Перепутье братских народов

Мятеж Чехословацкого корпуса, начавшийся 25 мая 1918 года в Челябинске, самым серьезным образом отразился на судьбе сербов (югославян) – как тех, кто входил в состав самостоятельных военных единиц или красноармейских формирований, так и тех, кто находился в стране в качестве гражданских лиц, перебиваясь чем придется. Проблема выживания в большей степени, чем идеологические мотивы, определила их отношение к начинавшейся Гражданской войне в России.

Сербский консул Йован Миланкович и его доверенные лица с 8 по 12 сентября 1918 года провели в Челябинске в здании Народного дома «Скупщину югославянских групп и организаций». Скупщина (собрание) приняла резолюцию, которая хорошо проясняет цель ее созыва: «...сейчас, когда Россия стала подниматься на ноги, все сербы, хорваты и словенцы, разбросанные по всей России, должны объединиться и помочь братьям чехословакам и союзникам возродить Россию. Ибо только с помощью свободной России мы сможем вернуться в наше общее освобожденное отечество...».

Ставились вполне конкретные задачи: «1. Считая сербов, хорватов и словенцев представителями одного народа, который стремится к культурному, национальному и политическому единству, Скупщина приходит к выводу, что и здесь, в России, а также в других частях света имеет право существовать только одна организация, только один политический и военный курс, который следует проводить в тесном контакте с нашим естественным и главнейшим представителем Королевством Сербия. Никакие другие обособленные действия не допустимы, так как они были бы на руку Австрии… 3. Созывается Временный югославянский народный комитет в России (ВЮНК), который будет действовать до тех пор, пока все югославянские военные и политические организации в России, стоящие на позиции полного освобождения и объединения всех сербов, хорватов и словенцев, не изберут один верховный орган всех югославян в России…».

Работа Скупщины и ВЮНК с сентября 1918 года финансировалась из казны батальона в Челябинске (65 тысяч рублей) и батальона майора Благотича (70 тысяч). В феврале 1919 года правительство адмирала А. В. Колчака открыло ВЮНК ежемесячный кредит в 25 тысяч рублей под гарантии югославянского государства.

Возвращение на Балканы

Наступление красных на Урал и прорыв в Западную Сибирь летом 1919 года нарушили планы югославянских политических и военных организаций. Перспективы желанного возвращения домой становились все более туманными. Единственным вопросом было, каким путем добираться на Балканы – через Дальний Восток, Тихий и Индийский океаны к Суэцкому каналу или по суше, через европейскую часть России.

Миланковичу было ясно, какую позицию следует занять в Гражданской войне в России. В письме командиру полка в Челябинске от 31 марта 1919 года он указывал: «Мы никогда не должны забывать, что мы автономная самостоятельная единица, представляющая свободное независимое государство. (Мы не должны координировать свои действия с румынскими, карпаторусскими и польскими силами.) Будем поддерживать русских (подчеркнуто в оригинале) всегда и в любом случае, насколько нам позволяют наши скромные силы. Это наша святая обязанность. Поэтому я никогда не принимал чешского покровительства. Постараюсь, чтобы и наш полк в Томске перешел с французского на русское кредитование».

Весьма интересны наблюдения санитарного капитана 1-го класса Драгутина Костича из донесения от 29 января 1919 года, о мотивах участия сербов в борьбе с большевиками: «Каждый наш солдат охотно дрался с большевиками, так как в большевистской армии было 70 процентов венгров, 20 процентов немцев и 10 процентов русских. Борьбу с большевиками наши рассматривали как войну против Австрии... Немцев и венгров убивали, а русских жалели, прятали...».

Участие сербских, югославянских частей в военных операциях против большевиков летом 1919 года свелось лишь к активным действиям полка имени майора Благотича, находившегося в Челябинске. Остальные формирования находились в глубине Сибири, и их возвращение на фронт даже не планировалось.

Пребывание основных групп сербов и югославян в Сибири продолжалось до августа 1920 года. 3 августа из Владивостока на пароходе «Гималая» было отправлено 648 офицеров и солдат и 393 гражданских подданных.

Создание полка имени Благотича

В середине августа 1918 года из отставших чинов 2-й бригады 1-й Сербской добровольческой пехотной дивизии в Челябинске был сформирован Челябинский сербский батальон под командованием подпоручика Янко Ковачевича. 25 сентября 1918 года на заседании ВЮНК было принято решение объединить Челябинский батальон, батальон майора Благотича, погибшего накануне смертью храбрых при попытке отбить у большевиков Романовский мост под Казанью, и отряды из Самары в новое формирование – 1-й Добровольческий полк сербов, хорватов и словенцев им. майора Благотича. Командиром его был назначен капитан 1-го класса М. Маринкович.

