В этом году аграрии Южного Урала собираются засеять яровыми культурами практически столько же, сколько и в прошлом году – 1635 тыс. га. И правильно. А бывало в прежние времена, что и больше 2 млн га распахивали. Так что и коровку кое-где попастись выпустить было некуда. Дело ведь не в том, сколько засеешь, а в том, сколько соберёшь. И тут прямой зависимости от площадей нет. Зато от этого зависит себестоимость зерна. Так что лучше меньше засеять, меньше потратив горючего и семян, а собрать больше, проведя все работы качественнее и в надлежащие сроки.

В этом году сев идёт чуть медленнее, чем в прошлом. На 26 мая засеяли 1087 тыс. га, а в прошлом году на этот же день – 1126 тыс. га. Погода, видно, подводит, потому что и люди, и техника к севу были готовы, а областные власти оказали крестьянам помощи больше, чем в 2016-м. Так, власти субсидировали внесение минеральных удобрений на треть щедрее. Значит, и урожай с этих полей будет богаче.

Впрочем, наши аграрии неорганическими удобрениями не злоупотребляют. Многие из них применяют методы русского органического земледелия, разработанные Виталием Петровичем Реутовым, нашим земляком из Увельского района. В своём агропредприятии «Альтернатива» он на практике доказал, что правильные севообороты вполне заменяют и минеральные удобрения, и гербициды. При той же урожайности себестоимость зерна в его хозяйстве была существенно ниже, чем у его соседей из ООО «Рассвет», получавших по европейской программе «Тасис» большую помощь техникой и удобрениями. Позднее, когда «Тасис», убедившись в бесполезности своей методики на южноуральской земле, ушёл, рассветовцы тоже стали работать по методике Реутова. И этим летом, когда увидите сплошь желтеющие поля донника, знайте, что здесь тоже используют методы русского органического земледелия. Продукция же органических ферм на Западе ценится в два-три раза дороже, чем продукция тех, кто применяет химию.

Всё же, как хорошо, что Россия в отличие от позднего СССР перешла на самообеспечение зерном. Если в 80-е годы прошлого века Советский Союз импортировал примерно по 30-40 млн тонн зерна в год, в основном из стран своих потенциальных противников, то ныне Россия уже экспортирует за 30 млн тонн в год. В 2016 году общий объём экспорта зерна, не включая поставки в страны Таможенного союза ЕАЭС, достиг 34,5 млн тонн.

При этом и сами проблем с зернопродуктами не испытываем. В своё время писали, что экспорт зерна царской Россией производился за счёт регулярных голодовок населения. Теперь же РФ имеет переходящие резервы зерновых на случай неурожая в объёме порядка 60 млн тонн. Те, кто помнит 1963 год, когда хлеб выдавали по карточкам, и те, кто читал о голоде 1932 и 1946 годов, могут быть спокойны.

В 90-е годы государственный резерв зерновых был всего 1,5 млн тонн. И это было одной из причин гиперинфляции. Мне приходилось тогда неоднократно писать, что хлебный запас против инфляции надёжнее долларового. Вскоре это стали понимать и в руководстве страны. Владимир Путин в первые же годы своего правления потребовал увеличить зерновой резерв в десять раз. На этом не остановились, и вот, несмотря на санкции и контрсанкции, инфляция в России в пределах нормы.

Зерно – это ведь не только хлеб и макароны. Это ещё и мясо – свинина, курятина. Только одна наша область сегодня производит в год мяса порядка 500 тыс. тонн в живом весе. В пересчёте на душу населения – это уровень развитой европейской страны. А всего Россия произвела в 2015 году 9,5 млн тонн мяса в убойном весе – по 65 кг на душу населения.

Для сравнения: в Германии производится по 67 кг. Но для Германии это цифра, видимо, стабильный за многие годы максимум. А Россия в последнее десятилетие своё производство быстро наращивала и в ближайшие годы превзойдет и Германию, и другие страны.