Четыре года понадобилось губернатору и правительству региона для того, чтобы исправить ошибки своих предшественников и приступить к новому этапу развития Челябинской области. Целью должен стать современный процветающий регион, комфортный для жизни и работы. Есть понятные ориентиры и понимание, как должны решаться текущие и стратегические задачи. Период, начавшийся в 2018 году, можно сравнить с прямым участком дороги. Конечно, от трещин и ухабов никто не застрахован. Именно поэтому нам нужна профессиональная, эффективная и ответственная власть на всех уровнях. Но также – и неравнодушное общество. Об этом наш разговор с вице-губернатором Челябинской области Евгением ГОЛИЦЫНЫМ.

ЗВУ: смыслы не изменились

Евгений Викторович, в следующем году движение «За возрождение Урала» отметит свое 25-летие. В чем, на ваш взгляд, его историческое значение и каковы перспективы? 

– Появление ЗВУ было связано с экономической обстановкой. Многие забыли то время – галопирующая инфляция, мизерные зарплаты, которые к тому же постоянно задерживались, в магазинах – сплошь иностранные продукты, даже газировку везли из Польши. Промышленные предприятия в отсутствии госсазаказа находились в упадке. Плюс ко всему этому – приватизация, легшая тяжелой ношей на общество. Необходимо было консолидировать ту часть населения, которую, во-первых, такое положение вещей не устраивало, а во-вторых, для которых был важен не протест, а возможность созидания.

Вокруг Петра Ивановича Сумина сформировалась команда единомышленников, что позволило ему через какое-то время встать во главе области. Важно, что ЗВУ всегда воспринималось как надпартийная организация, которая объединила людей, уставших от риторики КПСС, но не готовых вступать в какие-либо партии. Этот вакуум, смысловой в первую очередь, заполнило новое региональное движение.

Для Петра Ивановича любовь к родному краю, малой родине, красной нитью прошла через всю его жизнь. Эта мысль оказалась близкой для сотен тысяч, даже миллионов южноуральцев. Возрождая свое село, город, район и делая это вместе, можно возродить Южный Урал и нашу большую Родину - Россию. Возникает синергетический эффект. Смыслы за эти годы не изменились.

Но меняется жизнь вокруг…

– Происходит естественная смена поколений. Хорошо, что ЗВУ обновляется, что появилось молодежное крыло движения. Есть надежда, что молодежь активно включится в те проекты, которые сейчас реализуются. Трансформация позволяет  ЗВУ не просто оставаться на плаву, а и теперь, спустя четверть века выступать цементирующей, смыслообразующей силой. Движение никогда не было конъюнктурным. Основные ценностные ориентиры ЗВУ актуальны и сейчас. Главное, что они поддерживаются людьми и привлекают под эгиду движения различные политические силы и общественные организации.

Особенный регион

Тот факт, что подобных движений, кажется, нет нигде в России, позволяет размышлять над особенностями Челябинской области. И не только в политическом аспекте. В чем вектор движения Южного Урала?

- Сложно описать контуры будущего нашей области в нескольких предложениях. Очевидно, что в мире и стране идет конкуренция за привлечение ресурсов. Целью стратегии развития области, как ее формулирует лидер движения и наш губернатор Борис Александрович Дубровский, является в первую очередь человек. Регион должен быть комфортным для его жителей. А это зависит от наших экономических возможностей. Следовательно, будут развиваться базовые отрасли региональной экономики. Но теперь уже на новом, высокотехнологическом уровне, учитывающем не только конкурентное поле, но и, в частности, экологические требования. Изменения происходят постепенно и видны. Раньше, проезжая мимо цинкового завода, люди буквально зажимали нос от едкого запаха. Теперь на территории предприятия растут ели. При прежних выбросах эти чуткие к загрязнению деревья погибли бы.

Когда-то мы говорили, что живем в зоне рискованного земледелия. Сегодня агропром становится прорывной отраслью. Южный Урал ставит рекорды по сбору зерновых. Развивается животноводство и растениеводство. Продукция переработки идет на экспорт. Причем продукты питания, изготовленные в Челябинской области, по праву считаются экологически чистыми. Мы даже получили специальное свидетельство надзорных органов Китая, дающее право завозить нашу продукцию в эту страну. Китайский рынок очень емкий, но одновременно весьма закрытый для иностранцев. 

