То есть сделать нормальным доход на душу населения. И быть сильнее в военном, особенно ракетно-ядерном, плане, чтобы унять нетерпимое отношение к нам англосаксонского истеблишмента и глубинного государства. В целом Вольфович известен тем, что на фоне своего эксцентричного поведения в стиле артиста высшей категории с лицом римского центуриона он часто озвучивает важные изменения в мире. Но почему именно к нам англосаксы так ревностны, более, чем к к Ирану и КНР?

В 1991 году, под тяжестью изжившей себя идеологии, помноженной на пришедшего к власти политически безвольного Михаила Горбачева, распался Советский Союз. Место первого Президента России заняла не менее противоречивая политическая фигура – Борис Ельцин. С развалом единой страны с общими экономическими связями, начались развал экономики и развал армии. Наши американские «партнеры» издали книгу «Конец истории» и дружно легли почивать на лаврах, лениво деля шкуру еще не убитого русского медведя. И… тут начались вызревать абсолютно новые тенденции. Во-первых, стал усиливаться товаропоток в Россию и через Россию. Границы открылись. Англо-саксонские бледнолицые братья угрозы в этом не увидели. Наоборот: виски, сникерсы, размывание патриотизма самого непокорного народа. «Всё путём», «процесс пошел»!

Вот только процесс стал меняться по сути. Вместе с торговлей стали расти транзитные поставки через Россию из Европы в Азию. Стала проявлять себя выгодность русского транзита. Затем – также незаметно – произошла революция в русском ракетостроении, которую Запад не заметил. Основанная на маневрирующих ракетных боевых блоках, новых системах РЭБ, более продвинутых космических и наземных лазерах.

В результате эффективного перевооружения Россия и восстановила систему ядерного сдерживания и выстроила надежную и дополняющую ее систему неядерного стратегического сдерживания (на базе новейших ракет морского и воздушного базирования). И вдруг стало ясно – русский медведь снова в строю. И непонятно, кто в итоге-то проиграл или выиграл. Россия становится мостом цивилизаций, что было невозможным при закрытом СССР. Кроме того, у России на фоне Союза имеется большое конкурентное преимущество: отпала весьма тяжелая необходимость тратить деньги и ресурсы на дотации многолюдных республик Центральной Азии. А основные ресурсы и коммуникации остались у самой РФ.

Зато у США есть его величество печатный станок. И мощная логистика финансовых расчетов, основанная на долларе и даже простых финансовых привычках. Америка начинает понимать – ситуация складывается не та, которую ее элита собиралась увидеть. Медведь восстанавливает мощь, ШОС и Таможенный союз становятся центром, сердцевиной Евразии, нивелируя создаваемые союзы США с ЕС и в Тихом океане. На Украине – потеря стратегического Крыма, болото с Минском-2. В Сирии – тоже беспомощность против русских ВКС и спецназа.

Тогда США вводят санкции – на всех, круша по ходу пьесы и своих вассалов в Европе. Старые, проверенные рычаги. Но, как предупреждал еще в 2014 году опытный дедушка Киссинджер, чтобы эти рычаги сработали, для Америки нужен Горбачев в Кремле. Тогда России согнется. А без этого никак. И зачем России сгибаться, если у нее есть и ракеты, и продовольствие? И Запад (а точнее, закулисная элита США) пускает еще один, важнейший козырь – психологические атаки. Это старый козырь англосаксов. В Англии газеты занялись заказной политикой еще в начале XVIII века. Опыт огромен. Могут раскрутить и Скрипаля, и бомжа с улицы. Кого угодно. Надоел рыжий Борис Джонсон? Да пожалуйста! Раз – и его уже нет. Он, как оказалось, глубоко, в корне ошибался.

Главные медиахолдинги Англии и Америки (печатные, ТВ, сетевые) раскручены и являются брендами, оказывающими устоявшееся влияние на умы людей. А время сейчас – само по себе сложное. Прошло 70 лет со Второй мировой войны, конфликты в мире накопились, поколения сменились, беды забылись (или притупились). И на фоне этого – мы очень вовремя вернули Крым и не дали разрушить Сирию. Причем показали при этом такую военную мощь, технологичность и слаженность, что НАТО было просто шокировано. А ведь надо честно признать, что если бы не военная и особенно ракетно-ядерная мощь России, большая война скорее всего уже бы полыхала на радость жадных толстосумов Запада. Но… Россия больше не мальчик для битья. В глобальном смысле. Поэтому-то и вводится новое гибридное противостояние. Комплексное. Когда на фоне уже идущих (Сирия, Ирак) и тлеющих (Донбасс) локальных войн нашему населению будет в разных ипостасях и обертках подбрасываться одна мысль – о неизбежности катастрофы. Это последний шанс запутавшегося в долгах и живущего не по средствам Запада – не прямой, так гибридной войной устроить новую разруху в Евразии и обогатиться на этом, как в мировых войнах XX века. А для этого – главная цель – опять Россия. Сбить с толку, запугать ее «самый непокорный в мире народ».

Китай не та крепость, менее устойчива. И совсем другой исторический опыт. Поэтому психологические атаки элиты англосаксов будут направлены прежде всего на нас. Но оценки Жириновского и Киссинджера тоже не на пустом месте стоят. ВВП страны важен не столько размером, сколько устойчивостью. И так всегда было. Вот в Китае в XVIII веке ВВП был 35 % от мирового. Даже больше, чем сейчас. Помогло? Зато в Швеции Карла XII и Пруссии Фридриха Великого он был меньше 0,5 %. И они были реально сильны. Одолеть их смогла только мощная русская армия с отличными командирами (Салтыков, Румянцев, Суворов) и солдатами. Что интересно: после мира с русскими Англия пыталась снова втянуть Фридриха в войну с Россией. Обещали очень много денег. Ответ короля остался в истории: «Господа, хочу сказать вам прямо – мои солдаты денег не едят».