Лозунг «Голосуй сердцем!» из 1996 года зачастую оказывается главным аргументом для избирателя на выборах любого уровня. Даже несмотря на известные последствия. Между тем эксперты призывают все-таки «голосовать умом». Для этого необходимо ознакомиться с программами кандидатов. Не все готовы эти документы искать, внимательно читать, сопоставлять с выступлениями политиков, а тем более критически оценивать. Вместе с политологом, представителем Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) в Челябинской области Андреем Лавровым мы попытаемся хотя бы частично компенсировать этот пробел.

Не по алфавиту

Что бы ни говорили противники выборов, но восемь зарегистрированных претендентов на главную должность в стране представляют довольно широкий выбор политических продуктов. По словам Андрея Лаврова, за каждым из кандидатов – мировоззрение, система ценностей.

– Их можно представить в виде некоей линейки, на одной стороне – патриотически-патерналистское сознание, на другой – либеральное. Зачастую кандидаты одного фланга отличаются от своих соседей, в общем-то, нюансами, – говорит политолог.

Итак, если следовать этой логике, то расставим претендентов следующим образом: Владимир Жириновский (ЛДПР), Максим Сурайкин («Коммунисты России»), Павел Грудинин (КПРФ), Сергей Бабурин («Российский общенародный союз»), Владимир Путин (самовыдвижение), Борис Титов («Партия роста»), Григорий Явлинский («Яблоко»), Ксения Собчак («Гражданская инициатива»).

При этом в каждой подгруппе, по словам Лаврова, есть лидеры и так называемые спойлеры, что подтверждается и соцопросами. Рассмотрим шесть наиболее известных и рейтинговых кандидатов: Жириновский, Грудинин, Путин, Титов, Явлинский, Собчак. И сравним содержательную часть их программ.

– Программы разные, есть очень емкие, есть лишь обозначенные отрывочными выступлениями и инициативами, – говорит А. Лавров. – Нам важны не сами обещания и лозунги, а пять ключевых позиций: внешняя политика, внутренняя политика, экономическая политика, социальная политика, культурно-информационная политика.

От края - к краю

Андрей Лавров отмечает, что патерналистско-патриотическое мышление господствует в сознании большей части российских избирателей. Первая половина кандидатов (в частности, Владимир Жириновский и Павел Грудинин) предлагает избирателю именно такой политический товар в чистом виде.

В центре спектра – Владимир Путин. Он единственный, кто пока не обнародовал свою предвыборную программу. Но ее логику представить несложно. Андрей Лавров отмечает два момента. Во-первых, действующий президент идет на выборы как не партийный кандидат, а как самовыдвиженец. Фактически он позиционирует себя как общенародный лидер. Во-вторых, его позиция – это, очевидно, продолжение его курса. Сделанное за предыдущие годы – есть часть его программы. А для людей дела всегда значительно важнее, чем слова, отмечает Андрей Лавров.

– На Путине происходит перелом, если говорить о нашей линейке, – говорит политолог. – Далее идет либеральное крыло. И начинается оно с «полулиберала» Бориса Титова.

Нынешний бизнес-омбудсмен благосклонно относится к идеям Столыпинского клуба. Если предельно упростить (здесь и далее мы так будем поступать), то взгляды Титова таковы: в политике – консервативно-патриотические, в экономике – полностью либеральные.

Следом за ним в сторону большего либерализма идет Григорий Явлинский.

– У меня впечатление, что это призрак из прошлого, хотя сам лидер «Яблока» считает, что он призрак из будущего, – говорит Андрей Лавров, отмечая, что нынешние идеи кандидата базируются во многом на программе «500 дней».

На самом краю нашей «скамейки» расположилась Ксения Собчак.

– Ее взгляды – это крайняя форма либерализма, я бы даже сказал либертарианства, – резюмирует политолог.

Внешняя политика

– Жириновский и Грудинин – имперцы, оба за продолжение противостояния с Западом. Уж если искать союзников, то, по их мнению, на Востоке, – отмечает Лавров. – Оба говорят об особом пути России. И обоих внешняя политика, проводимая действующим президентом, в общем, устраивает. Правда, в их исполнении она гипертрофированная. У Грудинина образцом взаимоотношений с Западом является сталинское противостояние. А Жириновский, помнится, предлагал отменить доллар и хотел помыть сапоги в Индийском океане. Оба кандидата за эскалацию конфронтации с Западом, тогда как Путин, твердо отстаивая российские интересы, пытается найти компромиссы с «партнерами».

