Если на время отвлечься от масштаба самого события, способного сформировать новый подход государства к решению экологических проблем, можно увидеть здесь ещё один поистине удивительный сюжет о том, как бывший гендиректор Магнитогорского металлургического комбината стал, по сути, главным спикером экологической повестки для всей России.

Ирония судьбы, или Авгиевы конюшни

Ровно три года назад южноуральцы в большинстве своём со вздохом облегчения восприняли новость об отстранении Михаила Юревича от должности главы региона. Но в то же время общественность, озабоченная темой экологии, слегка напряглась. Чего ждать от врио губернатора, практически вся жизнь которого прошла на крупнейшем металлургическом комбинате? Будет ли он заинтересован в экологической теме? Ведь что бы ни говорили про «суровость» челябинцев, но Магнитка куда суровее. В том числе и экологически. Даже тот факт, что в риторике Дубровского появилась эта тема, не слишком обнадёживало. Все понимали: впереди выборы, врио нужно на них победить. Да и мало ли каких обещаний люди слышали за последние 25 лет!

Из значимых экологических сюжетов Дубровскому пришлось почти сразу столкнуться с тремя. Это состояние Шершнёвского водохранилища, качество воздуха в городах и перспектива строительства Томинского ГОКа с предсказуемой реакцией на него общественности.

Первое заседание Совбеза области осенью 2014 года избранный губернатор Дубровский посвятил Шершням – единственному источнику питьевой воды для половины области, включая Челябинск. Состояние водохранилища внушало серьёзные опасения, а главное – динамика была отрицательная. Не то что пить эту воду, купаться здесь становилось опасно. Уже в первом приближении стало ясно, что причиной тому – бесконтрольная застройка берегов, отсутствие нормальной канализации, на которую были выделены и потрачены деньги. Кстати, недавняя смена руководства в Сосновском районе и интерес прокуратуры к пропавшим «канализационным» деньгам – продолжение сюжетов, озвученных на Совбезе области осенью 2014-го.

Вторым поводом окунуться в тему экологии для Дубровского стал Карабаш. После очередного мощного выброса «Карабашмеди» в правительство области стали массово поступать жалобы от жителей города. Попытка губернатора принять оперативные меры упёрлась в разобщённость контрольно-надзорных и правоохранительных органов, несовершенство законодательства и фактическую неспособность регионального министерства экологии что-либо делать. Для координации действий и даже для простого понимания, как реагировать на такие события впредь, Дубровским был создан оперативный экологический штаб. А для генерации идей и более внятной связи с жителями области губернатору понадобилась площадка. Таковой стал общественный совет по формированию экологической политики в регионе – своего рода «интерфейс» между властью и обществом в вопросах экологии.

Первое заседание экосовета прошло 21 декабря 2014 года. Темой стал Томинский ГОК. Это было смелое решение Дубровского. Представители Русской медной компании и значительная часть чиновников, помнивших о лояльном отношении Юревича к проекту ГОКа, не хотели выносить тему на всеобщее обсуждение. На заседании, кстати, выявилась главная проблема экосовета. Представители РМК всё время противопоставляли неких «экспертов» и «некомпетентную» общественность. И «эксперты» намёк поняли, практически одобрив проект Томинского ГОКа. Тот самый проект, который был отвергнут спустя полтора года, – после оглашения результатов независимого экологического аудита, заказанного правительством региона.

Кстати, очевидная ирония судьбы: в день премьеры экосовета Челябинск затянуло плотной сизой дымкой. Так о себе дал знать Коркинский разрез – ещё один мощный экологический вызов для нового губернатора.

Задачи возникают, чтобы их решать

В известном смысле Дубровскому не повезло. Он принял область в тот момент, когда нерешаемые десятилетиями экологические проблемы вышли на критический уровень. Это касается всего – Шершнёвского водохранилища, Коркинского разреза, выбросов промышленных предприятий и в разы увеличившегося автопарка. С другой стороны, люди стали другими. Качество нашей жизни, сколько бы мы ни ворчали, за последние 30 лет изменилось очень сильно. И чаще – в лучшую сторону. Люди увидели другую жизнь не только из советских телепередач. Россия вставала с колен и массово приобщалась к благам цивилизации. Сформировался мощный запрос общества на благоприятную экологическую среду А чиновники на любое недовольство экологией по старинке твердили: выбросов предприятий стало меньше, чем в середине 1980-х годов. Что, кстати, было правдой, но она уже мало кого устраивала. Кроме того, были и другие цифры: в 2014 году индекс загрязнения атмосферы (ИЗА) в Челябинске составил – 16, больше чем в Магнитогорске (там всего 12)! При этом официально допустимый ИЗА – 5.

Второе заседание экосовета состоялось в феврале 2015 года и было посвящено как раз качеству атмосферного воздуха. Тогда Дубровский выступил неожиданно жёстко: «Люди говорят: болеем не от вирусов, а от выбросов». Обращаясь к промышленникам губернатор заявил: «Я на стороне людей. Их некому защитить. Это вы все – большие, умные птицы, подготовленные юридически. Так давайте уже махать крыльями в одном направлении!».

Именно этого мессиджа ждали люди десятилетиями от многочисленных контрольно-надзорных органов, минэкологии, депутатов, Общественной палаты региона, разного рода «экспертов». И получали в лучшем случае констатацию проблемы и вывод, что ничего сделать нельзя. Хочется спросить: а пробовали?

Южноуральцам повезло, что у руля области встал не политик, способный «заболтать» объективно трудную тему, и не прилипший к креслу аппаратчик, а руководитель, которого школа ММК научила поставленные задачи решать.