У нас работают системообразующие предприятия Росатома и Роскосмоса. Сегодня развиваются они не только в военной парадигме, но теперь уже и гражданской.

Все новые производства, которые появляются на территории области, высокотехнологичны и экологичны. Недавно довелось побывать на заводе «Агрегат» в Симе, где выпускается продукция авиационно-технического назначения. Признаюсь, меня поразила культура производства и сама атмосфера на производственной площадке.

Производство – это одна сторона медали, человеку нужно еще и отдыхать, причем с пользой для здоровья. На Южном Урале есть все условия для этого – несколько природно-климатических зон, горы, озера, леса. Использование рекреационного потенциала Южного Урала встроено в стратегию развития региона. Нам необходимо сделать прорыв в развитии инфраструктуры туризма. Нужен новый аэропорт, затем дороги, в первую очередь, конечно, обновленная трасса М-5. На эту же идею будет работать высокоскоростная железнодорожная магистраль, которая соединит Челябинск с Екатеринбургом, а в перспективе станет звеном стратегического транспортного коридора «Евразия» Москва – Пекин.

Человек должен иметь возможность быстро добраться до наших главных туристических объектов и получить там качественный сервис. Нужно, чтобы по пути он мог остановиться, перекусить, прогуляться. К нам едут туристы из других регионов уже сегодня. Их может быть на порядок больше. Кроме того, туризм – это важная составляющая полноценной жизни и для самих южноуральцев.

Саммиты и возможности

Саммиты глав государств ШОС и БРИКС, как предполагается, также будут способствовать и развитию туристической инфраструктуры.

– Инфраструктуры в первую очередь, а еще и грандиозной презентации Южного Урала в мире. К нам приедут главы трех десятков государств и тысячи журналистов. Нам нужно показать, что сюда можно не только приехать, но и задержаться на какое-то время.

Хорошо, что мы об этом говорим, поскольку в сознании многих людей саммиты – это лишь строительство нескольких крупных зданий в Челябинске…

– Не только здания! Вся городская инфраструктура в итоге должна подняться на следующую ступень развития. Челябинск получает пропуск в клуб ключевых городов страны по уровню качества жизни. Изменится сама атмосфера города, в том числе и в прямом смысле этого слова.  

Если с Челябинском все более или менее понятно, то как нам оценить эффект от саммитов в целом для области?

– Надо понимать, что столь масштабные международные мероприятия открывают большие возможности для всего региона. Нужна предприимчивость и смекалка, чтобы ими воспользоваться. Очевидно, что наши гости захотят узнать больше не только о самом Челябинске. Этим нужно уметь и успеть воспользоваться.

Впрочем, есть и прямой экономический эффект. Масштабное строительство создает известный в экономике синергетический эффект. Одно рабочее место на стройке дает еще несколько в смежных областях. И не только в самом Челябинске, но и в других населенных пунктах региона. Происходит формирование внутреннего рынка. Нужны будет рабочие руки и материалы. А у нас в области добывается и производится практически все, что необходимо при строительстве – металл и металлоконструкции, машины и механизмы, отделочный камень, цемент, песок…

Евгений Викторович, недавно губернатор поручил именно вам осуществлять общий контроль за подготовкой к саммитам ШОС-БРИКС. В какой ее точке мы сейчас находимся?

- Основная подготовительная фаза завершена. Тут нужно учесть, что любой строительный объект требует множества согласований, а когда их много и они связаны с пребыванием глав такого количества глав государств, требования самые высокие. Начато строительство здания нового аэровокзала – завершается нулевой цикл, как говорят строители, они «выходят из земли». Активно ведется строительство конгресс-холла «Таганай». Завершается процесс получения экспертиз по набережной реки Миасс. Активно строится последняя очередь авторазвязки у цирка. Заканчиваются проектные работы большого конгресс-холла, который должен стать визитной карточкой города и главной архитектурной доминантой центра Челябинска. В самое ближайшее время начнется возведение самого здания. Начато строительство «президентских деревень» - коттеджных поселков, где будут жить главы государств. К ним особые требования. Помимо комфорта, федеральными структурами учитывается и соответствие высоким требованиям безопасности.