– У Титова позиция в отношении Запада мягче, – продолжает политолог. – С Америкой мы не друзья, но мы должны пытаться если не склонить на свою сторону Европу, то, по крайней мере, не ссориться с ней. Он мыслит Россию как часть Европы, а не отдельную цивилизацию. Мечта Столыпина – создать ось Берлин – Москва – Токио повторяется у Титова и сегодня, с той лишь разницей, что сейчас вместо Токио называется Пекин.

Ничто так не выявляет принципиальные расхождения патриотов и либералов, как Крым и Донбасс. Позиция Жириновского и Грудинина очевидна. Титов, хотя бы потому что является госслужащим, не может иметь отличной от руководства страны точки зрения.

– А вот Явлинский считает, что вопрос о судьбе Крыма должна решить некая международная конференция, – говорит Андрей Лавров. – То есть мы должны признать присоединение Крыма незаконным. Явлинский выступает за немедленный вывод войск из Донбасса и Сирии. Он положительно относится к отправке европейских миротворцев на юг Украины.

Еще более резко обозначает свое отношение к этой теме Собчак. Если Явлинский считает, что принадлежность Крыма под вопросом, то она прямо говорит: «Крым – это Украина». Остальные ее высказывания сводятся к тому, что Россия должна жить по законам однополярного мира, где в центре стоят, разумеется, США.

Внутренняя политика

Жириновский в своей программе заявляет без обиняков: «Россия должна стать унитарным (единым) государством с административным делением на губернии. Нужно уйти от национально-республиканского устройства страны и перейти к территориально-административному… Убрать национальные названия регионов».

С другой стороны, он же ратует за более высокую степень местного самоуправления. А также считает, что 70 процентов налогов нужно оставлять на местах, в центр же переводить только 30 процентов.

– В монокультурном и мононациональном государстве, причем, в очень небольшом, это реализуемая идея, – комментирует Андрей Лавров первую часть высказывания кандидата. – Россия – не такая страна. Но Жириновский – это всегда популизм. Ждать от него непротиворечивости – это слишком.

Идея Жириновского – это прежде всего социальное государство с подчеркнуто доминантной ролью всего русского и православного

– Он националист. Судя по всему, идеалом для него является Россия периода Александра III и идеологическая триада графа Уварова: «Православие. Самодержавие. Народность», – резюмирует политолог.

Грудинина уже называли «российским Лукашенко». Судя по всему, белорусская модель государства ему действительно близка.

– Ее отличие от советской – более терпимое отношение к частной собственности, – комментирует Лавров. – Я бы еще сравнил «модель Грудинина» с тем, что сделал в свое время Китай: все политические рычаги остаются в одних руках, политическая свобода не допускается, а в области экономики признается рынок.

Интересно на этом фоне увидеть логику Владимира Путина.

– Если у Жириновского и Грудинина идеалы в прошлом, то Путин смотрит в будущее. Он взял курс на обновление и модернизацию государства, – считает политолог.

По мнению Андрея Лаврова, внутриполитическая модель Бориса Титова – это олигархическое государство. Максимально широкая свобода для предпринимателей, вплоть до возможности создания частных армий.

– Может быть, идеалом для него служит Великий Новгород периода расцвета. Но я бы сказал, что это больше напоминает семибоярщину времен Смуты и «семибанкирщину» в эпоху Бориса Ельцина, – говорит политолог. – Для него идеал – ельцинское время. Тогда таким, как он, жилось лучше всего.

Напомним, что Титов до перехода на госслужбу был крупным бизнесменом. По данным на 2006 год, его состояние составляло более миллиарда долларов.

Явлинский в своих выступлениях на внутриполитическую тему сосредоточился на критике недостатков существующей модели.

– Но идеал для него США, – отмечает Андрей Лавров. – Это реальное разделение властей и независимость судов. Явлинский хочет построить президентскую демократию по американскому образцу.

Казалось бы, куда либеральнее. Тем не менее единственная женщина в президентской кампании и тут способна удивить.

– Ксения Анатольевна выражает позицию даже не западно-либеральной государственности, сколько уже видение антиглобалистов, – говорит Лавров. – Они считают, что государство как можно меньше должно вмешиваться в дела граждан. И вообще не убеждена, что оно нам в будущем понадобится как таковое. Надежда тут на то, что люди сами организуются, например, через социальные сети. Молодежная аудитория ее понимает. Максимальное развитие всех моделей самоуправления, максимальное исключение государства из сферы жизни людей – вот позиция Собчак…

Экономика

– Для патерналистской модели идеалом является не город, а деревня, – говорит Андрей Лавров. – Потому у Владимира Жириновского и Павла Грудинина отчетливо выражена сельская тема. Отсюда лозунги: «Возродить русскую деревню», «Вернуть молодежь на село» и т. д. Но есть нюансы: первый видит потенциал у хуторского типа расселения и соответственно хозяйствования, а второй ставит на колхозно-совхозную модель, а точнее, даже на латифундии.

