С 13 по 22 января мы с фотокорреспондентом Алексеем Гольяновым находились в десятидневной командировке в Донбассе. Жили в Донецке, но за эти дни постарались побывать в разных районах республики, были в Углегорске и Дебальцево, в Макеевке и Снежном, Ясиноватовском районе и на Саур-Могиле… Мы общались с сотнями людей разных возрастов и профессий, взяли десятки интервью, в том числе с такими знаковыми для Донецкой народной республики людьми, как заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин, заслуженный мастер спорта ДНР, многократная чемпионка и рекордсменка мира Марьяна Наумова, кавалер ордена Мужества, заместитель главврача республиканской травматологии Вадим Оноприенко, известный журналист и историк, многолетний пресс-атташе футбольного клуба «Шахтёр» (Донецк) Руслан Мармазов, бессменный в течение пяти десятков лет директор донецкого Дома работников культуры Майя Калиниченко, мэр города Дебальцево Александр Рейнгольд, заместитель руководителя Союза писателей ДНР, известный писатель-фантаст Владислав Русанов… Мы хотели понять, как и чем живёт сегодня Донецкая народная республика, что происходит в разных сферах жизни дончан, против которых власти Украины объявили жесточайшую блокаду и ведут необъявленную войну, стыдливо называемую АТО (антитеррористическая операция). К сожалению, в нашей прессе практически нет никакой информации о реальном положении дел в республике. Федеральные каналы передают лишь сводки боевых действий и сообщают о жертвах и разрушениях. Это нужно и важно. Но между тем сегодня на территории ДНР живут больше двух миллионов человек, простых, гражданских, мирных жителей, о жизни и работе которых почти не говорится. Но именно на них держится эта удивительная, самопровозглашённая, практически никем непризнанная, гордая республика наших собратьев по духу, по истории, по языку и по большому счёту – наших соотечественников.

«Держись, держись, прорвёмся братик,

Ещё зубами будем рвать их,

Ведь на войне, не на кровати,

Навылет, а не наповал.

Жизнь тяжела, а смерть крылата,

Плевать ей, кто укроп, кто вата,

Кому Россия виновата,

А кто Донбассу задолжал»

Это строки из стихотворения замечательного донецкого поэта, барда, борца, организатора фестиваля музыки и поэзии «Большой Донбасс» Владимира Скобцова, благодаря приглашению которого мы и оказались на этой исторической земле.

Донбасс – это действительно историческое место. Именно здесь сегодня творится мировая история, пишется новая летопись XXI века. И не только потому, что в последнее время сюда обращены взоры политиков и неравнодушных людей со всего мира и ООН уже в который раз обсуждает и принимает резолюции в связи с ситуацией на Донбассе. Именно здесь сегодня жёстко завязался узел главных мировых политических противоречий, и от того, как он будет разрублен, зависит судьба Европы, да и всей планеты. Здесь произошёл тот самый разлом, который способен поглотить прежний миропорядок, глобалистский, квазидемократический, монополистский – этот навязываемый человечеству миропорядок, что превратился уже в некий молох, требующий всё новых и новых жертв, кровавых «арабских вёсен» и майданных переворотов.

И это не какое-то гиперболическое пафосное утверждение. Это данность, которую здесь ощущаешь кожей, которой пропитан воздух, которая впечаталась даже в черты лица живущих и сражающихся здесь людей.

1000 дней блокады

Донецкая народная республика живёт под знаком двух трагических слов, которые здесь звучат постоянно, – война и блокада.

Практически в день, когда мы приехали, исполнилось 1000 дней с начала блокады Донецкой республики со стороны Украины. И многие здесь сравнивали её с блокадой Ленинграда во времена Великой Отечественной, которая длилась 871 день. Сначала это сравнение показалось мне довольно некорректным, преувеличенным. Испытания, выпавшие на долю ленинградцев, оказавшихся в кольце фашистских войск, казалось, несравнимы ни с чем. Но, прожив в Донецке несколько дней, понимаешь, что на самом деле общего гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. И не только потому, что здесь каждый день продолжаются обстрелы, свистят пули, разрываются мины и снаряды, рушатся дома, гибнут мирные жители, но и потому, что люди, оставшиеся в Донецке, Макеевке, Енакиево, Горловке, Ясиноватой, Дебальцево и других городах и посёлках ДНР, по сути, встали стеной на страже завоеваний своей новой республики, рождённой в борьбе с агрессией, с неонацистскими «батальонами смерти», составившими основу ВСУ (нынешних Вооружённых сил Украины). Многие жители Донетчины, рискуя жизнью, жертвуя благополучием, кто с оружием, а кто без, ежедневно совершают тихий подвиг ради священного права жить на своей земле, ради сохранения традиций предков, ради русского языка и русской культуры. Думается, блокада ДНР когда-нибудь тоже войдёт в историю как пример мужества и стойкости, верности Родине и долгу.