Мы в графике?

– Нас постоянно оценивают со стороны. Существует протокол рабочей группы по подготовке саммитов, мы готовим еженедельную отчетность по конкретным мероприятиям. Исходим из того, что осталось 22 месяца до проведения самих мероприятий. Но последние объекты из списка должны быть сданы за несколько месяцев до начала саммитов, чтобы, образно говоря, запах краски развеялся.

Губернатор недавно пригрозил кадровыми решениями в случае невыполнения плана подготовки. С чем это связано?

– График есть по каждому объекту. В силу ряда причин прошли задержки по финансированию строительства общежития ЮурГУ. Ничего сверхдраматичного не произошло, но теперь придется наверстывать время. Эмоция Бориса Александровича была связана с этим. Но очевидно, что ответственность для всех вовлеченных в подготовку саммитов, прежде всего членов правительства области, велика как никогда. Это ведь в конечном итоге ответственность России за проведение мероприятия, имеющего колоссальное политическое значение для нашей страны и всего мира. И мы помним о доверии Президента, который своим решением провести саммиты в Челябинске дал шанс измениться городу и региону.

Президент доверяет

Личное доверие Владимира Владимировича Борису Александровичу, видимо, имеет ключевое значение в этой истории. Молва утверждает, что губернатор во время одного из визитов Президента РФ в Челябинск ехал с ним в одной машине и буквально просил дать Челябинску шанс на развитие, иначе город ждала бы глубокая стагнация…

– Примерно так и было. Но указ по саммитам появился не сразу. Владимир Владимирович подходил к решению вдумчиво, он не раз бывал в Челябинске и прекрасно осведомлен, что из себя представляет наш город сегодня и какие задачи придется решать, причем в довольно сжатые сроки. Напомню, что это не только строительство и инфраструктура, но и экология.

Вероятно, в Кремле оценили динамику работы губернатора и его государственное мышление. Первые годы Борис Александрович работал с тем «наследством», которое осталось от его предшественника. Это прежде всего кредиты, взятые в коммерческих банках, долги по дорожному строительству, ситуация со Златоустовским металлургическим заводом.

В руководстве страны увидели, что задачи были выполнены. Сейчас начался новый период, когда регион, избавившись от «хвостов», непосредственно включился в развитие. Финансовая чистоплотность, максимальная рациональность экономической политики и величайшая степень ответственности, к которой приучил своих подчиненных Дубровский, не менее значимы, чем соблюдение графиков строительства объектов. Все это сыграло свою роль при принятии окончательного решения по саммитам.

Но ведь были и экономические расчеты…

– Убеждая Президента, губернатор отмечал, что мы не попросим огромных денег. Это в основном те средства, которые и без того предполагалось направить в нашу область по различным федеральным программам. Часть этих программ была, что называется, на подходе. И напротив, выделение средств из федерального бюджета на строительство нового аэропорта неоднократно переносилось, хотя и было запланировано. К примеру, возведение здания аэровокзала должно было начаться еще несколько лет назад. А скажем, появление нового общежития ЮурГУ вовсе осталось бы в долгосрочных планах, если бы не саммиты. Полторы тысячи иногородних студентов искали бы себе жилье…

Рекультивация свалки – еще один давний сюжет. Решение о ее закрытии было принято почти 30 лет назад. Накопленный экологический ущерб невозможно было решить без привлечения федеральных средств. У нас появился убедительный повод их получить сейчас, а не спустя еще десятилетия.

Ну и, конечно, дороги. Благодаря саммитам мы, надеюсь, получим из федерального бюджета сверх запланированного миллиарда еще 500 миллионов рублей на их строительство.

Тем не менее многим удобно думать, что за саммит заплатит Челябинская область.