Лозунг Жириновского и Грудинина – экономика должна работать для народа, а не для олигархов.

Грудинин прямо предлагает национализацию стратегически важных отраслей промышленности, энергетики, железных дорог, систем связи, ведущих банков. Жириновский слова «национализация» избегает, но предлагает по сути то же: «изменить юридическую форму» добывающих сырье и перерабатывающих его компаний, превратив их в государственные и народные предприятия.

Идее социального государства подчинена в планах Грудинина и Жириновского система налогообложения. Во-первых, предлагается ввести прогрессивную шкалу налогов, во-вторых, освободить вовсе или свести к минимуму фискальную нагрузку на производство и науку.

Консерваторам близка идея закрытой экономики: Россия, по их убеждениям, это «осажденная крепость», которая должна сама себя обеспечивать по возможности всем. Разумеется, ни о каком членстве в ВТО речи быть не может.

– Экономическая модель, которая греет душу Борису Титову, – это, безусловно, рыночная экономика с опорой на новый средний класс, который еще только нужно создать, – подчеркивает Андрей Лавров.

В этой системе олигархи – просто лучшие из предпринимателей, более пробивные, предприимчивые, деятельные и как итог – более удачливые. Политолог отмечает эту интересую особенность: Титов не видит границы между мелким/средним предпринимателем и крупным бизнесменом. Для него это один класс. Между тем и те, и другие эту разницу ощущают весьма отчетливо.

Роль государства, по мысли Титова, должна состоять лишь в том, чтобы создать условия для развития бизнеса, сведя все ограничения к минимуму. А желательно дать бизнесу полную свободу в деле извлечения прибыли.

В основных своих чертах эти взгляды разделяют Григорий Явлинский и Ксения Собчак. Явлинский при этом не забывает о несправедливом разделе собственности между олигархами в результате так называемых залоговых аукционов. Но предлагает легитимизировать ее с помощью системы компенсационных выплат и даже специального налога. Таким образом он предлагает окончательно закрыть вопрос о несправедливой приватизации и провозгласить безусловную  неприкосновенность частной собственности.

Лавров отмечает, что при явной идеологической близости к неолибералам, у Явлинского есть популистская идея о базовом доходе граждан, так называемых «именных счетах», на которые идет часть средств,  полученных от экспорта природных ресурсов. То есть речь о пресловутой «природной ренте».

Ну и наконец, все кандидаты на пост президента в один голос твердят: нам нужна несырьевая экономика.

– Единственное отличие: Владимир Путин говорит, что создавать ее необходимо опираясь на сырьевую экономику, остальные же хотят отменить ее, что называется, с понедельника, – резюмирует политолог.

Социальная политика

– Идея Грудинина понятна: возврат к социалистическому государству. С обязательным трудоустройством, огромным количеством непрямых выплат, различных льгот и прочего подобного, – продолжает Андрей Лавров. – Жириновский – патриот-националист. У него базовая идея – демография. Просто говоря, он хочет, чтобы русских стало больше. Вся «социалка» подчинена этой идее, включая бесплатное ЭКО, воссоздание молодежных жилищных кооперативов, пропаганда ЗОЖ.

Грудинин полагает, что здравоохранение (как и образование) должно быть бесплатным. Жириновский выражается более обтекаемо: «сохранить все бесплатные формы услуг» (из того, что осталось?), а платную медицину «поставить под жесткий контроль».

Основные тезисы Путина в этой сфере мы уже видим в действии: материнский капитал, денежные выплаты за первого ребенка, дополнительные места в детсадах, увеличение финансирования здравоохранения.

– Логика действующего президента такова: последние пять лет нам пришлось уделять огромное внимание военной сфере, мы ее привели в соответствие с современными стандартами, сейчас пришло время социального поворота, – комментирует Лавров. – Главная цель теперь – уменьшение колоссального социального разрыва между самыми богатыми и самыми бедными. Это ключевой запрос населения, основная проблема России. Все остальные наши проблемы, в сущности, вторичны.