С 15 октября 1918 года полк вошел в состав 3-го Уральского армейского корпуса белых. Командование Западной армии поручило полку охрану города. После ухода чешских частей из Челябинска в Сибирь и на Дальний Восток (зима 1918/1919) на полк была возложена задача охраны железнодорожного пути на участке от Челябинска до линии фронта Западной армии. На 29 января 1919 года состав полка насчитывал около 5,5 тысячи человек, подразделения его находились в Челябинске, Миассе и Златоусте. При полку издавалась газета «Юго-славянское объединение». С февраля 1919 года вместо заболевшего и уехавшего в Европу капитана Маринковича полком командовал капитан 1-го класса Владимир Павкович. В ходе весеннего наступления армий адмирала Колчака части полка были направлены на охрану отбитой у красных Уфы (март 1919-го). После оставления Уфы (июнь 1919 года) полк вновь дислоцировался в Челябинске, в Красных казармах.

В жерновах «челябинской мясорубки»

После падения Златоуста (13 июля 1919 года) и прорыва красных через Уральские горы сербскому полку в Челябинске стала угрожать непосредственная опасность. Командующий Западной армией генерал-майор К. В. Сахаров 23 июля 1919 года пригласил командира полка Павковича и сказал ему: «Я рассчитываю на то, что в данный момент сербы участвуют в борьбе, так как сейчас, очевидно, наступает перелом и делу большевиков приходит конец». Генерал Сахаров просил (!) сербов в соответствии с планом разработанной Челябинской операции выступить в ночь с 23 на 24 июля 1919 года на защиту Челябинска с северо-запада. С юго-запада город прикрывали также малочисленные части Саткинской егерской бригады.

Павкович повиновался, но на фронт послал далеко не весь полк, а только три отряда по сто штыков с четырьмя пулеметами и эскадрон в шестьдесят сабель. Командиром соединения был назначен капитан 2-го класса Шимунич. Бойцы полка заняли позиции на северо-западной окраине Челябинска, в районе от кожаных и кирпичных заводов до Красных казарм. Утром 24 июля они вступили в неравный бой с частями наступавшего по Екатеринбургскому тракту 235-го Невельского полка 27-й стрелковой дивизии красных. В ходе ожесточенного трехчасового боя погибли почти все офицеры отряда (командир отряда Шимунич, командир роты подпоручик Гаврич, бывший адъютант майора Благотича поручик Любомир Пиля, начальник пулеметной команды Хас, взводный офицер Шрамцер и адъютант батальона поручик Попович) и до 150 солдат, остатки отряда отошли на восток южнее Первого озера в направлении деревни Чурилово. Одновременно две роты 2-го батальона полка при подавлении начавшегося разгула уголовных элементов, грабежа купеческих лавок, магазинов и домов обывателей, потеряли убитыми двух офицеров (подпоручиков Кларича и Финка) и около пятидесяти солдат. К 26 июля 1919 года части полка расположились в эшелонах на станциях Чумляк и Шумиха.

В разгар Челябинской операции, 2 августа 1919 года, когда положение белых было уже критическим, Павкович отправил адмиралу А. В. Колчаку донесение, в котором просил «в связи с большими потерями в ходе боя под Челябинском» сосредоточить полк в Красноярске. Последовало согласие адмирала, и полк перебазировался в Красноярск. Уход из «челябинской мясорубки» (которую некоторые исследователи небезосновательно считают одним из ключевых моментов в истории Гражданской войны), где по самым скромным подсчетам полегло около 15 тысяч человек, не спас самого Павковича. Прибыв в Красноярск, полк расположился в Казачьих казармах в Покровке. Солдаты полка в условиях боевой бездеятельности и яростной эсеровской и большевистской пропаганды пьянствовали, скандалили, не подчинялись приказам офицеров. 10 октября за отказ выдать на расправу офицера, застрелившего незадолго перед этим фельдфебеля, Владимир Павкович, произведенный накануне в полковники, был убит в помещении штаба полка одним из своих солдат.

На стороне большевиков

Когда осенью 1919 года белые начали отступление на восток, за ними последовал и консул Миланкович со своим окружением. 14 ноября части РККА вошли в Омск, а Миланкович и его люди уже были в Иркутске, где стали свидетелями окончательного развала армии и властных структур правительства адмирала А. В. Колчака. Миланкович, срочно перебравшийся в Харбин писал оттуда: «Я только беспокоюсь о наших войсках, которые находятся как раз посреди этой русской «каши». На счастье, у нашего полка в Красноярске есть на станции свои эшелоны, приспособленные к зимнему путешествию. В случае необходимости у него будет возможность прорваться на Восток».

Но судьба распорядилась иначе. 4 - 6 января 1920 года после предательства генерала Б. М. Зиневича часть полка взбунтовалась, и вместе с частями 1-й армии на сторону красных перешли в Красноярске около 2,5 тысячи военнослужащих полка имени майора Благотича, которых советская власть зачислила затем в состав 1-й Енисейской военно-инженерной рабочей бригады. Два других батальона полка майора Благотича, решившие не сдаваться большевикам и двинувшиеся по железной дороге в сторону Иркутска, вскоре остановились – железная дорога была забита эшелонами 5-й Польской дивизии. 10 января 1920 года остатки полка были взяты в плен на станции Клюквенная Канского уезда Енисейской губернии. Прорвался на восток лишь конный дивизион капитана Й. Божича, ушедший затем в Читу. Попавшие в плен югославяне оставались на службе у красных до 1921 года – вплоть до возвращения домой.

Иван Купцов, фото из открытых источников