Что их объединяет

Донецк сегодня – это город единомышленников. Здесь могут по-разному относиться к властям, к отдельным политикам, к тем или иным событиям истории или современности, но всех дончан (за десять дней общения мы смогли в этом убедиться) объединяет одно – гордость за свою землю, за свой трудовой донбасский край, который единственный сумел противостоять русофобской националистической хунте, свергнувшей законно избранного президента и неконституционно захватившей власть в Киеве.

Кроме того, дончан объединяет стойкое и с каждым днём укрепляющееся нежелание возвращаться в Украину, в страну, нынешние власти которой принесли столько горя и слёз, санкционировали убийство тысяч людей здесь и совратили миллионы людских умов и сердец по другую сторону линии фронта.

Живущих в Донецке и окрестностях ещё объединяет мечта воссоединить территорию Донецкой области, вернуть в состав ДНР Мариуполь, Славянск, Краматорск, Святогорск и другие города и сёла, которые сегодня оказались под властью ВСУ и так называемой Донецкой областной военно-гражданской администрации, управляемой из Киева. Жители этих городов и сёл на референдуме в 2014 году также большинством голосов высказались за независимую республику, за ДНР, создали свои органы управления, но не смогли тогда противостоять многократно превосходящим силам майданной армии, решившей смять народную демократию на этой земле. Сегодня эти города живут в условиях политического террора, их жители, у которых остались близкие по другую сторону линии фронта, практически оказались отрезанными друг от друга.

Вера в Россию

В Донецке повсюду можно встретить флаги ДНР. Они развешены не только на зданиях учреждений или организаций, но и на многих магазинах, киосках, даже жилых домах. Никто, конечно, не обязывает людей делать это. Дончане вывешивают флаги республики просто по велению души, в знак сопричастности к общему делу как символ уверенности в правоте своего выбора. Суровые донецкие степные ветра треплют эти полотнища до нитей, но люди каждые три месяца упорно меняют их на новые.

Ну и, конечно, здесь совершенно особое отношение к России, к россиянам, к тем, кто поддерживает борющийся Донбасс и приезжает сюда с добрыми намерениями. Порой, складывалось впечатление, что здесь любят Россию и наш общий русский мир едва ли не больше, чем в самой Российской федерации. При том, что РФ де-юре не признаёт ДНР и ЛНР в качестве независимых стран и официально заявляет о целостности Украины. Россия для дончан – великая страна, которая самим своим существованием даёт республикам веру в лучшее. Нашу страну здесь даже несколько идеализируют. Здесь очень высоко ценят ту гуманитарную помощь, которую оказала Россия Донбассу в самые тяжкие дни войны и сопротивления. Недалеко от Амвросиевки даже поставили памятник белому «КамАЗу», олицетворяющему братскую спасительную помощь, надежду на неразрывность единства наших народов, на победу добра над злом. Гуманитарные конвои из России идут и сейчас, причём, в последнее время всё большую часть благотворительного груза составляют строительные материалы, чтобы республика возрождалась и восстанавливалась, чтобы погорельцы и беженцы могли вернуться в отстроенные дома, чтобы прорастала из руин новая мирная жизнь.

Проверка на прочность

На Донбассе практически у каждого жителя есть свои истории, связанные с этой войной, с гибелью родных и знакомых, с разрушением своих или соседних домов, с трагедиями в семьях, которых разделила линия фронта. Гражданская война, пришедшая сюда с Запада, прошла расплавленным лезвием по родственным узам, по многим судьбам. Война стала нещадной проверкой людей на прочность.

