На встрече врио губернатора с представителями агробизнеса Андрей Косилов подарил Алексею Текслеру книгу «Парень из Верхней Санарки», в которой журналист Михаил Фонотов собрал воспоминания соратников о Петре Ивановиче Сумине, первом всенародно избранном губернаторе Челябинской области. Демонстративно избегающий политики гендиректор птицефабрики «Равис», а в прошлом – первый заместитель «народного губернатора» и основателя движения «За возрождение Урала» Андрей Косилов в интервью нашему изданию напомнил о политических принципах Петра Сумина, рассказал о рисках врио губернатора и объяснил, почему Алексей Текслер – не «молодой технократ».

Почему Сумин?

– Андрей Николаевич, почему вы решили подарить Алексею Леонидовичу эту книгу?

– Хочется помочь новому руководителю как можно быстрее войти в тематику области. А это, как я считаю, в принципе невозможно без знакомства с опытом и наследием Петра Ивановича Сумина. В книге собраны впечатления людей, которые знали его и работали с ним. Из этих эмоциональных  воспоминаний становится понятно, почему именно Сумину удалось вернуть людям надежду на достойное будущее в очень непростое для региона и страны время.

– В чем сегодня видится главное достоинство Сумина-политика?

– Так или иначе я работал или взаимодействовал со всеми руководителями области с начала 90-х годов. С кем-то боролся, кому-то отдавал всего себя, в отношении кого-то выдерживал нейтральную позицию. У всех челябинских губернаторов есть плюсы и минусы, но очевидно, что до сих пор Сумин остается единственным руководителем области, который стал таковым и работал в условиях реальной политической конкуренции.

Свои первые выборы в 1990 году в Верховный Совет он выиграл в жесточайшем столкновении, буквально оттоптав своими ногами каждый двор. Сумел убедить проголосовать за него в ту пору, когда бывшие партийные и советские руководители, мягко говоря, не вызывали больших симпатий. Однако люди поверили Сумину. То же самое случилось и в 1993 году, когда он победил на выборах главы региона. Мы знаем, как к этому отнеслись в Кремле – Сумин ведь был фактически оппозиционным кандидатом. Но по инициативе тогдашнего главы президентской администрации Сергея Филатова практически уже был готов указ Бориса Ельцина о признании полномочий Сумина. Если бы не расстрел Белого дома…

Потом Петр Иванович снова стал депутатом Госдумы, а затем и «народным губернатором» в 1996-м. Никто из нас, членов команды Сумина, не воспринимал как шуточную схватку с Валерием Гартунгом и Михаилом Гришанковым на следующих выборах главы региона в 2000 году. Заметьте: всякий раз у людей было право выбора. Их не принуждали голосовать за конкретного кандидата. И они всякий раз отдавали предпочтение Сумину. Это ко многому обязывает.

Личный рейтинг – это неважно?

– Доверие людей не менее важно и после выборов…

– После выборов оно еще важнее! Без высокого личного рейтинга (а это и есть выражение доверия) невозможно поддерживать рабочие связи с людьми. Может быть, приоткрою тайну, но как-то на встрече с Борисом Дубровским в бытность его главой региона мы коснулись и этой темы. Он успешно прошел губернаторские выборы, победил с приличным результатом. И решил, что этого достаточно. «Главное, работать на авторитет Владимира Владимировича Путина, а мой рейтинг – вопрос вторичный», – сказал тогда Дубровский. Не могу согласиться. В любой системе координат высокий рейтинг местной или региональной власти является фундаментом стабильности власти федеральной.

– Но сегодня есть чисто технологические методы повышения рейтинга с помощью пиар-инструментов. У Михаила Юревича он был довольно высокий.

– Мощно работала машина пиара или точнее – пропаганды. Реально рейтинг Юревича – это бесовство. В основе него лежали манипулирование общественным сознанием и подавление любых форм не то что сопротивления, а несогласия, включая деятельность СМИ. При Дубровском ситуация изменилась с точностью до наоборот. В итоге его не пинал только ленивый.

