Еще раз о Челябе

Мне приходилось писать о том, что в XIV веке территория области входила в состав Карачельского улуса Синей Орды. Основным населением улуса, разумеется, были татары и башкиры, но главой его был вначале русский князь Василий из города Карачева (он и построил город Карачел, ныне село Карачельское на границе Челябинской и Курганской областей), а затем правили его потомки. Бежал Василий из Руси от гнева золотоордынского хана Узбека, был хорошо принят в Синей Орде, получил в жены дочь тамошнего хана и улус в приданое. Об этом, пожалуй, стоит подробнее прочесть в книге «Русь и Орда» писателя Михаила Каратеева, участника Гражданской войны, эмигранта, потомка князей Карачевских. Основные факты книги Каратеева взяты из архива российских князей Тохтамышевых, потомков того самого хана Тохтамыша, который сжигал Москву в 1382 году. Добавлю лишь, что титул князя Василия и его потомков у татар был челеби-оглан (принц). Отсюда, видимо, и идет название Челябинского бора (лес челеби), из сосен которого строили Карачел. А затем по имени бора уж назвали и малую русскую крепостицу, из которой вырос наш город-миллионник Челябинск.

Истоки Аркаима

Однако сегодня я хотел бы поговорить об еще более древних временах. Лет десять назад я познакомился с Геннадием Здановичем, открывателем Аркаима. Считается, что это древнее городище населяли те самые арии, которые вторглись в Индию за 1200 лет до нашей эры. Генетический анализ показывает, что древние обитатели Аркаима и на самом деле были носителями индоиранской (индоевропейской) гаплогруппы R1a1. Но Геннадий Борисович посетовал на то, что все же нет особой уверенности, называли ли себя ариями древние аркаимцы. И тогда я предложил истолковать в этом роде сам топоним.

Название «Аркаим» считается тюркского происхождения – «хребет, спина». Допустим. Но разве не может тюркская этимология наложиться на более древнюю? Если считать, что в Аркаиме действительно жили индоевропейцы, то его название можно было бы толковать как «округа» (окоём, ойкумена) ариев. Да и слово «кайма» также тюркского происхождения. Следовательно, древние тюрки, давшие название этому месту, могли знать, кто жил там до них. Округой ариев вполне могла называться вся совокупность древних поселений, которую сегодня археологи назвали Страной городов.

Позднее я заглянул в соответствующие словари и обнаружил иранское слово «каим», которое можно толковать как «твердыня» (крепость). Но самый любопытный результат дала экскурсия в литовский словарь. Литовский язык из всех других европейских языков считается наиболее похожим на санскрит (священный язык древних индоариев). Так вот в литовском языке есть слово kaimas (селение).

Ташангирские открытия

Был еще один похожий случай. Вместе с Александром Воронковым, который еще школьником под началом Геннадия Здановича участвовал в археологических раскопках и случайно наткнулся на Аркаим, мы отправились искать другой предположительно археологический объект в урочище Ташангир, которое лежит через речку Биргильду напротив станции Полетаево. К нам присоединился со своей «Нивой» и мой друг Марат Валеев. Мы обследовали ямы, из которых в XIX веке добывали щебень для строительства железной дороги. У нас была гипотеза, что эти ямы за тысячи лет до начала того строительства первыми вырыли доисторические люди. Сначала они искали там камень для своих каменных орудий, а потом сами поселились в вырытых ямах, благо эти ямы всегда были сухими во время дождя. Достаточно было перекрыть их жердями и шкурами.

Все же древних орудий мы там так и не нашли. И, по мнению Геннадия Здановича, который затем тоже вместе с нами побывал в этих местах, камень ташангирский был для орудий неподходящим. Правда, сам профессор нашел там хороший кварцевый желвак и даже увез его к себе на обследование. Но на этом все у нас и кончилось.

Тем не менее я уверен, что Ташангир некогда был пристанищем древних людей. О том, на мой взгляд, свидетельствует название урочища, которое я толкую из иранских языков как «Яма-дом» от иранских «таш» (яма) и «ангир» (дом). О том же свидетельствует название реки Биргильды, которое, впрочем, из татарского языка толкуется как-то странно: «бер» (один, первый) и «кильде» (пришел). Но из иранских языков толкуется как «река домов».

Тургояк – озеро одинокого быка

Скифы (иранцы), по словам Геродота, были владыками Азии пять тысяч лет. Их могилы находят на Алтае и восточнее него. Вот почему я попытался истолковать некоторые другие знаковые топонимы нашей области на основе индоиранских языков. И начал с озера Тургояк. Толкового объяснения топонима нет. Одна из версий гласит, что якобы изначально татары и башкиры озеро называли «Турьге як куль» (озеро, находящееся на почетной стороне). В Казахстане есть топоним «Тургай», который выводят из общетюркского «тор» (низина) и уменьшительного «гай». Это толкование лучше, но все же банальное «низинка» тоже не подходит к образу чудесного озера.

