работы. Мы помогаем родственникам погибших узнавать о судьбе своих близких, следим за состоянием воинских захоронений и мемориалов, проводим выставки. Сегодня есть необходимость редактировать областную Книгу памяти. Этим занимается один специалист областного архива, вопрос явно требует проработки.

Не для галочки

– Что дает молодому человеку участие в поисковой работе?

– Ну представьте, что ребята на 20 дней, как это сейчас называется, покидают зону комфорта. Находясь в полевых условиях, они получают навыки выживания и психологическую подготовку. Эти знания и умения пригодятся юноше не только для службы в армии – у нас, бывало, что мы и без света оставались, и природные катаклизмы происходили.

В экспедициях мы стараемся выделять сутки-двое на культурную программу – знакомство с близлежащими городами, походы в музеи, осмотры достопримечательностей. Такая общекультурная подготовка ценна сама по себе. Но если речь идет о ребятах из социально неблагополучных семей, это, бывает, единственная возможность для них расширить свой горизонт, увидеть страну.

Кстати, участники нашего движения на протяжении последних полутора лет систематически посещают Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. С той же целью – показать детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, что катиться по наклонной – не единственный из возможных путей в жизни. Можно заниматься интересной и общественно полезной работой.

– Многое в вашей работе делается на энтузиазме. Но что мотивирует вас?

– Во-первых, моральное удовлетворение получаешь, когда удается установить личность погибшего 70 лет назад бойца, найти его родственников, донести до них информацию. Лично я принимал участие в пяти таких историях. Это оказывает очень сильное эмоциональное воздействие и на родственников павшего, и на нас, поисковиков. В Челябинской области в этом году состоялось три церемонии захоронения найденных останков советских бойцов.

Во-вторых, я вижу, что это нужно детям и молодежи. Им нравится то, в чем они деятельно участвуют, они осознают, что эти мероприятия не лицемерные, не для галочки, а живые и по-настоящему важные.

Главное – внимание

– Что вы вкладываете в понятие «гражданское общество»? Нужно ли государству его развивать целенаправленно, как-то мотивировать или это некий самодостаточный организм, основанный на инициативе отдельных людей?

– Я не делю цели гражданского общества и государства. На мой взгляд, деятельность общественных организаций так или иначе должна быть нацелена на помощь государству, способствовать его целостности и развитию. Властям не стоит оставлять без внимания общественников. К сожалению, у нас есть организации, которые ставят перед собой иные задачи, диктуемые, видимо, спонсорами из-за границы.

– Что вы имеете в виду?

– В первую очередь, проекты, направленные на детей и молодежь. Например, открытые уроки полового воспитания в школах. На мой взгляд, это делается либо, мягко говоря, не от большого ума, либо это осознанная политика. Если не будет взаимодействия государства и общества, это может приобрести стихийный характер. Или стать мощным оружием в руках умелых манипуляторов. Как это случилось на Украине, где произошла подмена ценностей, и Бандера превратился из преступника в героя.

– В чем может заключаться эффективная помощь государства общественных организациям?

– Если говорить в целом, то мы должны ощущать востребованность со стороны государства. В чем это заключается? Например, в освещении наших мероприятий через СМИ. Ведь телевидение у нас живет своей жизнью, демонстрируя всякую ерунду, основываясь лишь на пресловутых рейтингах. Не меньше информационной поддержки важно участие в наших мероприятиях представителей власти. Это оказывает сильное влияние на людей. Даже финансирование я ставлю лишь на третье место. Хотя это важный аспект. От него зависит качество проводимой воспитательной работы и охват. Понимаете, мы общественная организация, взрослый работающий человек в поисковые экспедиции едет, как правило, за свои деньги. А школьники и учащаяся молодежь? Тем более из неблагополучных семей – где им взять деньги? Получается, что когда есть финансовая возможность, в нашу работу вовлечено больше детей и молодежи, значит, и воспитательный эффект сильнее. К слову, мы систематически участвуем в грантовых конкурсах. И должен сказать, что в этом году гранты стали более доступными.

Производство, основанное на знаниях

– Каким вам видится Южный Урал к 2035 году, что здесь должно появиться, каким он должен стать?

– Первое. Мне бы хотелось, чтобы в моем родном Челябинске улучшилась экологическая обстановка, появилось больше зеленых насаждений.

Второе. У Челябинской области существует очевидный резерв – развитие сельского хозяйства. Успехи в этой отрасли уже есть, но сколько еще у нас заброшенных полей и ферм! Хотелось бы, чтобы на селе работали наши люди, а не гастарбайтеры. Помимо обеспеченности своими продуктами, наличие стабильного аграрного комплекса снизит отток людей из сельской местности, будет способствовать привлечению профессионалов, воспитанных и обученных на Южном Урале, а не мигрантов с непонятным образованием. Это, с одной стороны, вопрос качества продуктов питания, соответственно, здоровья, а с другой, – социального самочувствия жителей Южного Урала. Ведь приятно же гордиться чем-то хорошим и качественным, что сделано у нас!

Третье. Нам необходимо развивать производства, не связанные с сырьевой отраслью, а базирующиеся на знаниях. На месте одного торгово-развлекательного комплекса в Челябинске был большой завод, который делал очень качественные часы. На месте другого – предприятие, изготавливавшее хорошую измерительную технику. В итоге у нас сегодня остались гиганты металлургии и сфера развлечений. Наверное, это не всё, на что способен наш город, который всегда славился высоким уровнем образования. Сегодня оно должно стать более технологичным, имеющим тесный контакт с производством.

Четвертое. Хотелось, чтобы наша энергетическая отрасль уделила внимание развитию нетрадиционных источников энергетики в нашем регионе. При взаимодействии с сельским хозяйством я вижу развитие биогазового направления.

Наконец, мне бы очень хотелось, чтобы на территории области больше было именно южноуральских предприятий, а прибыль и налоги не уходили из региона.

Справочно: Шарпилов Антон Юрьевич родился в 1988 году в Челябинске. Окончил Челябинский энергетический колледж имени Кирова, затем Челябинскую государственную аграрную академию (2012). Срочную службу проходил в подразделениях спецназа ВМФ России.

Возродил поисковую деятельность в агроуниверситете, создав отряд «Сварог». Директор областного летнего палаточного лагеря. С 2015 года – председатель регионального отделения ООД «Поисковое движение России».