– Проведение саммитов – это федеральные средства. Мы готовим инфраструктуру для их проведения. Что это значит? Вкладываем средства в сам город. Гостиницы и конгресс-холлы – это только часть. Дороги в любом случае нужно было бы строить и ремонтировать. Долгострои – достраивать. А вот совсем маленький пример. Новая система кондиционирования и вентиляции театра оперы и балета также входит в смету затрат к саммитам. Многим текущим задачам придан импульс. Поэтому мы и говорим об «инфраструктурном наследии», получателями которого станут жители города и области.

Не каждый бы решился…

Мы упомянули тему улучшения экологии как фактор развития региона. Почему-то принято думать, что это ответ на протесты жителей прежде всего Челябинска. А ведь задолго до них, еще в начале 2014 года Борис Дубровский, тогда врио губернатора, заявил о том, что эта тема станет одним из приоритетов его политики.

– Тема экологии действительно была еще в предвыборной программе Бориса Александровича. С чего начинается решение проблемы? С ее признания. Вспомните, как только губернатор озвучил проблему, люди подхватили ее, стали активно обсуждать. С политической точки зрения это было рискованно. Не каждый глава региона решился бы на это. Многие предпочли бы подождать, скажем, Года экологии. Мы начали входить в эту тему раньше всех. Именно поэтому получили преимущество во времени. Дубровский стал основным докладчиком на Госсовете по экологии. Ему к тому моменту уже было что сказать. Будучи директором крупного металлургического предприятия, он хорошо понимал возможности промышленников, лукавить с ним директорам заводов было бессмысленно. В итоге губернатор предложил системное решение экологической проблемы.

Были разные подходы. Не все из них в реальной жизни оказывались эффективными. К примеру, субъект Федерации действительно не имел рычагов непосредственного воздействия на крупных загрязнителей.

Но и теперь закон не предусматривает таких рычагов…

– Да, но сейчас выстроено взаимодействие в Росприроднадзором и другими федеральными структурами, в частности, правоохранительными органами. Что позволило уже сейчас снизить количество выбросов. И люди это заметили. Очевидно и то, что работа по кардинальному уменьшению выбросов – это не рубильник, а система мер. Ключевым фактором здесь будет модернизация производств и переход на экологически чистые технологии. Тем более что задача по улучшению качества атмосферного воздуха, в первую очередь, в Челябинске и других крупных городах, поставлена Президентом.

Свою лепту в экологическое  недовольство внесли планы строительства Томинского ГОКа. Губернатор вынужден был искать решение непростой проблемы, которая досталась ему опять же в наследство.

– Планы разработки медного месторождения в районе Томино появились давно. В начале 2000-х годов Русская медная компания получила лицензию на разработку. Хотелось нам того или нет, объект вошел в перечень приоритетных проектов развития цветной металлургии. Как известно, в результате многочисленных дискуссий был найден сложный компромисс, основанный на учете мнения общественности, многочисленных экспертизах и нетривиальных технологических решениях. Я имею в виду попутную ликвидацию Коркинского разреза. Удалось уйти от идеи разместить на Томинском ГОКе гидрометаллургическое производство и хвостохранилище, наиболее рискованные элементы производства. Были выстроены абсолютно новые отношения властей региона с руководством РМК.

Сегодня компания не только кардинально изменила проект ГОКа, но и свое отношение к региону, в котором работает. Ни одно предприятие в Челябинской области не вкладывается в «социалку» так, как это делает РМК.

И главное – дискуссия вокруг Томинского ГОКа сделала этот объект предметом пристального внимания со стороны общественности, СМИ, контрольно-надзорных органов и даже главы государства. В такой атмосфере у РМК нет иной возможности, чем сделать Томинский ГОК примерным с точки зрения экологической безопасности и культуры производства.

Вы сказали о том, что Борис Дубровский несколько лет был вынужден разгребать старые завалы…

– И это еще не все. В этом периоде была закончена работа над рядом объектов, которые в народе называют долгостроями. В их числе, к примеру, бассейн и очистные сооружения в Верхнеуральске, реконструкция очистных сооружений в Верхнем Уфалее. Южноуральский ФОК порядка десяти лет простоял, пока губернатором не было принято решение о его достройке… Много накопилось таких объектов. Борис Дубровский поставил задачу избавиться от недостроев и не допускать новых.

