«В магию чисел не верю…»

В руках Игоря Викторовича Дольникова – черно-белая ксерокопия извещения. Это похоронка, которая пришла близким его деда – ефрейтора Кострыкина Григория Иосифовича. Он погиб 1 января 1943 года, где-то под Ленинградом, Волховский фронт. Пишут, что убит от взрыва мины, похоронен там же, в Ленинградской области. Это почти все, что сейчас знают близкие.

– Он был водителем в инженерно-минном батальоне. Обстоятельства гибели неизвестны, – вздыхает Игорь Дольников.

Документ, который был у семьи, от времени рассыпался в прах, и пару лет назад мама Игоря Дольникова попросила его найти копию. Оказалось, что это не так-то просто – далеко не всегда встретишь радушный прием в военкомате.

– Искать сложно. Потому что, как выяснилось, документы за это время успели «погулять» по городу и несколько раз сменить местонахождение. Когда я все-таки пришел в военкомат, где могла находиться та сама нужная мне бумага, мне дали толстенную книгу и сказали: «Сиди и сам ищи». Ну что ж… Я сел и нашел. В прошлом году, аккурат перед 8 Марта, сделал маме подарок.

Игорь Дольников отмечает, что совпадения, связанные с дедушкой, так или иначе, в семье были – хотя, по его собственному признанию, в магию чисел он не верит, и все-таки, сам он родился… 1 января, в день гибели деда. А его младший брат, которого назвали Григорием, появился на свет 9 Мая. Некоторые в семье шутят: что ж такое, и у того, и у другого дни рождения оказались совмещены с другими важными для семьи датами.

Самому Игорю Дольникову тоже пришлось побывать в горячей точке:

– Немного на Кавказе повоевал. Командир взвода связи. В 2000 году – в первый раз, потом еще были две командировки. Выполнял служебно-боевые задания. Дед пошел в свое время воевать за страну, я тоже. Родина сказала: «Надо», комсомол ответил: «Есть». Страх, что с тобой может что-то случиться – он есть у всех. Но я старался не думать об этом. Я военнослужащий, дед мой тоже был военнослужащий.

Удивительно, но за три боевые командировки Игорь Викторович ни разу не был ни ранен, ни контужен, даже болел всего однажды – его тут же вылечили «большой красной таблеткой из Индии». Однако о том, что в удачной службе была «помощь свыше» думать не хочет:

– Если о чем-то будешь задумываться – с тобой обязательно что-нибудь случится, – говорит он.

«Дед умер в госпитале… но не от ранения»

Геннадий Николаевич Боровков вступил в брак со своей возлюбленной Марией Ивановной 11 июня 1941 года. За 11 дней до начала войны… Когда начались боевые действия – сразу же был призван в армию. Домой он не вернулся.

О своем дедушке рассказывает капитан внутренней службы Сергей Кисиль:

– Дед призвался рядовым, проходил службу в разных должностях и в 1943 году окончил пехотное ленинградское училище. Обратите внимание – это было время блокады Ленинграда. Дед дошел до Берлина и был ранен в самых ожесточенных боях в Берлинской операции. В похоронке сказано: «Погиб 3 мая 1945 года». Похоронен в Берлине.

Удивительными являются обстоятельства гибели Геннадия Николаевича. Он умер в госпитале, но не от ранения.

В те дни, когда в воздухе уже витал запах Великой Победы, из концлагерей освобождали военнопленных. Изможденных, чуть живых людей везли, конечно же, в госпитали. Так, одну из групп узников концлагерей привезли в медчасть, где находился Геннадий Николаевич. И у него, человека, который прошел всю войну, который был в блокадном Ленинграде, который знает, как люди умирали от голода, при виде освобожденных пленников не выдержало сердце.

Похоронка пришла не сразу. Только 29 сентября 1945 года. До этого времени родственники ждали своего героя, надеялись, что он вернется, думали, что он на войне с Японией, цел и невредим.

– Понятно, что по факту дед фактически не успел пожить в семье, но и бабушку, и мою маму, которая никогда не видела своего отца живым, поддерживало государство, всегда были льготы. Бабушка очень долго не выходила замуж, почти 30 лет, и заключила новый брак уже будучи в старшем возрасте.

Семье фронтовика в советское время из ГДР приходили приглашения, чтобы приехать на его могилу. Но так как мама Сергея Кисиля работала на закрытом производстве на Станкомаше, приехать она, конечно же, не могла.

Сам Сергей Кисиль тоже узнал, что такое «война» – побывал в Чечне:

– Дед пошел в первые дни войны добровольцем на фронт, и, когда в декабре 1994 года настала необходимость – без раздумий отправился в горячую точку и я. Пришло время – никто этого не сделает, кроме нас. Такое воспитание. За себя я не переживал, я переживал только за маму. А в ситуациях, когда мы чудом оставались целыми, я думал, что это не случайно, и у меня на этой земле еще есть какие-то задачи.

«Все было утеряно»

У Дмитрия Крохалева в память о погибшем деде не осталось ничего… Ни одной фотографии, ни одной справки. Даже полная дата рождения неизвестна – только год:

– С мамой я разговаривал об этом, ей было два года в 1941 году, когда ее отца призвали. Дед погиб в 1943 году под Смоленском, там же захоронен на братском кладбище. Я даже не знаю, в каких родах войск он служил, в каком звании. Очень бы хотелось фотографию разместить – но, к сожалению, даже этого нет. Бабушка умерла в 1958 году, маме было 18 лет, сами понимаете, какой возраст.

Дмитрий Крохалев вплотную занялся поиском следов погибшего деда в 2011 году, когда вместе с мамой приехал в их родную деревню в Курганской области.

– Я пошел гулять по поселку, нашел мемориал погибших в Великой Отечественной, подошел и начал читать фамилии. Я нашел шесть бойцов по фамилии Крохалев, но у всех были другие инициалы, моего дедушки, Якова Алексеевича не было. И тогда у меня возникла мысль, что нужно сделать мемориальную доску. Мы воплотили эту идею в 2014 году.

Несколько лет Дмитрий пытался во что бы то ни стало узнать точную дату рождения деда. Но ни в Книге Памяти, ни в похоронке, оригинал которой удалось отыскать в одном из военкоматов, точной даты рождения не было.

Сам Дмитрий Крохалев принимал участие в боевых действиях во время войны в Афганистане, он служил механиком-водителем БТР в мотоманевренной группе. Теперь историю своей жизни и историю страны он иногда рассказывает ребятам, которые приходят на экскурсию в Музей памяти воинов-интернационалистов.

– Наше поколение воспитывалось на примере ветеранов Великой Отечественной войны, которые приходили к нам в школу и рассказывали о своем боевом пути, истории из жизни. В училище была начальная военная подготовка, вел ее майор в отставке, он тоже прошел войну. Мы старались равняться на них. Достоинство, честь, храбрость, отвага русского солдата – эти качества мы старались взрастить в себе и не уронить. А сейчас передаем это подрастающему поколению.

Материал подготовлен при поддержке Центра историко-культурного наследия города Челябинска