Девушка со стальным характером

Подмосковная школьница Марьяна Наумова за последние два года стала настоящей легендой Донецкой народной республики. Девушка просто влюбила в себя дончан от мала до велика – своей искренностью, смелостью, готовностью прийти на помощь людям, верой в победу справедливости, недетским пониманием жизни.

Марьяна Наумова – заслуженный мастер спорта ДНР, четырёхкратная чемпионка мира, обладательница более 15 мировых рекордов в жиме штанги лёжа среди девушек-подростков по версиям различных федераций пауэрлифтинга. Она первая и единственная в истории силового спорта женщина, выступившая на главной сцене турнира по жиму штанги лёжа в рамках спортивного фестиваля «Арнольд Классик», проводимого Арнольдом Шварценеггером.

Но главная миссия, которую Марьяна избрала для себя, – быть послом доброй воли. Она уже восемь раз приезжала в Донецкую народную республику, и каждый раз девушка привозит благотворительные грузы, подарки, посещает госпитали, школы, воинские части, устраивает соревнования и мастер-классы для детей, спортивные турниры для солдат-ополченцев, по мере сил помогает людям, попавшим в беду.

Так получилось, что мы оказались в Донецке в одно время, сразу договорились об интервью, но дважды наши встречи срывались, переносились из-за того, что её не хотели отпускать с очередного устроенного ею детского или спортивного праздника. И всё же на третий раз наши пути пересеклись.

Первое, что увидела, – бородатые мужики с «калашами»

– Марьяна, когда ты первый раз приехала на Донбасс в декабре 2014 года, тебе было всего 15 лет. Что стало толчком?

– Я тогда о событиях в Донецке могла узнавать только из телевизора. Но мне этого было недостаточно, хотелось своими глазами увидеть, как живут в такой ситуации донбасские дети, как они учатся, чем занимаются. Хотелось понять, что здесь происходит реально. Я уговорила отца, мы своими силами собрали подарки, чтоб не с пустыми руками ехать, сели в машину и вперёд. Нам никто не хотел помочь в организации поездки, нас встретила на границе Алёна Кочкина, журналист местного радио. Нас пугали, что мы вот-вот попадём под обстрел, что сейчас начнётся наступление ВСУ. Тогда действительно всё было горячо здесь. Когда пересекали границу, нас встретил ополченец с пулемётом, из кустов вышел. Границы никакой не было. Всё было разрушено.

Вокруг безлюдье, темнота, нас отвезли в казарму, я сразу заснула. И когда открыла глаза, первое, что вижу, – стоят мужики бородатые с «калашами», гранаты лежат на столе, магазины заряженные. Думаю: «Куда мы приехали, зачем мне это было нужно?». Но потом, когда увидела улыбки детей, побывала в школе, где даже в такое время ежедневно учились 800 детей, почувствовала запах пирожков из школьной столовки, я влюбилась в этот город, в этих людей. Я поняла, что несмотря ни на что, несмотря на ежедневные смертоносные обстрелы, жизнь здесь продолжается, и дети ходят в школу, занимаются, веселятся, шутят, как обычные школьники у нас, в Подмосковье. Но при этом знают, что, если сейчас прилетит снаряд, им придётся спуститься в убежище. Двоякое было ощущение: и страх, и одновременно большое желание быть с этими ребятами, вместе веселиться, чтоб забыть о том, что идёт война, отвлечься от этого. И когда мы стояли на школьном дворе, буквально в соседний квартал, в другую школу прилетел снаряд, мы все слышали этот взрыв, и там погибла девочка Карина Белоног. Я не понимала, что такое возможно в нашем веке.

– Что должна чувствовать девочка, пусть спортсменка, силачка, когда она видит боль, кровь, смерть, разрушения…

– Мне кажется, даже у суперсильного, стального человека, у каждого есть эмоции, чувства, когда хочется плакать. Я стараюсь не показывать их, не могу расплакаться, даже когда хочется, но я понимаю, насколько это все тяжело, и переживаю всё у себя внутри. Я ощущаю эту боль, и потому, наверное, сюда и приезжаю каждый раз, потому что хочется поддержать жителей Донбасса и особенно детей.