Мы закончили строительство перинатального центра в Челябинске. А помните, как в 2010 году был шквал обращений к областным властям по поводу очередей в онкополиклинику? Борис Александрович принял кардинальное решение – построить новую поликлинику. Она недавно открылась. Когда губернатор побывал в поликлинике областной больницы, где похожие проблемы, он поставил задачу провести масштабную реконструкцию здания. Дубровский везде стремится решить существующую проблему, а не «заполировать» ее пиаром. Это, если угодно, его мировоззрение.

Возвращаясь к экологии, сколько лет говорили о Сак-Элге, речушке в Карабаше, которая, протекая по старым шлакоотвалам, несла в Аргазинское водохранилище тяжелые металлы. И только в этом году начато и, надеюсь, будет закончено строительство обводного канала, чтобы Аргази, а затем и Шершневское водохранилище пополняла чистая вода.

Не замкнутый и не хмурый

Борис Дубровский, как сейчас говорят, губернатор-технократ, руководитель, с головой погруженный в работу. Но сегодня появилось ощущение, что только лишь честного и эффективного исполнения задач недостаточно для первого лица области.

– Я понимаю, о чем вы хотите сказать. Запрос на понятного каждому жителю губернатора есть. Сложно простым языком объяснить, чем занимается глава региона повседневно. Решение вопросов появляется не в момент посещения какого-то объекта, где журналисты могут снять интересную картинку. И не на совещаниях, с которых, напротив, веселой картинки не сделаешь. Все решения губернатора – итог кропотливой работы большого количества людей, объединенных общей задачей, которую формулирует, направляет, координирует и контролирует первое лицо региона. Задачи очень непохожие. Губернатор вникает в каждую тему, работает с утра до позднего вечера – это его стиль.

Но в этом графике находится время и для общения, что называется, с обычными людьми. Это не всегда делается под телекамеры. И люди с удивлением обнаруживают, что Борис Александрович - не замкнутый и не хмурый человек. Он умеет слушать, обладает тонким чувством юмора, искренне радуется результату, когда его работа делает жизнь людей лучше.

У депутатов Миасса есть шанс

У всех на слуху политическая ситуация в Миассе. Тот факт, что депутаты горсобрания не смогли избрать главу, – это проблема конкретного города, системы власти в муниципалитетах или, может быть, слабость кандидата, предложенного губернатором?

– Думаю, дело не в кандидате. К слову, губернатор не занимался выборами в Миассе. Да, наверное, сам по себе это непростой город. Система власти, которая там существует, формировалась с 90-х годов.

Вы имеете в виду сращение официальной власти и неформальных центров принятия решения?

– В том числе и это. Но в большей степени – недостаточное участие в жизни города крупных городских предприятий. Есть в области примеры городов, которые стабильно развиваются. Например, Магнитогорск или Пласт. Там чувствуется преемственность власти, есть понимание стратегии развития города.

В Миассе такой стратегии нет, вместо нее – набор интересов отдельных групп влияния. Эти интересы разнонаправленные, что не идет на пользу городу, имеющему хорошие перспективы для развития. К тому же частая смена власти приводит к нестабильности, оттоку профессионалов. Отсюда кадровый голод. Это только кажется, что любой может пойти и «порулить» городом. Нет, профессионалы в муниципальном управлении – штучный товар. Менеджер по закупкам может переходить из предприятия на предприятие, а система госзакупок весьма своеобразна. Здесь жесткое законодательство и требования к поставщикам. Добавьте сюда пристальное внимание правоохранительных органов, невысокий уровень зарплаты и отсутствие социальных гарантий…

А как вы оцениваете саму систему выборов глав муниципалитетов депутатами?

