В Донецкой народной республике почти у каждого жителя есть своя трагическая история, связанная с этой войной. О погибших родственниках, друзьях, знакомых – ополченцах или мирных жителях, о разрушенных домах – своих или соседних, о разрыве семейных, родственных, кровных связей – идеологическом или физическом, из-за блокады.

Вот лишь несколько историй о жизни и смерти, рассказанных жителями Донбасса.

Тайна гибели полковника Юханова

10 февраля, за восемь дней до освобождения Дебальцево был найден убитым начальник УВД города полковник Евгений Юханов. Украинские СМИ сразу выдали свою историю его гибели. Мол, он погиб во время нападения диверсионно-разведывательной группы ДНР на горотдел милиции. «Вчера в Дебальцево диверсионно-разведывательная группа боевиков предприняла попытку захвата городского отдела милиции. Сотрудники милиции совместно с бойцами батальона спецназначения МВД Украины «Артёмовск» дали отпор диверсантам, которые не ожидали такого активного сопротивления. Геройски погиб начальник горотдела милиции - полковник Евгений Георгиевич Юханов. Украинская милиция потеряла одного из лучших своих представителей. Светлая память, и пусть земля ему будет пухом» – такова была версия прокиевских майданных властей. Однако на самом деле всё было далеко не так. И жители Дебальцево – непосредственные очевидцы и свидетели событий, рассказали нам, как всё было в реальности.

Евгений Юханов до войны был обычным нормальным ментом, постепенно продвигающимся по служебной лестнице. Но после майданного вооружённого переворота, когда власть в Киеве незаконно захватили националисты и погромщики, народ Донбасса выступил против наследников Бандеры и на референдуме подавляющим большинством голосов высказался за создание независимой ДНР. А потом Киев пошёл на Донбасс войной. Практически весь донецкий милицейский генералитет разбежался в разные стороны. Простым сотрудникам органов предстоял выбор: оставаться с земляками, с новой народной властью или, подчиняясь бывшему начальству, занять сторону АТО. Евгений Юханов не перешёл на сторону ДНР, уехал по другую сторону линии фронта. И вскоре был назначен руководителем горотдела УВД только что захваченного силами ВСУ Дебальцево. Вскоре ему даже присвоили звание полковника МВД Украины. Восемь месяцев город находился под властью фашиствующих национальных батальонов Украины. Сейчас в Дебальцево то время называют не иначе как оккупацией.

Понимал ли Евгений Юханов, что служит не государству, не законной власти, а левиафану в обличье войск ВСУ. Наверное, с какой-то поры стал понимать. Говорят, что даже в тех условиях он старался работать на совесть, раскрывать преступления. Но это-то его и сгубило. По городу прошла волна изнасилований молодых девушек. Все в городе знали, что это дело рук украинских военных, но любое слово об этом каралось самым жёстким образом. Рассказывают, что Юханов сам собрал неопровержимые доказательства, обличающие виновников преступления, чтобы хоть как-то остановить насилие в городе. И передал данные военному руководству. Через два дня он, по сути, был казнён.

На самом деле 10 февраля 2015 года Евгений Юханов был расстрелян прямо рядом со зданием горисполкома, практически у входа. Казнь произошла в центре города, у всех на виду. Как рассказывают очевидцы, к зданию подъехали машины, из них выскочили вооружённые люди, направились прямо к Юханову, сидевшему в своём автомобиле. Началась стрельба, и пули сразили офицера наповал. Затем один из стрелявших сел в машину начальника УВД и уехал. Вскоре труп Юханова нашли выброшенным в другом месте. У жителей Дебальцево нет сомнений, что его расстреляли украинские военные.

Есть, правда, ещё одна версия, почему украинские военные расстреляли главу Дебальцевского горотдела УВД. Мол, нацбатовцы заподозрили Юханова в связях с ополченцами, в частности, в том, что он продаёт им оружие. И без суда и следствия, чувствуя приближающееся освобождение города, привели приговор в исполнение.

Между тем в порошенковской Украине Юханова решили объявить героем и даже посмертно наградили орденом Мужества, чтоб уж точно закрепить в сознании масс, что его убили «пророссийские диверсанты». Киевским властям глубоко плевать на правду и на факты, о которых нам рассказали дебальцевские жители. А судьба Юханова – один из символов трагедии этой войны, когда люди по разные стороны баррикад начинают совершенно по-разному трактовать ясные, вроде, понятия: предательство, честь, долг, совесть.

 

Смерть с молитвой на устах

В один из первых дней нашей командировки мы отправились на курган Саур-Могилу – место, дважды священное для жителей Донбасса. Во время Великой Отечественной войны, летом 1943 года бои за эту высотку продолжались полтора месяца. Эта господствующая над степью высота несколько переходила из рук в руки. Гитлеровцы бились за неё, как за последний оплот на Донбассе, но были сметены наступлением Красной армии. В боях, проходивших в окрестностях Саур-Могилы, отдали свои жизни более 20 тысяч советских солдат. В послевоенные годы здесь был создан величественный монументальный комплекс, сродни волгоградскому мемориалу «Родина-мать», один из крупнейших в СССР. И кто бы мог подумать, что через 70 с лишним лет на эту землю вновь придёт война, и Саур-Могила, как и прежде, встанет стеной на пути фашиствующих, бандеровских батальонов. В 2014-2015 годах в этом месте вновь развернулись бои, и масштабные батальные скульптурные пилоны, посвящённые подвигу отцов и дедов, порой, служили прикрытием для защитников Донецкой народной республики. И высота вновь переходила из рук в руки, ибо контроль над ней – это контроль над границей и над огромной степной территорией на юго-востоке Донбасса. И ополченцы взяли эту высоту, сомкнули наступательный котёл и освободили эту территорию от нового нашествия.

Следы этих боёв хранит истерзанный мемориал. В день нашего приезда на Саур-Могиле должно было состояться богослужение в память о священниках, погибших в этой войне, убитых украинской захватнической армией. Украинская православная церковь Московского Патриархата потеряла в этой войне шесть священнослужителей. Историю одного из священников-героев рассказал нам поэт Владимир Скобцов.

Гибель настигла протоиерея Владимира Креслянского вечером 31 июля 2014 года, в канун дня памяти преподобного Серафима Саровского. Священник возвращался домой после вечернего богослужения в Свято­Вознесенском храме на окраине Луганска. Неожиданно начался артобстрела города украинскими силовиками. Осколки кассетной бомбы настигли его в нескольких десятках метров от своего дома. Тяжело раненый протоиерей опустился на колени и, истекая кровью, начал читать молитву. Как рассказали очевидцы, в этот момент вокруг падали другие кассетные бомбы, но чудесным образом ни одна из них не разорвалась. Люди вокруг остались живы. А сам священник так и умер от потери крови, стоя на коленях, словно в молитвенном предстоянии.

Перед своей смертью отец Владимир, видя, что у соседей разбомбили дом, утешил их, дал им ленточки с молитвой «Живый в помощи», крестики и сказал, чтобы они молились, не отчаивались и что Господь их не оставит.

Одна из прихожанок после рассказала: «Незадолго до своей смерти он постучал в окно одного дома и обратился к семье прихожан: «Срочно собирайтесь и уходите, через час в ваш дом попадёт снаряд». Они его послушались, и ровно через час именно в их дом попал снаряд, но люди успели спастись. В нём не было величавости, строгости. Он любил людей, и все к нему относились с теплотой».

Фото: Алексей Гольянов