Второй экосовет выявил новые проблемы. Не только экологические. С одной стороны, сложилось ощущение, что местный чиновный класс как будто испугался и не спешил впрячься в объективно тяжёлую телегу. А промышленники явно не ожидали столь жёстких упрёков от бывшего своего коллеги. Впрочем, они хорошо знали, что именно в силу предыдущего опыта этот губернатор не даст себя обмануть.

С другой стороны, обыватели вместо того, чтобы поддержать, поспешили обвинить Дубровского в эффектном пустословии. Сказалась усталость от имитации «борьбы за экологию», чем прославилась команда Юревича, и нежелание понимать, что по щелчку пальцев воздух и вода не станут чище. Мы очнулись на самом дне проблем. Или – в начале долгого пути.

Помимо ко многому обязывающих заявлений вовне, Дубровский занялся не менее сложной задачей. За два года он буквально переформатировал сознание своих подчинённых, ответственных за экологию. Воспитание команды – это перманентный для Бориса Александровича процесс, о чём он сказал в первом же своём интервью.

Федеральный тест

В январе 2016 года в Совете Федерации прошли дни Челябинской области, где впервые системно прозвучали экологические инициативы Дубровского. Это и вопрос комплексной экспертизы новых крупных промышленных проектов, вроде Томинского ГОКа, и вопрос контроля за состоянием атмосферного воздуха в промышленно нагруженных регионах.

Это был своего рода федеральный тест и поиски поддержки в Москве. Тест в Совфеде был сдан хорошо. По нашим данным, примерно в это же время у Дубровского появилось мощное плечо в Кремле в лице главы президентской администрации Сергея Иванова, одного из ближайших соратников Владимира Путина и человека, неравнодушного к состоянию окружающей среды.

В феврале в Челябинске состоялось выездное заседание с участием руководства Совета безопасности России. Дубровский сумел настоять на корректировке первоначальной повестки мероприятия, куда по просьбе губернатора были включены проблемы старопромышленных регионов, включая меры по ликвидации накопленного ущерба, утилизации твёрдых бытовых отходов и внесение изменений в федеральные нормативно-правовые акты, регулирующие установление нормативов предельно допустимых выбросов (ПДВ). Позже все предложения главы региона были внесены в окончательный документ и стали официальными рекомендациями Совбеза Правительству РФ.

Путин даёт сигнал

Это был ещё один шаг в главном направлении. Вскоре Дубровский был назначен руководителем рабочей группы Госсовета по экологии. С этой позиции продвигать идеи по экологическому оздоровлению, актуальные не только для Челябинской области, но и для страны в целом, стало легче. Работала репутация, а правительственные эксперты отмечали осмысленность наших предложений. Но и ответственность возросла многократно.

Вторая половина 2016 года была временем насыщенной работы. Как сказал сам губернатор, он глубоко погрузился в анализ экологических проблем. Настолько, что в ходе нескольких рабочих встреч сумел аргументированно отстаивать свою точку зрения в очень нелёгких, порой, эмоциональных дискуссиях с федеральными чиновниками или, к примеру, с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным. Позиция одного из влиятельнейших лоббистов в стране ясна: за экологию нужно платить, львиная доля выпадает как раз на модернизацию производства. Это упущенная выгода для тех собственников, кто не подумал об этом раньше.

За несколько дней до заседания Госсовета, фактически открывающего объявленный Президентом России Год экологии в России, в Челябинскую область приехал Владимир Путин. И хотя программа была насыщенной и времени на долгие разговоры с Борисом Дубровским было немного, глава государства, кажется, был уже в курсе как инициатив нашего губернатора, так и всего хода экологической дискуссии. Путин дал чёткий сигнал, что поддержит Дубровского.

Очевидно, не личное обаяние или красивые идеи впечатляют президента. По нашей информации, на Госсовете очень хотели выступить главы других российских регионов. В частности, команда губернатора Ярославской области приготовила, как сейчас говорят, мегапроект «Сделаем Волгу самой чистой рекой Европы»…

Между тем именно системность подхода, планомерная работа, собственная включённость Бориса Дубровского в тему экологии, наконец, его производственный опыт, включающий глубокую модернизацию ММК, стали решающими факторами доверия для Владимира Путина.

Рельсы, с которых уже не сойти

Госсовет состоялся. Президент публично поддержал предложения губернатора Челябинской области. По итогам Госсовета в ближайшее время будет готов протокол с прямыми поручениями Путина правительству, федеральным ведомствам и региональным властям. Это будет означать поистине тектонический сдвиг в теме экологии – одной из самых сложных технически, финансово и даже политически.

Увы, даже после поручений президента воздух чище в одночасье не станет. И это самое драматическое в этом сюжете. Возможно даже, что реализация идей Дубровского и поручений Путина займёт несколько лет. Более того, не исключено, что лавры той работы, которую начал Дубровский достанутся уже другому губернатору. С человеческой точки зрения это не совсем справедливо и даже досадно. Но для региона главное, что, образно выражаясь, состав встал на рельсы. И результат будет обязательно. А жители области, думается, в конце концов осознают поистине историческую роль Бориса Дубровского. Он – именно тот человек, который поставил этот состав на рельсы, с которых уже не сойти.

Вместе с тем это время – до первых внятных успехов – своего рода сочельник, когда власть будет наиболее уязвима для критики. Политически региональному правительству это нужно учитывать. Год экологии едва начался, а челябинцы уже ощутили и запах НМУ, и дыхание Коркинского разреза. Кроме того, часть челябинцев до сих пор не уверена в безопасности переброски хвостов Томинского ГОКа в Коркинский разрез, как это предлагает усовершенствованный проект РМК.