Но только один приют в Челябинске специализируется на помощи животным, которые пострадали от тяжелого инфекционного заболевания – вируса лейкоза кошачьих. Мы заглянули в гости и убедились, что даже тяжелобольные животные при должном уходе живут полноценной жизнью.

В приюте «ЛиС» – более 130 кошек и порядка 20 собак. Большинство животных проживает за городом, в коттеджном поселке. В Челябинске же, в домашнем филиале приюта содержатся животные, которым необходимо регулярное наблюдение и медицинская помощь. Почти все они больны лейкозом.

Само собой

– Мы не планировали создавать приют, хотя в нашей квартире всегда были кошки. Чаще всего шесть или семь. Интересно, что мама изначально была против первой кошки: Мусю принес домой брат. Мама сказала тогда категорично: «Чтоб завтра ее не было». Но мы же знаем, что кошки все понимают, – Муся всю ночь мурлыкала маме. И осталась, – вспоминает владелица приюта «ЛиС» Олеся Золотухина.

Потом у семьи появилась дача. Постепенно туда стали «стекаться» потерянные или оставленные в садах кошки… Вскоре их стало 25. Животных забирали на зиму в квартиру, летом перевозили обратно за город. Так было три года.

Все поменялось, когда Олеся собралась в декрет – именно в этот момент ей предложили создать группу приюта в сети «Вконтакте», чтобы иметь площадку, где можно рассказывать о кошках, давать объявления о пристройке и информировать о собственных нуждах – содержать в достойных условиях армию животных одной семье все-таки тяжеловато… Вскоре вместо 25 кошек стало 30, потом еще больше, и пошло-поехало. За семь лет численность кошек возросла. Их стало больше 130.

Стационар

– Пришлось полностью перестроить свою жизнь, – признается Олеся. – Сейчас вторая дочка еще совсем маленькая, поэтому мы с мамой разделили обязанности, чтобы все успевать. Мама живет за городом, где обитает основная часть животных: на ней собаки и кошки, которые не болеют. За ними нужно только убираться и готовить еду. А здесь, дома, у меня лазарет, здесь живут больные кошки. Их нужно носить к ветеринару, капать на инфузомате (аппарат для длительного дозированного введения лекарственных средств – прим. ред.), давать таблетки – постоянный круговорот. И не нужно забывать, что у меня еще семья – своим дочерям и мужу я тоже должна уделять достаточно внимания.

Отдельный разговор – кошки с лейкозом. Это коварное неизлечимое заболевание, вид ретровирусов, инфицирующих представителей семейства кошачьих (Feline leukemia virus, FeLV). Не нужно путать его с «человеческим» раком крови. Лейкоз у кошек вызывается именно вирусом и поражает иммунную систему животных, может «заснуть» в организме на долгие годы и никак себя не проявлять, а может «проснуться» и стать кровавым убийцей, вызывать анемию (снижение числа эритроцитов) и лейкопению (снижение числа лейкоцитов).

– Лейкоз появился в Челябинске три года назад. Он неизлечим, но такие кошки могут жить полноценной жизнью. Человеку вирус не передается. При полноценном уходе, достойном питании, при отсутствии стресса животное может прожить порядка десяти лет. Но главное условие – комфорт. В приюте, даже если будешь кормить животное золотым кормом, оно будет в той или иной степени испытывать стресс, а это сильно бьет по иммунитету, – говорит Олеся.

Появление нового жителя в приюте, ссоры в кошачьем коллективе – все это вызывает у кошек стресс, который, в свою очередь, провоцирует активизацию лейкоза. Животные начинают болеть. Причем в отличие от собратьев, не имеющих лейкоза, – очень тяжело.

– Да, с этими кошками труднее, но в целом они ничем не отличаются от здоровых животных. Следить, чтобы дома не было сквозняков, не менять корм – эти правила совсем несложные, но благодаря им кошка с лейкозом, находясь в семье, может жить долго и счастливо. Когда мне удается найти семью для такой особенной кошечки, и я вижу, как она обретает уют и покой с новыми хозяевами, я понимаю, что мои старания были не зря, – признается Олеся.