По мнению политолога, отношение к «социалке» у Титова можно свести к формуле: ничего в социальной политике принципиально менять не нужно, надо увеличить общий пирог, тогда денег хватит всем. Увеличивая социальные выплаты, мы забираем деньги у бизнеса, тем самым ограничиваем его развитие. США тратят в разы больше на медицину и образование в силу того, что у них в разы больше денег. С другой стороны, Титов выступает за прогрессивное налогообложение, что, впрочем, не отменяет главной идеи либералов, которой он привержен: умный и деятельный человек себя и свою семью обеспечит сам.

– Для Явлинского социальная сфера – это прежде всего защита прав индивидуумов от государства, – говорит Андрей Лавров. – У него есть «антикризисная программа», которая называется «Земля. Дома. Дороги», ее смысл: государство предоставляет семьям бесплатно землю и подводит к участку коммуникации, а дом люди строят самостоятельно.

Политолог отмечает, что нынешняя предвыборная программа кандидата, как ни удивительно, во-многом повторяет контуры перестроечной программы «500 дней». Например, в части разгосударствления госкорпораций и необходимости создания среднего класса. Политика выравнивания жизненных возможностей людей независимо от уровня их доходов, по Явлинскому, должна работать точно так же, как это происходит в США – через систему велферов.

В программе Собчак, которая ориентируется на поддержку своей кандидатуры молодыми, раздел «Социальная политика» в основном посвящен образованию, здравоохранению и экологии. В числе мер – сохранение и развитие системы ЕГЭ, сокращение числа вузов с государственной аккредитацией, создание условий развития частной врачебной практики и поддержка коммерческой медицины. Впрочем, тут же кандидат говорит о необходимости закрепить уровень бюджетных ассигнований на здравоохранение в размере минимум шести процентов от объема бюджета.

Щекотливый вопрос о повышении пенсионного возраста Собчак предлагает решить с помощью механизмов мотивации граждан пожилого возраста для более позднего выхода на пенсию.

– Понятно, что претенденты в отличие от действующего президента более свободны в обещаниях, – резюмирует Лавров. – Поэтому я бы рекомендовал делать выводы относительно «социальной» части программ кандидатов не из того, что написано, а, как минимум, соотносить это с логикой других разделов.

Культура и информация

Кажется, ни у одного из кандидатов в программе нет отдельного раздела, посвященного этой сфере. Между тем, судя по наиболее горячим сюжетам общественной полемики последних лет, тема волнует избирателей. Правда, эти сюжеты сколь ярко разгораются, столь же быстро забываются. Два примера –«Матильда» и «Пусси Райот».

– Для Жириновского главный вопрос – миссия России в возрождении культуры. Россия – это Центр Мира, Святая Русь, за ней будущее человечества, – говорит Лавров. – Пользуясь более рациональными терминами – Жириновский предлагает взять курс на больший отрыв от окружающего мира, на самостоятельность национальной культуры.

У Грудинина чуть более мягкий подход: Россия – лучшая, но все же часть мировой культуры. По мнению политолога, тут играет роль своего рода наследие советского интернационализма.

– Однако остается главное. Вся культура для Грудинина – это идеология. Показательный пример: в одном интервью он говорит сначала, что против цензуры, а буквально следом выступает за запрет фильма «Смерть Сталина».

Путин, как и Грудинин рассматривает культуру как часть идеологии, но не классовой, а как концентрацию смыслов новой России.

– Это развитие национальных культур, опираясь на традиции, – комментирует Андрей Лавров. – Сохранение национального своеобразия по Путину очень напоминает позицию де Голля, который фактически спас французскую культуру от англо-саксонской экспансии. Как это делалось во Франции, мы знаем: квоты на национальное кино, на трансляцию музыки по радио и т. д.

Титов явно допускает гораздо больший уровень свободомыслия. Но, по мнению нашего эксперта, здесь есть любопытная особенность:

– В этой системе существует как бы две субкультуры: одна для олигархов, другая для «крепостных». Образно говоря, для первых – легализация проституции, для вторых – скрепы и духовность а-ля Столыпин.

Собчак предлагает максимум свободы для всех, включая легализацию марихуаны и гей-парадов.

– Полное отсутствие какой-либо цензуры, художественно-стилистическая вседозволенность. Эстетически она ориентирована на Запад, причем, во времена загула конца 1960-х, продолжавшегося вплоть до начала 1980-х, – говорит Лавров.

Есть еще один существенный сегодня критерий – отношение к религии. Но здесь, по словам политолога, все вполне очевидно:

– Чем ближе к патриотическому краю – тем больше религиозности в риторике. И наоборот. То же самое касается бытовой свободы. На одном краю – «Не делай ничего, что не предписано», на другом – «Делай все, что не запрещено».

Фото из открытых источников