А надо ли бороться с коррупцией?  Может быть, ее надо разрешить?

В советские годы, помнится, мы воевали со спекуляцией. Считали, что спекуляция – нажива, а спекулянт – паразит на теле общества. Теперь у нас спекуляция разрешена. И где она? Ее вроде и нет. Ее нет, потому что она – везде. А спекулянтам не стыд и не позор, а почет и почтение. Уважаемые люди.

А если разрешить и коррупцию? Пусть дают и пусть берут. Открыто! Открыто всегда лучше, чем закрыто. Предположу даже, что при свободной коррупции суммы взяток существенно снизятся. Дающий и берущий начнут торговаться. В конце концов установятся всеми признанные размеры откатов – за что сколько кому давать. Появится ясность и гласность. Будем знать, какой взяточный доход тот или иной взяточник имеет по месяцам и годам.

Если все чиновники будут иметь от взяток ощутимые и открытые доходы, то что? Да, тогда им можно меньше платить или совсем не платить зарплату, и бюджет освободится от тяжелых трат. Такие деньжищи можно освободить для повышения зарплаты бюджетникам...

А то у нас получается какая-то нанайская борьба: с коррупцией воюют сами коррупционеры. И ждем результатов от такой борьбы. Боремся и сами не верим, что победим. «Коррупция непобедима!» – провозглашаем мы и начинаем с ней бороться.

Если у нас рынок, то необходимо и рыночное отношение к коррупции. Не в искусство впихивать рынок, не в литературу, а туда, в коррупцию. Это же ее исконная стихия. Конкуренция в коррупции – это очень логично.

Нет, коррупцию надо узаконить.

А иначе – как? Теперь, когда появились люди, у которых много денег, коррупция неизбежна. Появились люди, которые все уже купили – несколько квартир, несколько особняков, несколько автомобилей, несколько яхт, несколько футбольных команд, несколько любовниц – и еще остались деньги. Он, прости меня Господи, не знает, куда их девать. Что ему стоит дать взятку? Раз плюнуть. И отнюдь не плитку шоколада или бутылку коньяку. От богатого и взять-то легко – отдает не последнее, а излишки. А если бабушка-пенсионерка или учительница – что они дадут? Да и брать у них все-таки малость неловко.

А еще представьте: пришел богатый бизнесмен к бедному чиновнику – какое-то у него дело. О чем подумает чиновник? Да, конечно, о ней, о социальной справедливости: почему у бизнесмена так много, а у чиновника – так мало? Надо хотя бы уравнять. И чиновник все сделает так, чтобы восторжествовала справедливость, чтобы то есть по доходам стать вровень с бизнесменом или хотя бы ближе к нему.

Взяточник, конечно, виноват, но его вина – вторая, а первая у того, кто дает. Или, может быть, однажды мы сговоримся и откажемся давать? Не сговоримся...

Взятка – выгодна. Она – самый прямой и самый короткий путь к деловому соглашению. Заплатил и – порядок. А без взятки –  волокита и нервотрепка. Все так устроено теми, кто берет, тем, кто дает, – с взяткой просто, а без нее – сложно. В выигрыше и те, и другие. А в проигрыше те, кто не дает и не берет. Они-то, в конечном итоге, за все и платят.

Тех, которые берут, долго искать не надо. Они всегда найдутся – кто охотно, кто стыдливо, кто с угрызениями совести. Но, повторю, дело не в том, что берут. А в том, что дают. И даже не в том, что дают, а в том, что имеют, что дать! И даже не в том, что имеют, что дать, а сколько дать. Ведь не последнее отдают, а специально для того приготовленные, «лишние» деньги. И ведь не для того же дают, чтобы эти деньги навсегда потерять, а чтобы вернуть их, и с лихвой.

Значит, на рынке коррупции в России есть специальный откатный фонд. Экономика России устроена так, что у бизнеса есть возможность безболезненно выделить такой фонд. Взятка – нормальный рычаг наращивания доходов. Бизнес коррупцию принял, признал и, похоже на то, – приютил. Взятка – одна из статей расходов. Только и всего. Что-то на сырье, что-то на оборудование, что-то на оплату труда, что-то на транспорт. И что-то на взятки. Нормально!

Нельзя же допустить, что крупный чиновник – и не обогатился. Это как-то странно. Даже, вроде бы, не умно. Все заинтересованы в том, чтобы чиновник жил достойно. Так что обогащайся, мы отвернемся. Ах, попался на взятке? Так-так… Что ж, бывает. Мотай на ус.

У взятки, наверное, были хорошие предки. Она, может быть, берет начало от подарка. Или лучше сказать, от презента. Была и есть такая связка – подарить и отдариться. У подарка ведь тоже свой смысл и умысел. Но… Сначала – плитка шоколада, потом – бутылка шампанского или коньяка, потом – приглашение в ресторан… Так – в советские годы. Ущерб, если и был, то, скорее всего, нравственный. А теперь? Другие доходы и другие откаты. Миллиарды! Покушение на государственный бюджет! Первейшее зло! Надо бы пресечь, а как? Как пресекать, если мы сами избрали такую экономику, в которой созданы все условия для коррупции. Более того, без коррупции она и не мыслима. А все объясняется просто: есть, что дать. И дать, сколько угодно. И сколько угодно взять. В советские годы нельзя было не только дать миллион, но взять его: такие деньги не на что было потратить. А теперь – предела нет.

Одно из двух – или коррупция, или другая экономика. На другую экономику смельчаков нет. Значит – что? Значит – вечная борьба с коррупцией. Без веры в успех. Или коррупцию – разрешить.