От лейкоза невозможно полностью вылечить животное, но можно защитить, поставив прививку. Вирус «ходит» в основном среди бездомных кошек, но его может подцепить и кошка домашняя, которую «заботливые» хозяева выпускают погулять на улицу. Ваш котик вполне может разделить трапезу с зараженным животным. Или стать объектом интереса со стороны больного бродяги – через вылизывание или царапины тоже можно заразиться.

Жизнь в своем русле

В приюте «ЛиС» – чисто, ничем не пахнет. Мы беседуем с Олесей в домашнем стационаре – зайдя сюда и представить-то сложно, что за одной из дверей тебя ждут десятки кошек. Они ведут себя тихо и спокойно, не мяукают и не дерутся. Возможно, именно опрятность, чистота и тишина позволяют спокойно жить в многоквартирном доме, не мешая соседям. Уборку в квартире проводят раз в сутки. Протирают пол, собирают рассыпанный корм и т. д. Ежедневно меняют и стирают подстилки. Периодически, по мере загрязнения, чистят лежанки, на которых скапливается шерсть.

Олеся помнит всех кошек по именам, несмотря на то, что их больше сотни:

– В месяц к нам поступает максимум трое животных. Мы коллективно придумываем им имена – я стараюсь не повторяться. У меня почему-то такая штука в голове: не хочу, чтобы было два животных с одним и тем же именем, даже если у предыдущего хорошо сложилась дальнейшая судьба. После того, как кошка поступает в приют, мы ее глистогоним, прививаем – все это вносится в базу, так что за это время успеваешь хорошо запомнить имя. А вот имена чужих кошек не могу запомнить – если скажете, как зовут вашу, точно забуду через пять минут.

Сейчас весна, много работы. В приюте закупили вакцину от лейкоза – не все клиники с ней работают, нужно искать. Также животным нужна обработка от клещей. Запланирована и большая стройка – для котиков с лейкозом, которые переедут на летние каникулы за город; нужно оградить и обустроить территорию для выгула. Нежная травка и контакт с землей идут на пользу пушистикам. В стационаре планируется обустройство полочек, чтобы было больше возможностей для маневров, и каждая кошка могла найти за себя уединенный уголочек, где-нибудь под потолком. Но самая главная задача – пристройство.

– У нас в приюте около 60 кошек, которые ищут добрые руки. Я говорю о тех кошках, которые здоровые, игривые, приучены к лотку, с хорошим характером; есть те, которых можно забрать в семью с другими животными или маленькими детьми. Единственное, я не отдаю кошек в частные дома и на съемные квартиры – стараюсь максимально снизить вероятность того, что животное по тем или иным причинам снова окажется на улице (выбросят, потеряется – не важно). Не хочу, чтобы они еще раз испытывали все этот ужас, – говорит Олеся.

Всегда нужна помощь

Приюту помогают несколько постоянных волонтеров – иногда катастрофически не хватает рук, особенно когда на попечении болеющие животные. Оказывают поддержку и ученики нескольких школ – кто-то периодически приходит помочь с уборкой, иногда передают подарки или играют с животными.

– Я благодарна учителям, которые идут с нами на контакт, разрешают детям выезжать к нам и рассказывают про бездомных животных. Иногда к нам в гости приезжают даже малыши детсадовского возраста. Что ни говори, кошкам нужна ласка, и мы не можем всю сотню наших подопечных подержать на руках и погладить столько времени, сколько они бы этого хотели, – признается Олеся.

Для тех, кого интересует судьба той или иной кошки из приюта, но кто не готов взять ее домой, предусмотрена программа кураторства «ЛИСята». Каждый желающий имеет возможность быть причастным к судьбе понравившегося животного: предоставлять небольшую ежемесячную финансовую помощь на содержание курируемой кошки и, по желанию, приходить в гости, чтобы пообщаться.

Для тех, кто уже давно подыскивает себе четвероногого друга, существует сайт http://lis-chel.ru, где собрана подробная информация обо всех жителях приюта.