Этот центр прославился составлением стратегий для ЦРУ и Госдепа, и, если Хаас заявляет, что успех Владимира Путина в Крыму стал моментом «драматической неудачи» нового мирового порядка, то от этих выводов не отмахнуться. Вся программная статья Ричарда Хааса больше напоминает монолог доктора, пытающегося успокоить истеричного пациента, которому только что доложили о страшном диагнозе.

Для понимания того, насколько важен вброс в американское информационное поле столь нехарактерных для него тезисов, следует кратко напомнить, чем известен совет по международным отношениям. Во-первых, это очень старый аналитический центр, созданный американо-британской политической элитой еще в 1921 году под покровительством администрации Вудро Вильсона. Во-вторых, это теневая организация, чьи знаковые члены не раз успешно продвигали идею о том, что некий клуб «избранных» интеллектуалов должен принимать ключевые решения сам или снабжать высокопоставленных политиков правильно интерпретированной информацией, которая определит их решения.

Один из основателей и главных публичных лиц совета по международным отношениям – советник президента Вильсона, выдающийся теоретик пропаганды Уолтер Липпман прославился тем, что придумал концепт «производства согласия» – то есть научно обоснованного массированного использования СМИ в качестве инструмента управления общественным мнением и политическими процессами. Сам Липпман в 1922 писал, что способность «производить согласие» (то есть добиваться согласия без того, чтобы аудитория заметила манипуляцию, и делать это буквально «конвейерным методом») – это технология, которая радикально перевернет демократические системы, «сильнее, чем любая революция». В-третьих, это организация, в которую семьи Рокфеллеров, Фордов и Варбургов вкладывают огромные средства, а сам аналитический центр этим очень гордится и является координатором исследовательских программ фонда Рокфеллеров.

И последний штрих к портрету: совет по международным отношениям – это кузница кадров для американской политической системы. Из аналитиков и исследователей совета, которые обязаны ему карьерой, стоит отметить директора ЦРУ Аллена Даллеса и его брата, госсекретаря Джона Даллеса. На пике холодной войны более половины сотрудников Госдепа были членами этого «рокфеллерского» аналитического центра, и не было секрета, где на самом деле принимаются ключевые решения по внешней политике США.

Председатель совета указывает на параллели между смертью Венской системы международных отношений (так называемой «системы Европейского концерта», сложившейся после Наполеоновских войн) и смертью нынешнего мирового порядка. Мистер Хаас даже утверждает, что между этими ситуациями есть символическая связь – Венская система умерла в контексте Крымской войны, а нынешняя система получила серьезный удар именно после того, как Крым вернулся в Россию.

Примечательно, что влиятельнейший американский эксперт ни на йоту не разделяет линию как бы официальной американской пропаганды: он подчеркивает, что с российской точки зрения расширение НАТО, а также интервенции в Ирак и особенно в Ливию были нарушениями правил игры, и это объясняет действия российской стороны. Также подчеркивается, что в мире, в том числе в его «либеральной» части, растет недовольство США: «Возмущение по поводу американской эксплуатации статуса доллара для введения санкций растет и растет также беспокойство по поводу того, что Америка набирает долги».

Но, глядя на нынешнюю американскую элиту, трудно отделаться от ощущения, что Хаас не найдет в ней понимающих слушателей, готовых восстанавливать американский имидж, сдерживать себя от внешнеполитических авантюр, а также «искать компромиссы и предлагать уступки России и Китаю». Почему? И почему закулиса обращается к исполнителям открыто, чуть ли не в стиле «апрельских тезисов»? Посмотрим одновременно сделанные заявления в России и США.

1. «США не могут противостоять современному российскому оружию». Об этом заявил глава Статегического командования Вооруженных Сил США Джон Хайтен. По мнению американского генерала, Вашингтону необходимо обязательно продлить с Москвой Договор по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), подписанный 5 февраля 2011 года. Это уже не просто выбивание бюджета, это ловкий кувырок с превращением генерала из ястребов в сознательного миротворца, причем при своей высокой должности, а не после ухода в отставку.

2. «Я бы не рекомендовал тягаться с русскими, они стали сильнее нас», – вторит Хайтену действующий генерал США и НАТО Пирс Казалет.

3. «Всё, что сегодня связано с искусственным интеллектом – тут Россия явно впереди планеты всей», – констатировал известный ученый и политик-либерал Борис Надеждин. И ладно бы фразу сию озвучил, например, Дмитрий Рогозин. Но тот обменивается комплиментами с Илоном Маском, напомнившим после стыковки Dragon-2 с МКС, что без России в космосе никак. Тут тоже все непросто: Маск, как частник, озвучивает идеи НАСА, которые Госдеп себе не может позволить в атмосфере охоты на русских агентов, резидентов и хакеров.

Сложив слова Хааса и Хайтена с Маском, приходим к выводу, что начинается пора, когда в Америке хвост пытается вертеть собакой. Недалекие аппаратчики, которым те же Рокфеллеры-Ротшильды десятилетиями внушали песню, что Россия – зло, не могут быстро перестроиться. И тем продлевают сопротивление той части закулисы (Сорос, например), которая еще упрямо не приемлет перемен на шахматной доске и в силовых технологических раскладах. И будет истерить, интриговать и стравливать. Все ради того, чтобы в психологии западных политиков вдруг не произошло быстрых перемен.