101 год назад, 23 февраля первые малочисленные отряды Красной гвардии вступили в бои с немцами под Псковом и Нарвой и остановили их движение на Петроград. Эта дата стала считаться днем рождения РККА, Советской армии, Днем защитника Отечества и даже неофициальным мужским праздником.

Возрожденная в боях доблесть

Объективности ради надо признать, что тогда были именно бои, а не сражения, и при этом довольно локального характера. Победы над немцами как таковой не было. Бои закончились «вничью», после чего и русские, и немцы отошли друг от друга на безопасное расстояние. Однако важность этих боев была велика. Русские солдаты бились весьма храбро и стойко, напоминая доблесть русской армии, проявленную в 1914 - 1916 годах: в невероятной обороне Осовца, «атаке мертвецов», Брусиловском прорыве, Лодзинском «слоёном пироге». И с 23 февраля 1918 года у солдат стала снова появляться осознанная ответственность, понимание, за что они воюют, рухнувшие во время вакханалии и хаоса при Временном правительстве.

Ведь за предшествующие месяцы произошли страшные вещи. Власть в конце концов упала на тротуар и валялась на улице. В итоге большевики, не получив национального мандата на управление страной, возглавили наиболее радикально настроенную часть народа в административных и промышленных центрах страны. В целом массы отнюдь не сделали выбора в пользу «пролетарского» социализма. Но они хотели «своей» власти. И этим устремлениям, казалось, наиболее полно отвечали большевики. Так что, все было зря? Давайте разбираться! При всем интернационализме и «глобализме» революция в реале остановила распад страны. СССР стал величайшим в истории образовательным проектом. Мужчины, женщины, дети, пожилые люди, горожане и крестьяне – за 40 лет народ стал абсолютно грамотным, и страна запустила первый спутник. Конечно, было бы лучше, чтоб это получилось более эволюционным путем. Но – получилось, как получилось.

Красные командиры – дворяне и казаки

А в 1918 году начали появляться отличные командиры Красной армии. И их костяк составили офицеры – выходцы из дворянского и казацкого сословий. Так, Филипп Миронов сразу стал признанным вождем красного казачества на Дону. Его было меньше, чем белого. Но Миронов посадил на коней иногородних, чем вызвал доверие в бою между ними и казаками, которого не было у белых. Этой тактики придерживались затем Думенко и Будённый. Заметим, что эти донские командиры – бывшие воины имперской русской армии, и наши уральские братья Каширины, также были своеобразным противовесом офицерам-дворянам, которые по факту считались креатурой Троцкого. Но и те, и другие (дворяне и казаки) были квалифицированной опорой красных. Ибо эти люди считали, что именно Красная армия спасает державу российскую от распада. Конечно, у белых тоже были отличные, умные и отважные командиры. Патриоты нашей страны. Но они в итоге оказались более разобщены. Англия (прежде всего) и Франция не очень стремились к организационной помощи белым армиям. Плюс госпожа География: красные сразу взяли центр страны, а белые – окраины. Это объективно давало логистическое преимущество первым, а вторые могли это компенсировать при помощи Антанты. Но, как сказано, Антанта не очень-то со своей помощью спешила. Многие из высшего света Англии, США, Франции считали, что победа Красной армии тоже весьма перспективна: за несколько лет у власти большевики (как думали весьма многие на Западе) окончательно разорят Россию и эта грозная мировая сила больше никогда не поднимется. Отчасти и поэтому ее, этой помощи белым армиям в организации, связи между Восточным фронтом Колчака и Южным фронтом Деникина, не произошло. Да и сами белые (кроме малочисленных офицерских частей) не очень рвались в бой «за золотопогонников».

«Синдром Мелехова»

Деникинское командование летом 1919 года решает направить в рейд по тылам красных войск 4-й Донской казачий корпус генерал-лейтенанта Мамонтова (шесть тысяч сабель, три тысячи штыков, 12 орудий). Уже к 4 августа корпус насчитывал всего 3400 всадников без орудий. Остальные рассеялись по станицам, не желая громить русские города. В итоге в рейд отправилось всего 2500 всадников.

Мамонтов опрокинул три дивизии красных. Возникла паника, охватившая все тылы Южного фронта. Никто толком не знал, сколько в их тылу оперирует казаков. Весь штаб Южного фронта в панике бежал из города Козлова, где он размещался, в Орёл. Навстречу было брошено еще три дивизии красных, снятые с Южного фронта. Конница Будённого, Думенко. С самого начала рейда казаки шли без потерь. Это можно объяснить быстротой их действий. Однако к моменту встречи с Будённым они потеряли кураж и рубиться со своими не очень-то хотели. Ярко описанный Шолоховым «синдром Мелехова». («Кого же рубил?! Своих, русских!») привел к тому, что корпус потерял пробивную способность. Кураж обернулся мародерством. Будённый и Думенко прикрыли города, и Мамонтов стал отступать.

Потаенная история взятия Крыма

За успехи на фронтах Гражданской войны 20 сентября 1920 года Фрунзе назначается командующим Южного фронта. Ему поставлена задача – до конца года покончить с бароном Врангелем. И вот войска Южного фронта под командованием Фрунзе прорывают линию полевых укреплений Врангеля на Крымских перешейках. Бетонные же конструкции на Перекопе существовали только на страницах советских и эмигрантских изданий. 11 ноября битва за Крымские перешейки полностью закончилась, белые бежали и более не оказывали сопротивления.