Одна девушка из Ясиноватой, с которой мы вместе ехали в поезде Москва - Ростов, рассказала показательную историю, произошедшую на одном из местных заводов. До войны этим заводом владели два брата, при этом всеми делами занимался младший брат, который считался хорошим директором, хозяйственником, успешным бизнесменом, пользовался уважением рабочих, в то время как старший брат находился в тени, жил своей небедной жизнью, заводом занимался мало и работникам предприятия был не особо по душе. Но когда завертелся майдан, переворот, и после создания ДНР Турчинов и Порошенко объявили Донбассу войну, младший брат по-быстрому сбыл свои акции, собрал вещички и вместе со всей своей семьёй укатил в Чехию на постоянное место жительства.

Старший же брат наоборот, остался на своей земле вместе с семьёй и детьми. Разделил с земляками все те испытания, что выпали на долю жителей прифронтового города. Заявил, что не бросит ни завод, ни заводчан. Старался помогать семьям рабочих в то время, когда предприятие вынужденно простаивало, находясь под постоянным обстрелом со стороны украинских агрессоров. И в последнее время возобновил работу завода, нашёл рынок сбыта для его продукции в России и других странах, вернул всех на рабочие места, платит людям более-менее достойную зарплату.

Понятно, как поменялось отношение людей к тому и другому брату. Один стал для них если не предателем, то трусом и эгоистом, второй – героем, товарищем и другом, тем, кому можно верить, кто не предаст ни в какой ситуации. Война расставила в душах людей свои, новые знаки препинания, свои плюсы и минусы.

Кстати, эта девушка, наша попутчица возвращалась в Донецк и далее в Ясиноватую вместе со своей бабушкой, коренной жительницей этих мест. Когда начались обстрелы Ясиноватой, 88-летняя Мария Кузьминична, ветеран войны, фронтовая медсестра, уехала к сыну в Москву, но, прожив там два года, решила вернуться обратно, туда, где родной дом, где дочь, внуки и правнуки, где могила мужа-фронтовика. «Чего мне уже бояться обстрелов, – говорит она, – я всё это пережила 75 лет назад. Если уж тогда фашистов не испугалась, то этих тем более страшиться нечего. Не пойму, как они могут в наше время стрелять по мирным городам, по жилым домам ведь мы же были одной страной».

Мечта о мире

И всё же несмотря ни на что, Донецк вновь начинает постепенно возрождаться и жить полнокровной жизнью, как говорится, «всем смертям назло». Да, в городе, особенно на его окраинах, в Киевском и Куйбышевском районах, в частных секторах, примыкающих к аэропорту и Авдеевской промзоне, ещё много разрушений и опустошённых зданий. В основных местах скопления людей постоянно дежурят военные патрули, вооружённые автоматами (кстати, действительно предельно вежливые), а после 23.00 действует строжайший комендантский час. При этом в городе работают все театры, кинотеатры, выставочные залы и другие учреждения культуры, дети учатся в школах, студенты – в вузах, исправно работают коммунальные службы, дорожники, общественный транспорт. Каждый день открываются новые (вернее, закрытые ранее) кафе и магазины. Возобновили работу промышленные предприятия, не прекращали трудиться шахты.

Центр города выглядит ярко и нарядно, сверкает огнями новогодняя ёлка, радует глаз немалое количество подсвеченных зданий. Беженцы, которые в разгар войны уехали в Россию, в Украину или в другие страны, начинают потихоньку возвращаться на Родину. Конечно, нам, жителям миллионного Челябинска, нынешний Донецк казался довольно малолюдным (хотя до майданного переворота он насчитывал 980 тысяч жителей), однако все таксисты в голос говорили одно: по сравнению с тем, что было в 2014-2015 годах, город небывало оживлён. Люди уже привыкли к тому, что практически каждую ночь слышны взрывы от обстрелов и дома даже в центре города то и дело вздрагивают от падения тяжёлых снарядов, ведь линия фронта проходит всего в нескольких километрах. Первые же две ночи, проведённые в донецкой гостинице, позволили нам услышать и почувствовать всё это самим. Затем, правда, несколько дней ощущалось заметное затишье. Военные объяснили это приездом в Донецк спецпредставителя ОБСЕ.

Понятно, что о тишине и о прочном мире на этой земле пока приходится только мечтать (об этом, увы, говорят и последние сообщения новостных лент), однако Донецкая республика во многом и жива этой мечтой – о том, что наступит здесь новый День Победы. Не может не наступить.

Продолжение следует.

Фото: Алексей Гольянов