В афганском языке пушту, который считается наиболее сходным с древними скифо-иранскими наречиями, есть слово «тур» (водная поверхность). Оно родственно иранскому «дарья» (вспомним название среднеазиатских рек Сыр-дарья и Аму-дарья). Есть в том же языке слова «гхвай» (бык) и «як» (одинокий). Вместе получается «Тур-гхвай-як» (озеро быка-одиночки). У индоевропейских народов понятия «бык» и «вода» почему-то связаны. Так, у немцев слово Ach (поток) явно связано с Ochse (бык). Есть подобная пара слов и у славян. Наверно, такая связь возникла, поскольку древние охотники чаще всего добывали дикого быка у водопоев. Но бык с озера Тургояк, видимо, не был добычей. Он был каким-то уникальным, особенным. И тут вспоминается, что многие народы Земли в качестве тотема имели именно быка. На тотемное животное нельзя было охотиться. Все же совсем исключить такую гору мяса из перечня потенциальной добычи для вечно голодающих дикарей тоже было невозможно. Поэтому из общего поголовья выбирали какое-то одно особенно представительное животное и объявляли его табу (запретным, священным). Так что, думаю, именно таким священным животным и был старый бык-одиночка, пасшийся на берегах священного же озера Тургхваяк.

По следам Клавдия Птолемея

Далее было озеро Зюраткуль, на берегах коего найдены очень древние археологические артефакты. Конечное «куль» (озеро) в топониме «Зюраткуль» тюркского происхождения. Но начальное «зюр» (зир) – это иранское слово и тоже означает «озеро». Такое бывает. Известный исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев писал, что название «река Ула-хе» трижды повторяет понятие «река» – на русском, удегейском и китайском языках. Но что же такое в названии «Зюр-ат-куль» означает «ат»? На тюркских языках «ат» это конь. Однако практически так же – «ас» – называют коня и иранцы. Уверен, что этим «конем» (лесным) и был «нарисованный» камнями на склоне приозерной возвышенности геоглиф «лось» размером 218 на 195 метров.

Недалеко от Зюраткуля, на территории Башкортостана находится высшая точка Южного Урала гора Яман-Тау. В переводе с татарского ее название - «Плохая гора». Но лично я на этот счет имею другое мнение: гора названа в честь древнеиранского верховного божества Йимы. Индусы называют его Яма и считают богом смерти. Вполне вероятно, что древние иранцы хоронили на этой горе выдающихся своих вождей, сжигая их на кострах и пряча пепел под камнями многочисленных тамошних осыпей-курумов.

А еще я уверен, что эту гору под названием Имаон упоминал в своем описании Азиатской Сарматии географ II века нашей эры Клавдий Птолемей. Вот отрывок, где говорилось об этом: «Населяют часть этой Скифии, всю обращенную к северу, вплотную к неизвестной земле, так называемые аланы-скифы, и суобены, и аланорсы, а территорию ниже их сэтианы, и массэи, и сюэбы, и у внешней стороны горы Имаон тектосаки, а затем у восточных истоков реки Ра робоски...».

Река Ра – это Волга. (Мордва-мокша до сих пор называет Волгу Рав). Ее восточные истоки (Кама со всеми притоками и Самара) берут начало в Уральских горах. Из перечисленных народов аланы, скифы и аланорсы – иранцы, сюэбы (свебы), сэтианы и массэи – германцы. Германцы находились на пути со Среднего Востока в Скандинавию. Недаром из иранских языков «Ра» переводится как «Путь». Суобенов многие считают славянами. Я тоже так считаю. Это были вятичи, которые двигались из Балтийского Поморья на восток, осваивая земли будущей Русской равнины.

Урал – осыпавшиеся горы

А робоски (робошки), вероятно, были предками башкир. Название «башкорт» толкуется из тюркских языков как «волчьи головы», что, должно быть, связано с обычаем носить шапки волчьего (лисьего) меха. Но тюрки башкиры издавна находились в тесном союзе с уральскими венграми (из-за этого венгров в былые века часто называли то турками, то башкирами). Некоторые башкирские роды более тысячи лет назад ушли вместе с венграми на запад. Поэтому в венгерском языке много башкирских слов и наоборот. Вероятно, «робошки» означало «лисьи головы», так как на венгерском «лиса» – roka. Однако первая версия, которая пришла мне в голову: робошки – живущие у истоков (у главы) реки Ра.

Попутно хочу развенчать миф о том, что Урал – это Рифейские горы. Рифеи находились в Европейской Сарматии, то есть к западу от реки Ра (Волги). Так что это Среднерусская возвышенность. В индоиранских языках имеется слово «рифе» (удобный, легкий), то есть Рифейские горы – горы легкие для подъема. А есть еще иранское слово «рафа», которое прямо означает «возвышенность». Что касается слова «Урал», оно тоже индоиранского происхождения. В энциклопедии «Челябинск» написано, что Урал – слово, вероятно, восходящее к башкирскому «үр» и древнетюркскому *ör (высота). Но из иранского получается адекватнее и полнее: «ур» (осыпавшиеся), «ала» (высоты, горы).

Александр Козинский, фото автора