Здесь быстро взрослеешь

– Ты видишь разницу между детьми на Донбассе и в России?

– Могу сравнить со своими одноклассниками. На самом деле, их особо ничего не волнует. Например, они не понимают, зачем я сюда езжу, что я здесь делаю, где это вообще находится, что здесь происходит. Они, дай бог, учатся, но в основном зависают в Интернете и ничем особенно не интересуются. А здесь дети другие. Эта война заставила их очень быстро повзрослеть. Я приезжаю уже третий год, встречаюсь с ребятами, с которыми виделась и в 2014 году, и понимаю, насколько они выросли за это время, они мыслят и рассуждают, как взрослые люди, их интересуют совсем другие вещи, не компьютеры и игры всякие. Они живут жизнью своей страны, болеют её болью. Я надеюсь, и мои одноклассники, и вообще ребята моего поколения тоже начнут хотя бы чем-то интересоваться, может, мой пример их к чему-то подтолкнёт. Очень бы хотелось, чтобы они начали задумываться о собственном будущем, будущем страны, которое зависит и от них тоже.

– А как тебя саму изменил Донбасс?

– Я была на войне, видела ужасы и горе, разговаривала с людьми, прошедшими тяжелейшие испытания, и они рассказывали такие истории, о которых на прочтёшь в книжках, после этого быстро взрослеешь. Всё это меня и сформировало.

Не надо воевать с детьми

– Что для тебя патриотизм, и насколько важное значение ты придаёшь этому слову?

– Я не считаю патриотами тех, кто носит футболку с Путиным и везде кричит, как он любит Россию. Я считаю, о человеке надо судить по его поступкам. Я не очень люблю говорить о том, что вот я была на Донбассе, в Сирии, в Северной Корее, езжу помогаю детям. Я просто это делаю и считаю себя патриоткой. Мой прадед сражался против фашизма. Это моя родина, моя страна, мой народ и донбассцы – мой народ. У нас общая история, общий язык. Для меня главное – что-то делать для своей страны.

К сожалению, у меня нет возможности оказывать какую-то глобальную помощь жителям ДНР, но, если бы могла, я бы постоянно возила сюда фуры с гуманитарным грузом, встречалась хоть с кем, только бы остановить войну. Но я вижу, что своими поездками сюда я привлекаю к событиям на Донбассе внимание людей, которых раньше вообще всё это не интересовало, людей, которые реально могут помочь.

– Известно, что недавно ты даже с Савченко общалась, чтобы помочь донецким детям…

– Я от своего имени обращалась к различным спортивным чиновникам, которые могли бы разрешить вопрос о том, чтобы дети Донбасса, спортсмены могли бы выезжать на международные соревнования. Не помогло. И я обратилась к Надежде Савченко, у нас были переговоры. Она в последнее время, на мой взгляд, иногда говорит здравые вещи, и я решила, что она как-то может помочь разрешить эту проблему, потому что есть указ минспорта Украины, что дети Донбасса не имеют права выступать на международных соревнованиях, это грозит дисквалификацией. Савченко ответила мне на письмо, потом у нас состоялся телефонный разговор, который закончился тем, что она сказала мне, чтобы я передала Путину, чтобы он вернул Крым и то, что ЛНР и ДНР не существуют, мол, это земли Украины и всё такое. Понятно, что тут наши взгляды кардинально расходятся. Но я надеюсь, что мы с ней лично встретимся, и я всё-таки попробую с ней поговорить, чтобы она не воевала с детьми. Пусть военные воюют с военными, политики договариваются между собой, но у детей должно быть счастливое детство, и я стараюсь как-то помочь этому.

Я не знаю, чем им запудрили мозги

– На твой взгляд, эту войну, эту блокаду – хоть как-то можно оправдать и простить?

