Так уж повелось, что труд фотокорреспондента в отечественной журналистике ценится как второй сорт. Если ты не столичный и не челябинский фотокор. Могу сравнивать: я пятнадцать лет таскал тяжеленую сумку с аналоговыми камерами, будучи фотокором в Запорожье и в «Вечерней Москве». В Челябинских СМИ городской знаменитый фотоклуб научил уважать фотографии профессионалов: Юрия Теуша, Александра Чуносова, Бориса Каулина, Александра Кондратюка, Вячеслава Шишкоедова и Александра Фирсова. Это была школа! Я называю только тех, кто никогда не предавал свой труд и талант настоящего фоторепортера.

Труд был всегда тяжёлым и не всегда благодарным: хороших бильдредакторов даже в столице было наперечёт. Все помнят только Владимира Шина из «Советской России». И сейчас молодые московские бильдредакторы могут позвонить, например, Саше Кондратюку и попросить срочно сфотографировать заторы на трассе М5 на перевале Уреньга и через час(!) прислать в редакцию. Любая попытка рассказать как это сложно и почти невозможно воспринимаются как отговорка непрофессионала.

Из-за таких нелепых по времени заказов ушёл из фоторедакции ИТАР-ТАСС прекрасный профессионал Валера Бушухин. Я уж не говорю о том, что гонорары за такие подвиги без кавычек в горах и в непогоду не окупают даже расходы на «горючку». Все классные московские фотокоры работают в иностранных агентствах «Рейтер», «Ассошиэйтед Пресс». К примеру, Саша Земляниченко, мой оппонент в МГУ по диплому о проблемах фотокора областной газеты. Он для меня Бог военной журналистики.

Саша Фирсов относился к той редкой уходящей натуре профессиональных фотокорреспондентов: надёжных, работящих, самолюбивых и преданных Её Величеству Фотографии. Такие – умирают с камерой. Мало кто знает, что Юрий Теуш сам фотографировал свою операцию в онкологическом отделении «рыбьим глазом». Уверен, что и Саша держал камеру, пока её могли держать руки. Мы все были с ним на одних и тех же фотосъемках ключевых событий региона. В последний год он усыхал на наших глазах, но на работу шёл. И делал её достойно профессионала. Он снимал всё красиво, профессионально и оригинально. Я хорошо помню его репортаж с российско-китайских учений в Чебаркуле во главе с главнокомандующим В. Путиным. Меня поразило, как он мог выстроить фоторяд классического фоторепортажа. Он не скатился в гламур, и потому не выродился как репортёр. Хотя за гламур платят на порядок больше.

Счастье фотографа, когда его труд не унижают затыканием дыры в тексте. Настоящий редактор и дизайнер «танцует» на полосе вокруг хорошей фотографии. Это и привлекает читателя, который сегодня без иллюстрации ничего не читает. Беда и в другом: чтобы скрыть своё равнодушие к иллюстрации, ставят всё подряд и одинакового размера. И хорошие работы теряются в мозаике равнодушия.

Сегодня с уважением к фотографии относятся немногие: можно позавидовать Вячеславу Шишкоедову в «Южноуральской панораме». И Саше Фирсову в его челябинской редакции «АиФ» тоже было комфортно. Саша был добрым человеком, а в его профессии – это половина таланта: полная доверительность в отношениях с объектом съёмки. И обязательность во всём и всегда. Редкое качество у фотографа, но обязательное для профессионала в СМИ.

Вечная память последним из могикан нашей сложнейшей профессии…

Павел Большаков, на фото автора: Александр Кондратюк и Саша Фирсов (слева направо) на скачках в Чесме в июне 2016 года