О достижениях 2017 года

Порадовало то, что в принципе наши прогнозы по стабилизации экономики оправдались. Мы это видим. Это то, что можно увидеть и почувствовать на реальной плоскости. Индекс промышленного производства вырос по сравнению с прошлым годом на 5,4 %, металлурги показали + 6,5 %, ввод в действие жилых домов – больше миллиона квадратных метров (+ 2,6 % по сравнению с показателями 2016 года). Среднемесячная начисленная заработная плата даже с учетом инфляционной поправки показала рост 4 %, уровень безработицы самый низкий за последние годы – 1,4 %. Мы уже практически вышли на докризисные показатели 2014 года. Я понимаю, чтобы двигаться вперед, всегда надо преодолевать какие-то сложности. Они объективно будут всегда возникать, и мы должны быть к этому готовы. Падать легко, подниматься очень не просто.

Об истории с рутением-106

В журналистской среде это называется «фейковая новость», она создана для того, чтобы можно было активно об этом говорить. Мы проверили, когда информация появилась, потому что не могли не отреагировать на подобного рода информацию. Запросы сделали, получили ответы, что никаких действий предпринимать не надо с точки зрения безопасности людей. Какие последствия для имиджа Челябинской области? К сожалению, негативные, как и любая информация, которая дискредитирует ситуацию в области. Что с этим делать? Давать объективную оценку, анализировать, размышлять.

Никто не понимает, что это такое рутений-106, никто не знает источников, но в то же время все говорят, что он откуда-то – у нас. Мы к этому легко относимся, с некой иронией, но последствия могут быть тяжелые, если мы не прекратим паразитировать на этой тематике. Этот пузырь, который мы надуваем вокруг истории с рутением-106, лопнет. Он надут до такой степени, что лопнет с громким хлопком.

Об итогах Года экологии

В целом я вижу положительную динамику в осознании той проблемы, которую нам необходимо решать. Это главный вывод, который я могу сделать. Я вижу динамику в среде промышленников. Они начинают все больше и больше понимать свою социальную ответственность по этому вопросу. Хотя они всегда понимали, что невозможно говорить о стратегии развития в территории, если ты не учитываешь мнение граждан, жителей этой территории, не учитываешь социальные запросы. Мы видим это на примере ММК, который готов к реализации программы «Чистый воздух», с нами активно сотрудничает группа компаний «Мечел», которые выступили с инициативой подписать соглашение о совместном движении в этом вопросе.

Я как губернатор не удовлетворен, что пока не получила федеральной поддержки наша инициатива стать пилотным регионом с точки зрения новой модели управления качеством атмосферного воздуха. Мы сейчас меряем качество воздуха на промышленных площадках, а нас интересует качество воздуха в жилых территориях. Собственно, в этом и разница, на которой мы настаиваем, и идея, которая была заложена в поручениях Президента РФ по итогам состоявшегося в прошлом году заседания Государственного совета на тему экологического развития России в интересах будущих поколений. Мы должны получить этот пилот, мы должны научиться управлять этими процессами и взаимодействовать с крупным бизнесом и понять, как мы совместно эту задачу можем решить. Нужно сделать так, чтобы у Челябинска, у Магнитогорска было светлое экологическое будущее. Мы не оставляем надежду, что инициатива будет поддержана. Мы над этим работаем. Год заканчивается, но не заканчивается наша работа по этой теме.

Что касается общей оценки, я понимаю, что для нашего региона, особенно для крупных городов, Челябинска, Магнитогорска, Карабаша, экология – основная проблематика, основной нерв. Объективно это так и есть на самом деле. И когда мы работаем с федеральными органами, выходим с новыми инициативами, я чувствую, что это поддерживается людьми. В этом плане я Годом экологии удовлетворен.

А когда «Зеленый патруль» ставит нас вниз экологического рейтинга регионов, никто не вдумывается, почему это происходит. Потому что мы самые грязные? Нет. Потому что мы самые активные. Мы точно не самый грязный регион! Мы ничем не хуже других территорий, ничем. Я предлагаю померять и сравнить, привести цифры, кроме эмоций и разговоров.

О выносе вредных производств за черту города Челябинска

Понятно, что это самое эффективное было бы решение для Челябинска. Конечно, здорово было бы вынести промышленные производства. В каком периоде можно это сделать? Практика должна быть такая, чтобы мы могли с вами дождаться результатов тех решений, которые мы принимаем. Вынести за территорию города, к примеру, «Мечел» или ЧЭМК, наверно, можно, но сложно этого дождаться. А вот вынести такое производство, как коксохим – это более реальная задача, которую можно поставить перед собой в обозримом будущем. Пока идеи выноса для меня – это красивое заявление, не более того. Практика, вероятнее всего, будет следующая – будут применяться лучшие доступные технологии, новые технологические решения. Они действительно другие с точки зрения воздействия на окружающую среду.

Одна из задач, которую мы будем решать в процессе управления качеством атмосферного воздуха, – это выяснение ситуации: надо ли принимать решение о выносе части производств за территорию города? Если мы и будем их выносить, то этот процесс долгий. Он не должен отрицательно сказаться на социально-экономическом развитии территории, а не должен способствовать ее деградации, как у нас произошло, в частности, в Верхнем Уфалее.