– Буквально вчера я была в Горловке, где на днях от обстрела пострадал трёхлетний мальчик. Не пойму, как Запад не хочет замечать, сколько детей здесь погибло, сколько раненых. Правительство, которое отдаёт приказ стрелять по мирному населению, - это военные преступники, и я считаю, что Петра Порошенко ещё ждёт суровое возмездие за всё это. Я помню, как Порошенко лично сказал: «Мы сделаем так, что их дети будут сидеть в подвалах». Такие преступления не прощаются.

– В последнее время на Украине появилось огромное племя, которое можно назвать – «радующиеся смертям». Они скачут и выражают бурный восторг, когда погибают люди, совершаются трагедии. Как они радовались, что в Сочи упал самолёт с участниками хора им. Александрова, когда был подло убит Моторола и т. д. Ты когда-нибудь задумывалась, почему люди могут радоваться чужому горю и откуда это может быть в человеке? Извини за столь взрослый вопрос.

– Я считаю, что людям запудрили голову. Потому что раньше я ездила на соревнования в Киев, в Николаев, в Одессу, где у меня живут родственники, и никогда не было никаких проблем, все общались вполне по-дружески. А сейчас, когда к власти на Украине незаконно пришла эта хунта, людей стали зомбировать, они несут какие-то непонятные вещи, которые я не могу слышать. Когда они говорят, что их герой – Бандера, фашистский агент, причастный к многим и многим убийствам. С этими людьми я не могу разговаривать.

Для меня герой – это советский солдат, победивший фашизм, тот же мой прадед. Я не читаю украинских газет, не смотрю их телевидение, я не знаю, что нужно такое говорить, чтобы у стольких жителей целой страны так настроить мозги на ненависть.

Мне пишут ребята-спортсмены с Украины, с которыми мы раньше встречались: «Марьяна, извини, мы вынуждены удалить тебя из друзей в соцсетях и не общаться с тобой, потому что нам нельзя. Иначе за нами придёт СБУ». Некоторые начинают писать гневные комментарии, какая я плохая, что езжу сюда и помогаю детям ДНР. Я не знаю, чем и как им запудрили голову. Мне это непонятно. Но я надеюсь, что всё это скоро как-то разрешится, ведь мы раньше все вместе жили в одной могучей стране, и были непобедимы. Я считаю, что нужно возвращаться к идее большой сильной империи, нашего общего дома.

– Что бы ты хотела увидеть в Донецке?

– Мирного неба над головой, чтобы люди не боялись выходить на улицу и думать, что сейчас сюда может прилететь снаряд. Чтобы они жили и радовались жизни.

Вставай и добивайся!

– Ты чем-то увлекаешься помимо спорта и общественной работы?

– Для меня спорт стал и увлечением, и образом жизни. Когда я начинала, я не думала, что добьюсь столь больших высот, буду жать штангу с самыми сильными людьми мира, что меня Арнольд будет поздравлять с победой, жать мне руку. Ты приходишь в спортзал и чувствуешь: тут твоя атмосфера, родные стены, родная компания. Ещё я очень люблю путешествовать, фотографировать и очень рада, что мне удаётся всё это совмещать во время поездок на соревнования.

– Есть у тебя какие-то цели и задачи помимо спорта? Спортивный век короток, и это однажды закончится, а потом что?

– Вообще-то моим видом спорта можно заниматься хоть всю жизнь, от 8 лет до 80. Я видела бабушек, соревнующихся рядом с нами. Но в моих мечтах - после окончания школы поступить в хороший университет. В России хочу поступить на специальность «Международные отношения», а здесь в Донецке – на исторический факультет национального университета.

– Чтобы ты хотела сказать тем детям, у которых всё ещё впереди, которые только начинают осознавать, что происходит в этом мире?

– Мне кажется главное – иметь мечту! И не просто иметь, а делать каждый день хоть что-то, что приблизит к этой мечте. Да, постоянно будут какие-то моменты, когда нужно преодолеть себя, свою лень, неверие в свои силы, но это надо сделать, надо побороть. Если ты чего-то хочешь добиться, вставай и добивайся. И тогда всё сбудется.

Фото Алексея Гольянова