Социологией я начал заниматься в 1992 году. С работой тогда было трудновато, но, к счастью, меня пригласил к сотрудничеству профессор Василий Прокопьевич Беспечанский – в созданный им самим социологический центр «Рейтинг». Были у нас заказы и на маркетинговые исследования, однако главным для «Рейтинга» вскоре стали опросы на политические темы. Наиболее удачным оказался опрос накануне выборов в Государственную Думу 1993 года. Буквально за три дня мы обнаружили по итогам соцопроса, что на выборах победу одержит партия Жириновского. Помню, как обеспокоился полученными данными тогда наш профессор. Выявленное преимущество ЛДПР по нашей области было небольшим, и был соблазн «предсказать победу» «Выброса» (партии «Выбор России») Гайдара или «Яблока», как того и желали заказчики, но мы все-таки проявили принципиальность и оказались чуть ли не единственными в России, кто сделал правильный прогноз.

Наша принципиальность и точность предсказаний привели к тому, что мы получали масштабные заказы на исследования и от областной администрации, возглавляемой Вадимом Соловьевым, и от следующего губернатора Петра Сумина. Что тут греха таить: в 90-е годы полно было социологов-профессионалов, которые считали, что выгоднее делать такие предсказания, которые могут нравиться заказчику. Но к началу XXI века большинство таких отсеялось. «Старые зубры» советской социологический науки поуходили, другие бросили это не слишком выгодное, но в то же время трудное занятие.

Не скажу, что у нас все всегда получалось отлично. Однажды мы решили для экономии места на анкетах очередного опроса оставить пробел, чтобы опрашиваемый сам вписал туда симпатичного ему кандидата. Результат получился плачевный. Больше половины опрашиваемых респондентов никого не вписали. Люди, ходящие на выборы, привыкли к спискам кандидатов, в которых достаточно проставить галочку против нужной фамилии, поэтому многие не обратили внимания на эту графу, затерявшуюся среди других, гораздо более объемных и интересных для них. Впрочем, многие граждане, имеющие право голоса, не интересуются политикой и не знают (не помнят) фамилий кандидатов. И даже более того, при опросе в 1994 году я с удивлением обнаружил, что до 10 % граждан не знали, что Президентом РФ являлся Ельцин. Это были либо совсем юные девушки, либо очень старые женщины. Во время выборов, если только они туда вообще ходят, они голосуют так, как подсказывают им их родители или взрослые дети. Больше мы такой ошибки с открытой графой не допускали.

Между тем ВЦИОМ (Всероссийский центр исследований общественного мнения) уже целый год практикует подобную форму анкетирования. И у них стабильно получается порядка 32-35 % доверия к Путину. До настоящего времени на это почему-то не обращали особого внимания. В администрации президента, видимо, считали некорректным как-то вмешиваться в работу ученых-социологов. К тому же 35 % доверия к главе государства в других демократических странах считается хорошим показателем. С учетом того, что на выборы ходит иногда чуть больше половины избирателей эти 35 % обеспечивают более 50 % поданных за данного кандидата голосов.

Но этой весной на указанную цифру, наконец, обратили внимание зарубежные русофобы и отечественная непарламентская оппозиция. Многие ведь слышали, что рейтинг Путина долгое время держался на уровне 70-80 %. И вдруг оказывается, что ему доверяют только 31,7 % россиян (согласно последнему опросу ВЦИОМ). Противники Путина возликовали. Значит, русская цветная революция близка, надо только поднажать. И нажимать начали. В СМИ стали выходить десятки статей, рисующих плачевное состояние РФ. Некоторые отечественные издания, даже обычно лояльные к власти, стали приходить к выводу о том, что «терпение у народа может закончиться». А блогеры-тролли в интернет-сетях вообще перешли к оскорблениям в адрес главы России.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков во время очередной пресс-конференции на вновь повторенный вопрос о падении рейтинга президента не выдержал и в ответ заявил, что данные о потере доверия никак не коррелируют с другими цифрами тех же опросов ВЦИОМ. Например, недоверие Путину выразили не более 7 % опрошенных, а более 60 % респондентов выразили удовлетворение его деятельностью.

Шумиха вокруг результатов опросов привела к тому, что во ВЦИОМ поняли, наконец, в чем состоит их ошибка. Было проведено новое исследование, где прямо ставился вопрос о доверии к Путину. Как и следовало ожидать, на самом деле Владимиру Путину доверяют 72,3 % россиян. Русофобы сникли еще более, когда и либеральный прозападный «Левада-центр» подтвердил высокий рейтинг президента, убавив ему всего несколько процентов.

Очевидно, свержение «диктатора» откладывается на неопределенный срок, хотя ради этого Запад готов негласно поддержать даже новую коммунистическую революцию. Лишь бы в России вновь воцарился политический и экономический хаос, какой пережила она после 1917 и 1991 годов. Но народ России, думается, стал мудрее.