ЧТЗ?

Не ЧТЗ, а ЕТЗ. Не в Челябинске, а в Еманжелинске. ООО «Трактор». Предприятие полного машиностроительного цикла. От чертежа (свой КБ) до реализации готовой продукции. Два года назад завод включили в список крупнейших производителей самоходной техники в России.

Завод в Еманжелинске выпускает мини-трактора «Уралец». Уже продано 23 тысячи штук. Не только в России, но и в странах СНГ, а также в Европе – в Литве, Германии, Чехии, Сербии… В России «Уралец» уже имеет 48 дилерских центров. Завод организовал сервисное обслуживание своей техники. Между тем в коллективе всего 86 человек.

Простите, а ЧТЗ?

А ЧТЗ то ли жив, то ли уже…

На грани банкротства.

Череда и чехарда директоров.

Задержки зарплат.

Уходы, сокращения и увольнения.

Пикеты, акции протеста.

Теперь уже не ясно, кому ЧТЗ принадлежит. Перешел под крышу «Уралвагонзавода» – зря, наверное, стало еще хуже, крыша оказалась худой.

Если что-то и продает «ЧТЗ-Уралтрак», то – производственные площади.

Началось с того, что завод потерял рынки сбыта, а закончилось тем, что он не может выполнить и те заказы, которые есть. Если в 1988 году ЧТЗ выпускал четыре трактора в час, то в 2008 году – шесть тракторов в день, а позже и на то не хватило сил. Того ЧТЗ, который был – 50 тысяч работающих, 400 тысяч квадратных метров производственных площадей, 30 тысяч тракторов – давно уже нет. Гигант индустрии, тракторную легенду страны растрепали, расхватали, растащили, разворовали… Правду сказать, это не просто – растрепать, расхватать, растащить, разворовать такую махину, такой форпост, но это произошло.

И что? Судьба? Обстоятельства? Иначе и не могло быть?

Однако у нас есть пример «Трактора» из Еманжелинска. Может быть, мини-трактора могли спасти и ЧТЗ? Уж если горняцкий Еманжелинск сумел проявить себя в тракторном деле, то ЧТЗ, как говорится, раз плюнуть. Ведь он конкурировал, и не без успеха, с самим «Катерпиллером» и с самим «Комацу». Ведь не кто-то, а ЧТЗ сотворил такую силищу, как трактор «Т-800». Не говоря о двигателях для потайных танков.

Да, это верно, ЧТЗ обращался к мини-тракторам, выпускал их. Назывались они, между прочим, так же – «Уралец». Но сам же от них отказался.

Не все так просто. То, что эффективно в одном месте в одно время, не эффективно в другом место в другое время.

В советские годы о мини-тракторах никто и не думал. Масштаб был другой. Гигантам сельского хозяйства (вроде совхоза «Петропавловского») требовались гиганты индустрии (ЧТЗ). Колхозным и совхозным полям нужны были мощные машины. Поэтому у наших машиностроителей не было опыта в области мини-тракторов.

Все изменилось, когда возникла идея фермерства. Когда продвинулась практика крестьянских паев и наделов. Вроде бы, у каждого сельского жителя появился клочок земли, для обработки которого не годились мощные челябинские трактора, им был нужен другой трактор, маленький. А их в России не производили. Правда, сколько угодно мини-тракторов было за пределами страны, откуда их готовы были нам поставлять и поставляли, но за дорого.

И то надо сказать, что пока суд да дело, идея сплошной фермеризации поугасла. И вместо нее взял верх элементарный экономический закон, утверждающий, что мелкие хозяйства не могут тягаться с крупными по части рентабельности. И откуда ни возьмись, появились агрохолдинги. Например, «Мираторгу» или «Русагро», владеющим по 670 тысяч гектаров земли, мини-трактор не помощник. Ему подавай что-то, вроде, «Кировца», родственника ЧТЗ.

Значит ли это, что время мини-тракторов опять уходит, а восходит пора таких пахарей, как ЧТЗ?

Не все так просто.

Дело в том, что еманжелинские поставщики мини-тракторов «Уралец» имеют в виду не только сельских покупателей, но и городских. В селах они рассчитывают не только и не столько на фермеров, но и на всех сельских хозяев. Строго говоря, любой деревенской усадьбе не помешал бы мини-трактор с его 12 или 24 лошадиными силами. Он был бы прекрасным помощником во всех делах – где притащить, где передвинуть, где вскопать, а где вырыть. Что касается города, то мини-трактор пригодится, прежде всего, в коммунальном хозяйстве. Уже подсчитано, например, что один мини-трактор может заменить шестерых дворников. Как бы то ни было, мини-трактор имеет спрос, и это, будем надеяться, надолго. По крайней мере, в Еманжелинске «Уралец» уже надувает паруса успеха.

Кстати, о названии. Оно почему-то одно и в «ЧТЗ-Уралтак», и в ООО «Трактор». От кого к кому оно перешло, теперь не важно. А важно то, что и тот, и другой созданы на основе китайской модели. Из Китая «Уралец» получает двигатель, раму, подвеску и ходовую часть, а все остальное – собственного производства. Так нынче принято. На мировом рынке можно купить главные узлы и детали, а из них собрать свою машину, свою конструкцию. В сборке-то и проявляется творчество. Если иметь в виду единственный экземпляр, то, в принципе, собрать личный мини-трактор можно и своими руками в гараже. А успех массового производства будет зависеть не только от того, что получится после сборки, но и от того, как умело собственное детище будет представлено тому же мировому рынку. Такова практика нашего времени. Например, с давних пор я знаю завод «Варнаагромаш», который на таком же принципе кооперации с конца 90-х годов на юге области, в «нашей» Варне успешно выпускает сельскую технику. В Варне, в Еманжелинске и, наверное, где-то еще – опыт успешный, а в «ЧТЗ-Уралтрак» затея сорвалась.

Тому есть свои причины – экономические, технические и, может быть, психологические. Если завод всю свою жизнь думал о макси-тракторах, то ему непросто настроиться на мини-трактора. Тем более что для выпуска маленьких «уральцев» не нужен такой гигант, как ЧТЗ. Все-таки наш тракторный завод, наверное, должен был спастись производством привычных ему тяжелых тракторов. В смутные годы, «на переправе», ему требовалась помощь страны – «всего лишь» сохранить рынки сбыта. Но стране было не до ЧТЗ. Мы бездарно потеряли это свое достояние, о чем остается только сожалеть.