– Сказать, что у нее нет проблем, нельзя. В то же время в такой системе больше положительного, чем отрицательного. Она позволила оградить власть от откровенных популистов с большими деньгами. Затраченные в ходе выборов деньги такие люди, попав во власть, старались «отбить». Отсюда – высокие коррупционные риски. Далее. Нынешняя процедура избрания глав депутатами значительно сокращает затраты муниципалитетов, как правило, небогатых, на саму процедуру выборов. Наличие конкурсной комиссии из шести человек, несущих личную ответственность, это своего рода сито, через которую не пройдут кандидаты без опыта и квалификации. При системе прямых выборов они легко проходили во власть. Потом, как правило, люди быстро разочаровывались в таких избранниках. Но поменять их можно было только через четыре года, на следующих выборах. В результате территория  теряла время, вместо того, чтобы использовать его для развития.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы второй попытки избрания главы Миасса?

– Возможность такая у местных депутатов есть. Все должны понимать, что, затягивая процесс избрания, они работают против жителей Миасса

Живая область

Как бы вы оценили в целом политическую обстановку в области? Тенденции, риски, протестные настроения…

– Политическая ситуация в целом достаточно устойчивая. Проблемы у региона возникают, как правило, в случае конфликтов между властью и крупным бизнесом. Бизнес в  Челябинской области не видит угроз со стороны власти. Напротив, есть всесторонняя поддержка со стороны губернатора. Скажем, были проблемы с кредитованием коммерческими банками у ЧТПЗ. Область дала гарантии, и трубники прошли кризисный период без потерь. А казна еще и заработала.

Что касается протестов, то их нужно правильно воспринимать. Это может быть обратной реакцией людей на какие-то процессы или решения. Задача власти – работать в интересах граждан. И вовремя реагировать на изменения – жизнь-то не стоит на месте. Конечно, везде и всегда есть люди, для которых важен протест ради протеста. И это тоже нормально – такова жизнь, люди разные, но скандалистов немного. Самая волнующая тема для челябинцев – экология. Любопытно, что здесь нет сегодня предмета для ожесточенных дискуссий. Власть и общество в этой теме единомышленники, никого ни в чем не надо убеждать, у нас очевидным образом одна цель.

А каковы точки риска в регионе?

– Изменение конъюнктуры мировых рынков ведет к закрытию предприятий. Отсюда и проблемы малых городов. Скажем, снижение цен на никель привело к тому, что производство его в Верхнем Уфалее стало нерентабельно. Наверное, это закономерно. Кстати, есть еще один интересный момент. Я был в цехах этого предприятия, когда оно работало. Скажу так: это, наверное, хуже, чем Карабаш в 1904 году! Наши люди не должны ради зарплаты работать в таких условиях. Старый завод закрылся. Но чей-то конец – это чье-то начало. Если все получится, то на этих площадях появится новое производство. А может, рядом. Предпосылки тому есть. Город, благодаря усилиям губернатора, получил статус ТОСЭР, интерес у инвесторов есть. Хотя работа по их привлечению очень непростая.

Помимо моногородов, что еще беспокоит власть в регионе?

– Главное – это все-таки уровень заработной платы. Точнее – реальные доходы населения. Рост зарплат должен быть не ниже инфляции. Это опять же разговор о развитии современной, эффективной экономики в регионе.

Другая тема, которая постоянно в центре внимания, – обеспеченность инфраструктурой, особенно новых микрорайонов. Это огромные деньги, но задача, поставленная губернатором, стоит четко: строительство школ, детсадов и больниц не должно отставать от темпов нового строительства.

В целом, повторюсь, больших рисков у региона нет.  Челябинская область постепенно меняется к лучшему, развивается. Даже если у людей возникают замечания к власти – это свидетельство существования обратной реакции. Безусловное одобрение, как было при застое, меня бы тревожило гораздо сильнее. Наш Президент не раз отмечал, что государство не может развиваться только сверху. Необходима инициатива снизу. Поэтому интересные и полезные проекты общественников поддерживаются на федеральном и областном уровне. А у нас есть к тому же такая уникальная площадка, как движение «За возрождение Урала», объединяющая неравнодушных граждан. Нужно, чтобы власть на местах слышала их. У ЗВУ есть возможность аккумулировать позитивные идеи и предлагать лидеру движения. Борис Александрович готов их поддержать.