Большое число людей, нуждающихся в этой операции, и якобы недостаточное число квот, привели к тому, что время ожидания нового колена растянулось для пациентов на годы. Причем речь идет именно о коленях – с установкой протезов тазобедренных суставов никаких проблем нет. Почему так происходит? И как живется тем, у кого протез уже установлен. Разберемся вместе с заведующим травматолого-ортопедическим отделением № 2 ОКБ № 3 Андреем Алексеевичем Леготиным.

Много коленей, мало рук

Прежде всего стоит отметить, что операция на коленном суставе сложнее, чем на тазобедренном. Даже идеальная «картинка» на рентгеновском снимке – не гарантия того, что пациент не будет иметь претензии. Почему? Все просто – сам коленный сустав гораздо более сложно и замысловато устроен. Для того чтобы он корректно функционировал, нужно гораздо больше требований и условий. При малейшем «промахе» колено с установленным протезом будет либо нестабильным (проще говоря – будет болтаться), либо окажется слишком тугим – и будет болеть. В общем, такую операцию можно назвать проблемной ­– далеко не каждый специалист на сегодняшний момент берет на себя такую ответственность.

Что ставят?

Потребность в замене коленных суставов существует очень давно. Но рутинными операции стали относительно недавно. Ведь еще пару десятилетий назад хороших качественных протезов, которые бы ставились «раз и навсегда» попросту не было. Хотя до сих пор специалисты говорят о том, что срок службы протеза – десять лет. И все-таки бояться, что протез износится и его придется менять, не нужно.

– Несмотря на то, что существует приблизительный срок службы, эта цифра достаточно условна, - говорит Андрей Леготин, – протезированию коленных суставов порядка 30 лет, и есть те люди, которым поставили протезы еще тогда и которые до сих пор с ними ходят. Хотя, если протез все-таки изнашивается, на его место приходится ставить другой.

Специалисты предупреждают, ревизионное (повторное) эндопротезирование – манипуляция на порядок более сложная, для ее выполнения требуются более сложные и дорогие протезы, а сама операция – еще более трудная с технической точки зрения. На сегодняшний день такие операции в Челябинской области – единичны, но со временем их количество будет возрастать.

– Срок службы протеза зависит не только о того, насколько правильно его установили и насколько он качественный, – говорит Андрей Алексеевич, – сам пациент должен помнить о том, что протез требует повышенного внимания к себе. Он накладывает определенные ограничения по двигательному режиму, по весу, образу жизни.

Беречь себя

Многие думают, что установка протеза делает из человека Терминатора, а с «железной» коленкой или тазобедренным суставом можно делать все, что вздумается. Но это не так. Несмотря на то, что мы имеем дело с металлической конструкцией, не нужно строить иллюзий. Более того, нужно помнить о том, что при любой внештатной ситуации возможны тяжелые последствия.

– Одна из проблем, которую крайне сложно решить, – перелом кости рядом с протезом, – уточняет Андрей Леготин. – Зимой такие случаи нередки, потому что все мы, бывает, поскальзываемся и падаем.

Сценарий развития событий после такого перелома предугадать невозможно. Точно так же, как сложно что-либо прогнозировать в ситуации, когда ломается протез (отметим, что, как правило, ломаются не коленные, а тазобедренные протезы).

Однако беречь себя от возможных падений и переломов – мало.

– Еще до операции мы объясняем все пациенту, чтобы не было больших ожиданий, – признается Андрей Алексеевич, – потому что на сегодняшний день у нас на вооружении нет таких совершенных протезов, повторяющих все движения, которые мы можем воспроизводить коленями. Те протезы, которые используются сейчас, – проверенные временем, качественные, но они не предполагают полного анатомического соответствия с коленом.

К слову, даже если говорить о мировой медицинской практике, то и там протезы нового поколения, полностью соответствующие анатомии, – редкость. Фактически на сегодняшний день они находятся на стадии апробации, стоят огромных денег и малодоступны. Впрочем, не стоит думать, что установка протеза – затея с сомнительной выгодой. Все-таки, несмотря на его несовершенство, у пациента при установке восстанавливается ось конечности и исчезают боли. Конечно, скалолазанием не позанимаешься, но копать картошку в огороде – можно.

Сложности реабилитации

Многих мучает вопрос, а насколько же длительна реабилитация при установке нового сустава? И здесь все индивидуально. Доктора признаются – процесс восстановления непрогнозируемый и зависит от множества факторов. Кто-то уже через неделю уходит домой с полным объемом движений, без каких-либо проблем. А у кого-то и через год могут быть ограничения и жалобы. Впрочем, проблемы реабилитации – не единственное, что должно волновать человека, которому показана операция. Случается и такое, что после операции возможны осложнения, требующие серьезного хирургического вмешательства.

– К сожалению, иногда мы имеем дело с нагноением в области установки протеза, при этом нужно конструкцию удалить, установить временный протез, провести весь комплекс мер по борьбе с инфекцией и затем выполнить ревизионное протезирование, – объясняет Андрей Леготин.

Причин, из-за которых возможно столь серьезное осложнение, несколько. И самая банальная, но самая часто встречающаяся, кроется в нежелании нас самих следить за собой. Нагноение после протезирования может произойти, если у человека есть хронический очаг инфекции в организме. Даже не пролеченный перед операцией зуб может свести на нет всю ювелирную работу хирурга и серьезно осложнить всем жизнь.

– У нас, к сожалению, не принято за собой следить. Люди привыкли, что можно прийти к врачу, и он все сделает. Во всем остальном разумном мире это не так. Там твое здоровье – твои проблемы, ты должен за ним следить. Есть древняя китайская мудрость: «Заниматься своим здоровьем нужно не за три дня до смерти, а за три года до начала болезни», и это очень точно, – говорит Андрей Леготин.

Специалист отмечает, что лучше не доводить до крайностей и не ждать, когда «приспичит», а идти на прием при первых признаках каких-либо нарушений. Тогда есть больше шансов на то, чтобы восстановить здоровье.

Риторический вопрос

И все-таки, в завершение разговора, мы не можем не озадачиться: а почему же сейчас все чаще люди имеют такие серьезные проблемы с организмом?

– Каждую неделю ко мне на прием приходят люди, которым показано протезирование. Бывает такое, что у них нет лишнего веса, они физически активные, правильно питаются, нет плохой наследственности, их нельзя назвать людьми пожилого возраста, – делится Андрей Алексеевич, – они делают рентгеновские снимки, как только появились боли. И на этих снимках хрящей уже нет. И многие из них задают резонный вопрос: «А как же так?».

Конечно, вопрос «Почему?» можно было бы назвать риторическим. И все-таки мы попытаемся на него ответить. Только задумайтесь, всего 200-300 лет назад жизнь человека была абсолютно другой. То, что произошло за последние пару столетий, – гигантский скачок вперед. А сколько до этого эволюционировал человек? Тысячелетия! Представьте, первый антибиотик появился менее ста лет назад, не так давно существует защищающая нас от некоторых смертельных болезней вакцинация. А что было до этого? Людей косой косили недуги, которые сейчас лечатся «на раз». И они, те люди из недалекого прошлого, жили в среднем, 45-50 лет. Сейчас же мы видим, как на политической и общественной арене наравне с молодежью работают семидесятилетние. И их, то есть наш организм, которому цивилизация дарит дополнительные годы, просто не рассчитан на то, чтобы функционировать так долго. Да, наука может «дотянуть» нас и до ста лет, но мы вынуждены за это заплатить. И вот она – эта плата.