О перспективах саммита ШОС

Реальная подготовка ведется, и она вселяет в меня оптимизм, что мы, наконец, получим это решение о проведении саммитов ШОС и БРИКС в 2020 году в Челябинске. У нас 15 января будет очередная облетная группа здесь с целью оценки нашей готовности к проведению этого мероприятия. Мы должны продемонстрировать, что сделали за полтора года. Мы проделали серьезную работу. Для того чтобы реализовать проект строительства конгресс-холла в центре города на двух берегах Миасса., нам потребовалось больше года собирать это «лоскутное одеяло» из тех участков земли, которые там были распределены между разными пользователями, собственниками и арендаторами. Это огромная работа.

Собственно решение о том, где пройдет саммит, должно быть реализовано в виде документа до конца 2018 года. Мы надеемся, что это будет Челябинск.

О развитии туризма

Челябинская область действительно может предоставить качественную туристическую услугу, у нас есть что посмотреть, у нас есть где отдохнуть, у нас есть Горный Урал, которым можно любоваться. Я вас уверяю, он с точки зрения природных условий и возможностей ничем не хуже Швейцарии. И мы будем этим заниматься последовательно, меняя имидж Челябинской области как передовой области. Передовой со всех точек зрения. Как области, в которой можно жить качественно, интересно, в которую можно приехать и, собственно, реализоваться каждому человеку, который готов работать, а не спекулировать и не паразитировать на трудностях.

О сельской отрасли

Я городской житель, металлург, производственник. Я принимал информацию так, как она есть. Разговоры о том, что в деревне жизни нет, что деревня – черная дыра. Эти яркие фразы создали у меня иллюзию, что так и есть на самом деле. Я был в этом уверен, думая, что специалисты, эксперты оценили эту ситуацию, перспективу деревень. Челябинская область – территория рискованного земледелия. Вот еще одна жесткая фраза, хотя она в какой-то степени объективная.

Когда я начал погружаться в эту историю, в историю жизни на селе, историю этих людей, развития агробизнеса, который есть у нас, динамику, которую он демонстрирует, для себя понял, что я очень сильно ошибался. Очень много молодых людей организовывают фермерские хозяйства. Есть у нас господдержка соответствующая. Вот, к примеру, Верхнеуральский район. Мы проанализировали, что может появиться здесь такого нового и интересного. Размышляли о том, какие корни у этих людей. Это казачество, они всегда вели свое хозяйство. Мы предположили, что это будет работать и сегодня. Начали этим заниматься и видим активность людей, молодые семьи, пользуясь поддержкой, организовывают хозяйства – самодостаточный, небольшой доходный бизнес с высокой производительностью труда. Наша задача – помочь создать инфраструктуру для этого. То, что в принципе сделано на Западе. Вот у меня клочок земли, тут я хозяин, а все остальное мы делаем вместе. Раньше это называлось кооперация. В деревнях она была при советской власти. Ее осколки остались, но надо создавать что-то новое на современных условиях. Это одна дорога.

Вторая часть – это высокотехнологичные вертикально-интегрированные агропромышленные холдинги. То, что я там увидел, это было для меня действительно очень интересным с точки зрения инженера, организатора. За всем этим – цифры, о которых мы говорим. На 5 - 7 % растет наш агропромышленный комплекс ежегодно. Это в немалой степени – вклад именно таких предприятий. Они поднимают производительность труда, там хорошая заработная плата. Мы имеем профицит сейчас по многим продуктам питания, например, по мясу. Сдерживающая ситуация – проблема сбыта. Осваивать новые рынки – это большая совместная задача. Нам надо заходить на рынки Китая, Казахстана. И наша деятельность внешнеэкономическая сопряжена с этим. Будущий тренд наш – за высокими технологиями, за генной инженерией, которую можно и нужно здесь развивать, чтобы снять все риски того же самого мясного производства. Будущее – за семенным производством. Это позволит нам реально получать не 15-16 центнеров с гектара, а 25 - 30. Это все возможно при современных технологиях. Мы будем создавать условия для развития производства глубокой переработки продуктов питания.

О метро

Очень бы хотелось возобновить строительство метро. Я спускался несколько раз на стройку метрополитена, чтобы сформировать собственную оценку по этому поводу. Мы видим, что достаточно серьезные инвестиции вложены в это строительство. Но требуется еще больше. Мы, в том числе и с помощью депутатского корпуса, пытаемся попасть в федеральные программы по строительству метро. Сейчас таких программ нет. Ни одного метро в стране не построено без федерального финансирования. В свое время мы не смогли двигаться с другими городами-миллионниками, где метро работает. Но я думаю, что с точки зрения стратегии развития подземный транспорт нам потребуется. Может, с большим выходом на «дневную поверхность». Это решение более дешевое и простое. Метро нам потребуется, чтобы снять все вопросы и превратиться в современный город, где подземный транспорт привозит пассажиров на станции, которые становятся центрами развития. Но, к сожалению, все это время город развивался в своей логике, а метро строилось так, как было заложено при его проектировании, когда были спальные районы и промышленные части. Сейчас миграция потоков не совпадает с той логикой, которая заложена в строительство метро. Но в конце концов мы найдем решение по строительству метро и вводу его в эксплуатацию. Мы работаем над тем, чтобы встроиться в федеральные программы. Я считаю, что это будет очень полезно для города.

О вере в будущее

Я предлагаю назвать 2018 год – Годом объективности. Предлагаю нам всем вместе работать на формирование положительного имиджа Челябинской области. Потому что в противном случае мы будем нести экономические потери, которые будут нивелировать усилия, сделанные нашей промышленностью, бизнесом для того, чтобы наша территория развивалась и создавались качественные условия жизни для наших людей.

Уважаемые коллеги! Я верю, что у нас все получится. С наступающим Новым годом! С годом думающих людей и имеющих собственное мнение, это очень важно!

Константин Бурков, фото Алекскя Гольянова