Ну а что делают красные? Ведь у них были целые две конные армии и несколько отдельных кавалерийских частей. 40-45 тысяч сабель, 57 броневиков и несколько сот грузовых автомобилей. Лучшие командармы красных: Миронов и Будённый, а также Конный корпус Кашириных – вся боеспособная конница стянута в кулак. Порубить белых в капусту! Так и было, но только в кино. Смотрите «Служили два товарища», «Бег» и т. д. Там конные лавы красных громят белые обозы, красиво смотрятся кавалерийские рубки. В «Беге» на пристани в севастопольской бухте врангелевцы стреляют из «максимов» по несущимся красным. Однако после занятия позиций белых на Перекопе и Ишуни дивизии красных… исчезают из источников с середины 1930-х и до начала XXI века. Официальные источники сразу переходят от штурма Перекопа к эвакуации белых. Эмигрантские же авторы рассказывали об этом периоде коротко и неясно. Генерал Слащев писал: «Красные не наседали, и отход проходил в условиях мирного времени». Большего, находясь в СССР, он написать не мог. По данным энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (Москва, 1983), к началу штурма у Фрунзе имелось 146 000 штыков и 40 000 сабель, а у Врангеля – 23 000 штыков и 12 000 сабель. Что касается потерь, то, согласно отчету Фрунзе, потери армий Южного фронта в боях за Крым осенью 1920 года составили всего 10 344 человек – убитых, раненых, пропавших без вести и пр.

Известный эмигрантский историк Василий Павлов писал: «В 18 часов 30 октября (12 ноября) окончился последний бой частей русской армии». Ему вторит командарм 2-й конной армии Филипп Миронов: «Бой Второй конной в районе станции Курман-Кемельчи был последним боем советских войск в Крыму. Последний догорающий луч солнца был свидетелем последнего артиллерийского выстрела красных 12 ноября 1920 года».

Гуманное бездействие авиации и флота

Самое любопытное, что с 11 ноября перестала летать и красная авиация. У Фрунзе в районе Перекопа имелся 51 исправный самолет. Красные еще до штурма Перекопа летали за Джанкой. В «Истории ВВС Советской армии» (Москва, 1954) сказано: «Советские летчики совершили против войск Врангеля свыше 1000 вылетов с общим налетом более 2000 часов».

Фрунзе хвалился: «Я приказал начальнику авиации фронта В. Ю. Юнгмейстеру организовать удары по судам противника в портах Евпатория, Феодосия, Ялта и Севастополь, чтобы лишить его возможности морем эвакуировать свои войска». Между тем «злодей» Юнгмейсетр не поднял в воздух ни одного самолета, пока Врангель благополучно не отправился в Константинополь.

Была еще одна возможность помешать эвакуации врангелевских войск. В сентябре 1920 года в Николаеве вступила в строй первая советская подводная лодка АГ-23. Лодка изготовлена в Канаде и собрана в Николаеве. Ее вооружение: четыре носовых 457-миллиметровых торпедных аппарата и одна 47-миллиметровая пушка. Дальность хода лодки – 2700 миль, надводная скорость хода – 12,8 узла.

АГ-23 могла в надводном положении догнать любой врангелевский корабль, включая линкор «Генерал Алексеев». А дальность плавания позволяла ей месяц крейсировать в Черном море. Между тем Фрунзе отдал приказ выслать АГ-23 в море только 12 ноября! А вышла она в море лишь 13-го. 15 ноября АГ-23 уже крейсировала у Севастополя, но белых и след простыл. А Миронов, Будённый и Каширин (лучшие из лучших командиров красных казаков) также вдруг необъяснимо все «проспали». Произошло удивительное. В 1919-1920 годах 1-я и 2-я конные армии проявляли чудеса героизма и совершали глубокие рейды в тыл врага; красные летчики до 11 ноября 1920 года регулярно и достаточно квалифицированно (школа имперской русской авиации) бомбили Крым. А после 11 ноября все они стали «лентяями». Сговор? И уважаемый мной эксперт Александр Широкорад пишет, что это было преступно: «Англия и Франция лишились бы своей козырной карты – 60-тысячной белой армии «в изгнании» и быстрее бы нормализовали отношения с Советской Россией…»

То есть что: красные командиры должны были рубать и бомбить все эти 60 000 русских людей? Так вот, никаких боев за Севастополь не было. Это признал и Будённый в воспоминаниях «Пройденный путь»: «Мы с Клементом Ефремовичем на рассвете поехали в Симферополь. Въезжали в города, на улицах стоят врангелевские солдаты. Все одеты в английское обмундирование, на груди (уже) красные банты… Со станции железной дороги связались с Севастопольским ревкомом. Нам сообщили, что сухопутных вражеских частей, не сложивших оружие, в городе нет. Все, кто не успел сесть на суда, сдались ревкому. Пленных что-то около десяти тысяч». И в 41-м году их дети воевали уже в РККА против фашистов.

Алексей Шляхторов, фото из открытых источников