Он таким рубакой и остался? «Я ни от чего не отказался, – так он сказал однажды – Ну, может быть, в методах борьбы с мещанством я стал более сдержан».

 

Да, в свою жизнь мы подпустили больше мещанства. И даже, можно сказать, много мещанства. И оно, как прежде, не прячется от глаз, оно – куда ни глянь. В Москве Дзержинский район переименован в Мещанский.

Вся наша жизнь нанизана на стержень мещанства. Гласно и с каким-то вызовом мы приняли мещанский образ жизни. Принцип: просто жить. Без претензий. По-обывательски. Жить только для себя. А если не только для себя, то не больше, чем для семьи. Иметь в виду не весь мир, а свой, по возможности, уютный мирок, свое гнездышко.

Некто виртуальный: «Что плохого в спокойной, обеспеченной жизни, благоустроенном быте?».

Некто виртуальный: «Я – мещанин, и тем горжусь».

Некто виртуальный: «Хотите национальную идею? Наша цель – мещанство!».

Писатель Виктор Ерофеев любит мещан за то, что они дадут стране стабильность. Наука уточняет: стабильность – это средний класс, который мы хотим создать, а средний класс – это и есть мещане...

Можно и согласиться с тем, что в мещанстве нет никакой угрозы. Правда, настораживает то, что вся русская литература, вся наша классика, питала нескрываемую неприязнь к мещанству. Творчество М. Горького, можно сказать, сводится к борьбе с мещанством. А. Чехов растерянно обнаруживал его во всех, в том числе и в себе. В. Маяковский обзывал его дрянью, яростно ненавидел «мурло мещанина».

Классика ошибалась?

Честно сказать, советская власть перестаралась, выбивая из нас все мещанское. Его нам не хватало тогда и не хватает теперь. Особенно в быту. Нам надо набираться мещанского быта. Налаживать его на европейский или на какой-то другой манер. Так что пусть проникает мещанство в сферу быта, это полезно. Вообще быт – его сфера. Пусть в нем оно и наводит свои порядки.

Глядишь, приберемся мы в своих квартирах, затем примемся за подъезды, за дворы, за улицы, за свои города, за свою страну...

Конечно, в обществе много людей, которые реализуют себя лишь в мещанском объеме. Им бы наполнить хотя бы этот объем. Стать собственником своей квартиры, крыши над головой, накопить на мебель, телевизор, холодильник, стиральную машину и на все остальное… А потом посягнуть на гараж, на автомобиль, на дачу... О, это почти нереально для маленького человека! И если он выкарабкается и уложится в мещанский стандарт, станет, «как все», то – что? Кто-то, глядя со стороны, скажет «Слава Богу, этот, кажется, доволен жизнью». Не знаю, какой итог своей жизни подведет такой человек. Может быть, он скажет так: я прожил хорошую жизнь...

Мы все – мещане. Каждый в своей степени. И нет обществ, лишенных мещанства. Когда в советские годы партия боролась за повышение благосостояния народа, это была борьба за рост мещанского счастья в стране. Вспомним, что стахановцам в качестве поощрения выдавали вещи, например, ткань на костюм или платье для жены, а это, в общем-то, обыкновенное барахло.

Мария Оссовская, автор книги «Рыцарь и буржуа», дает нам знать, что мещанство – изобретение буржуазное. Мы живем в буржуазное, мещанское время, которое причастило нас к таким канонам, как потребительство, приобретательство, накопительство. Мы пребываем в периоде буржуазного мещанства, наверняка не зная, когда он закончится.

Судя по всем учениям, коммунизм, в случае воплощения, был бы лишен мещанства. Но на пути к нему надо преодолеть мещанский период. Это время, когда уйдет в прошлое нищета и бедность, когда люди получат самые необходимые материальные блага, чтобы заняться своей духовностью, обратиться к творчеству во всем его разнообразии. Герцен и Плеханов в свое время спорили, станет ли в будущем пролетариат мещанином. Герцен считал, что русский народ, может быть, наиболее антимещанский в мире. Известный русский социолог Иванов-Разумник предрекал, что победа социализма – это не конец пути, а только этап на пути к освобождению человека. Сначала – экономическое и социальное освобождение всех без исключения, но рядом с этим должно идти внутреннее социально-этическое освобождение личности от пут мещанства. Он же, Разумник: «Победа над мещанством не совпадает с торжеством социализма, до него гораздо дальше. Будет и мещанство социализма».

Еще один довод от Максима Горького: «На пути создания культуры лежит болото личного благополучия».

Люди – такие существа, которые почему-то верят в то, что смысл человеческой жизни не пчелиный и не муравьиный. Не в слепой, бессознательной, инстинктивной работе от срока до срока в добыче хлеба насущного, а в чем-то еще. В том, чтобы иметь время, досуг, разогнуть спину, распрямиться, отдышаться, широко оглядеться, с чувством, с толком и расстановкой рассмотреть все, что творится вокруг на белом свете и дать ему знать, что ты – есть. Может быть, это сделает человека лучше. Каждого отдельно и всех вместе.

Значит, мещанство – на время? На нем мы не остановимся?

 

Михаил Фонотов, фото из открытых источников