И не количественно, как при СССР, а качественно – отставание в уровне систем управления групп и вооружений, космической локации, подводной локации. Плюс к тому Си Цзиньпин привез Владимиру Путину планы по серьезному сотрудничеству в сфере 5G. Росатом запустил в производство мобильные суперкомпьютеры по два петафлопса быстродействия, которые могут… перевозиться в «Газелях», ибо имеют размер 1,5 х 1,9 метра, то есть изделие, аналоги которого (в зависимости от качества и новизны) в других странах требуют площадь от теннисного корта до футбольного поля, может быть поставлено на место небольшого одежного шкафа. И это не все козыри.

В коммуникациях и энергетике наметился явный сдвиг РФ, КНР и Индии на Северный морской путь. Дело в том, что внезапно для всех произошли резкие изменения в ресурсной базе. Во-первых, во время выступления на ПМЭФ глава «Роснефти» Игорь Сечин сообщил о наличии в Российской Арктике фантастических запасов нефти – 20 миллиардов тонн(!). Крупнейшая российская компания намерена при помощи государства создать на севере Красноярского края нефтяной кластер из существующих и новых месторождений, что позволит стремительно увеличить добычу в ближайшие годы. Если озвученная Сечиным оценка запасов в Российской Арктике подтвердится, то это изменит нефтяную карту мира. А во-вторых, сами доказанные запасы нефти в РФ удвоились, достигнув 30 млрд тонн, или 219 млрд баррелей. Это лишь немного меньше, чем в Саудовской Аравии. Запасы нефти саудитов оцениваются в 37 млрд тонн. Согласно аналитическому докладу ВР Statistical Review of World Energy - 2018, доказанные запасы нефти в России составляли в конце 2017 года 14,5 млрд тонн, а Саудовской Аравии – 36,6 млрд тонн. Глава компании ВР Роберт Дадли сидел по правую руку от Сечина, когда глава «Роснефти» оглашал новые данные о российских запасах. С учетом пока недоизведанного пока клондайка в Арктике Россия становится мировым энергетическим монстром, а земли, шельфы Арктики и порт Сабетта, над строительством которого смеялись не меньше, чем над Крымским мостом – становятся кластером стратегического масштаба.

А самым главным конкурентным преимуществом российской нефтяной отрасли является низкая себестоимость добычи. У нас так называемые listing costs составляет 3,1 доллара за баррель. У западных партнеров – до 17 долларов. Это зависит и от качества ресурсной базы. В этой части мы нормально конкурируем. Особо отмечается экспертами, что лучший показатель в российской нефтяной отрасли был достигнут благодаря ненавязчивым инвестициям в новые технологии. Первый заместитель генерального директора «Газпромнефти» Вадим Яковлев сообщил представителям СМИ, что на новых месторождениях себестоимость добычи значительно ниже. И как вишенка на торте: «По оценкам западных аналитиков и экспертов, в России находится лучший портфель перспективных новых проектов».

Ресурсный потенциал проектов «Роснефти» в Арктике, который, как сказано выше, превышает 20 млрд тонн, стал ожидаемой сенсацией (прошу простить меня за сей невольный каламбур) для Запада. Эта оценка включает проекты на шельфе Карского моря, где по результатам оценочного бурения запасы могут превысить 15 млрд тонн. Кроме того, ведется разведка на севере Красноярского края, где по консервативным оценкам может залегать 5 млрд тонн. На севере полуострова Таймыр на Паяхской группе месторождений на днях был получен приток нефти в объеме 720 т/сут. – выдающийся показатель продуктивности скважины для России и всего мира. После таких заявлений министр финансов Катара Али Шарид многозначительно закивал головой, а присутствующие в зале начали переговариваться с нескрываемым удивлением на лицах. Такими заявлениями на международном форуме в присутствии огромного количества профессионалов не бросаются ради красного словца.

Арктический кластер громко заявит о себе в ближайшие годы. Кластер будет осваиваться при помощи новых технологий, включая горизонтальное бурение, доля которого в России уже достигла 50 %. Западные аналитики ехидно указывают, что объемы горизонтального бурения в России соответствуют американским показателям 10-летней давности. Однако для разработки российских месторождений традиционной – не сланцевой – нефти проведение дорогостоящего горизонтального бурения не требуется. Вот почему янки стали более агрессивно противостоять «Северному потоку - 2» и «Турецкому потоку» и в то же время пытаются проводить учения как можно ближе к Баренцеву морю вообще и к Мурманску в частности.

Однако за последние годы все попытки авианосных групп флота НАТО прорваться к Мурманску (в 2015 и 2018 годах) кончались громкими провалами, выходом из строя авианосцев и фрегата. Америка видит, что силой прорваться к Мурманску, Петропавловску-Камчатскому и Владивостоку ей не удастся. Хотя, надо полагать, попытки будут повторяться. И не только в Арктике и на Тихом океане, но и в других территориях. Так, на днях произошло опасное сближение русского фрегата (БПЛК) и американского крейсера в Восточно-Китайском море. Русских со спины страховали корабли китайского флота. Янки вопят, что их крейсер прикрыл эскадру с авианосцем во главе, проходу которого невежливо мешали русские и «примкнувшие» к ним китайцы. Вот спрашивается, какого лешего их флот шарахался по Восточно-Китайскому морю, а китайцы – у чьих берегов все происходило – «примкнули» к русским «агрессорами». Поэтому можно констатировать, что пока «американский пациент» еще находится в состоянии «горячий и совсем белый» и никак не может выйти из привычной роли прокурора и Наполеона в одном лице.

Алексей Шляхторов

На фото: Морской терминал «Ворота Арктики»