Холодная война 2.0: кого бояться?

Но Россию явно не забывают (после появления гиперзвуковых «кинжалов», «цирконов», «авангардов»). Особенно после того, как президент США Дональд Трамп заявил о выходе Америки из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) 1987 года. Это соглашение запрещает производить, испытывать и развертывать такие ракеты. США обвинили Россию в нарушении условий договора (якобы Россия начала производить запрещенные виды ракет) и решили выйти из него. После этого последовало выступление в ООН замдиректора Департамента нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Андрея Белоусова. Он подтвердил, что Россия действительно готовится к войне. СМИ на Западе (особенно в Европе, безопасность и стабильность которой напрямую зависит от ДРСМД) слова дипломата восприняли буквально, не дослушав окончание фразы, и подняли панику.

Но все оказалось не так страшно. Дело в том, что компетентные военные аналитики (в отличие от штатных паникеров) сразу обратили свое внимание на слова Путина: время срабатывания СПРН (системы предупреждения о ракетном нападении) сейчас у нас составляет всего несколько секунд. То есть время подлета «Першинга-1А» и «Першинга-2» в семь-восемь минут из ФРГ до Москвы в 80-е годы было гораздо опаснее для нашей обороны, чем две-три минуты сейчас. Ибо что тогда делалось за десять минут (вместе с анализом ситуации), сейчас будет сделано в десять раз быстрее, чем при СССР. То есть встречные ракеты взлетят менее, чем за 60 секунд. И в том числе – гиперзвуковые ракеты и межбаллистические ракеты с гиперзвуковыми блоками, как морская «Булава» (ставшая после последних скорострельных залповых пусков особо опасной для США, ибо их «трайденты» на такое уже не способны), сухопутные «ярсы». Заметим также, что ракета средней дальности типа «Першинга» за 60 секунд пролетит (со своей скоростью 3 км/сек)… 180 км. А самое короткое расстояние от латышской границы до Москвы – 602 км. Вот и считайте. К тому же на самой границе ракету средней дальности запускать бесполезно: здравствуй, «С-400», да на взлете.

Поэтому придется ставить что-то типа нашего РСД «Пионер», со скоростью 5 км/сек и в лучшем случае успеет она пролететь над нашей территорией те же 200 км. Да, и эта ракета тоже уверенно сбивается «С-400» и «С-500», которых при Андропове и в помине не было. Даже «томагавки», установленные в Польше или Румынии, для нашего ПРО не столь страшны.

Правда, известный политолог Алексей Арбатов на днях в развернутом интервью алармистски заявил, что после выхода США из ДРМСД Россия может столкнуться с серьезной угрозой. Ведь сами мы только с Чукотки по штатам сможем бить. Однако… если прочитать его внимательнее, становится очевидно: он не о страхе пишет. Он, как и другой известный военный эксперт генерал-полковник Виктор Есин, требует быстрейшего размещения мощного гиперзвукового оружия, которым можно ответить мгновенно. «Но главное, – наращивать гиперзвуковые средства, чтобы моментально ответить противнику. Чем грознее оружие, которым ты располагаешь, тем меньше вероятность военного конфликта», – отмечает Есин. И Арбатов на самом деле подводит к тому же самому. То есть мы должны сами держать США под давлением, раз имеем новые и совершенные ударные средства.

Кстати, на то, чтобы построить новый «Першинг», у янки уйдет уйма времени по сегодняшним меркам – от шести до восьми лет. Причем самым сложным для них будет не столько строительство ракеты с нуля, но и совмещения ее с ядерной боеголовкой. Тоже с нуля. Абсолютного. Ибо подобным они не занимались с 1991 года.

Опрос Military Times показал, что количество военнослужащих США, которые верят, что Россия и Китай «стали опаснее для Америки», выросло на приличных 32 и 24 процента соответственно. 46 процентов военных верят, что «США будут втянуты в войну в течение года». И тут аналитикам становится очевидно, что ныне основной целью янки будет Китай. И вот почему. Наши зенитно-ракетные системы С300В4 «Гладиатор», «С-400», «С-500», особо хорошо работают против ракет средней дальности. Причем как БРСД (типа «Першинг»), так и против крылатых ракет (КР) «Томагавк». Даже западные журналисты и военные признали, что новая ракета 40н6, созданная для «С-400» и «С-500», настолько эффективна, что изменит миропорядок. Это хорошо отбивает интерес США к атаке, хотя похоже, что сухопутные «томагавки» у российской границы все же будут размещены, что напугает больше европейцев, чем нас. Да и американцы поставят себя под удар (из-за ответной гиперзвуковой подводной «Булавы» под боком, у прибрежных мегаполисов).

А вот китайская СПРН откровенно слаба, и особенно против низколетящих КР типа «Калибр» или «Томагавк». Поэтому из 300 КР, которые янки смогут оснастить ядерными боеголовками, около половины будут размещены в Восточной Азии. В Японии, Корее, Филиппинах и на острове Гуам. И здесь они создадут напряг не меньший, чем в Европе в 80-е годы. А потому новые Донбасс и Сирия, скорее всего, будут устроены где-то здесь, в Восточной Азии. Дональд Трамп собирается бороться с «иностранными противниками и терроризмом».

Высокопоставленные чиновники из Пентагона публично высказывались о необходимости подготовки к конфликту. Например, генерал Роберт Неллер сказал, что «чертовски большая война появилась на горизонте… Надеюсь, я ошибаюсь, но грядет война...». США готовятся к войне с Россией (или Китаем, или Северной Кореей) не только на словах. В августе Сенат США увеличил оборонный бюджет на 2019 финансовый год до 716 миллиардов долларов. В тексте документа говорится, что часть средств будет направлена «на противодействие растущей угрозе со стороны России». Хотя подобные формулировки встречаются в речи американских политиков, СМИ и дипломатов очень часто и уже довольно давно – еще со времен холодной войны, сейчас эти идеи становятся все более материальными. Так что если рассматривать только риторику, то в ближайшее время настоящих военных действий ждать не следует. Но игнорировать бюджеты и армейские разработки по модернизации «томагавков» также не стоит.

 

Алексей Шляхторов