– Вы хотите сказать, что Борису Дубровскому не хватило такого консультанта, как Андрей Косилов?

– Не в том дело. Я все эти годы вполне сознательно держал и держу дистанцию с властью, сосредоточившись на бизнесе. У нас в команде главным «пиарщиком» был сам Петр Иванович. Он был эффективен в общении, всегда был в курсе всего, что делается в области и чем живут люди, всегда находил нужные слова для общения с ними. Самое главное – он определял приоритеты деятельности власти и живо реагировал на проблемы людей.

Все решения, которые Сумин находил, появлялись благодаря многочисленным живым контактам с людьми. Он не сидел в кабинете. Бывало со вторника уезжал в область и возвращался лишь в пятницу. При этом Сумин был искренен. Мы ведь начинали работу, когда ресурсов не то что для развития области – для поддержания минимально достойного уровня жизни людей не было вообще. Однажды во время поездки Петра Ивановича в Карталы у него был очень непростой разговор с учителями. Они весьма эмоционально говорили о своей нелегкой жизни и требовали ее улучшения. Сумин не стал лукавить и обещать манну небесную. Он признал, что не все в его силах. Но люди увидели в нем искреннее желание изменить ситуацию и сделать жизнь людей лучше.

Три «П»

– Сейчас другое время, видимо, оно диктует спрос на другой тип руководителей, так называемых «технократов»…

– Меня несколько смущает, что единственным критерием отбора людей на руководящие позиции сегодня часто становятся сугубо технические, технологические навыки. Когда мы писали программу движения «За возрождение Урала», возникла формула трех «П». Позже она вошла в программу, с которой Сумин пошел на выборы.

– Напомните, что это за три «П».

– Профессионализм, порядочность, патриотизм. Они должны были стать ключевыми качествами в подборе кадров и в оценке руководителей. Причем патриотизм прежде всего в отношении своей малой Родины. Но главное: для Сумина было всегда особенно важно, насколько человек порядочен.

ЗВУ: объединение необходимо

– Вы упомянули ЗВУ. Нашему движению нынче исполнилось 25 лет. В чем его историческое значение и, может быть, урок для настоящего времени?

– ЗВУ было создано как средство для объединения тех людей, которые исповедуют те же ценности, что и Сумин. Для продвижения собственных идей, если они полезны обществу, без объединения людей невозможно. ЗВУ этом отношении незаменимый элемент социально-политической архитектуры нашей области. И в таком качестве и статусе движение продолжает работать.

– ЗВУ объединило тогда, в начале 90-х годов, не только политических единомышленников, но и людей подчас с противоположными политическими взглядами. Мне кажется, одно только это обстоятельство делает ЗВУ уникальным феноменом.

– И в этом была личная заслуга Сумина. И тогда, и сейчас имеет место кадровый голод. Во власти в том числе. Объединение людей с разными взглядами, способных к созиданию – задача любого руководителя. Сумин с этой задачей справлялся. Он умел располагать к себе людей, слушать и слышать. Умел раскрыть потенциал каждого человека.

Вот пример. Одним из ярких и системных критиков нашей работы в первые годы работы Сумина во главе области был В. Н. Дятлов. Часто и по делу ставил вопрос об эффективности работы нашей команды. Что сделал Сумин? Предложил Владимиру Николаевичу самому возглавить направление, которое он критиковал. И многое из того, чем занимался Дятлов, у него получилось.

В пору губернатора Сумина каких-то больших, резких, постоянно тлеющих конфликтов было немного. По большому счету, конфликты происходят всегда, но если они мощные, разрушительные, то снижают потенциал власти. У нас в команде была обстановка доверия. Сумин как-то всегда создавал для работающих с ним ощущение надежности. То же самое – и для партнеров власти. Наконец, Петр Иванович умел слушать и самое главное – был способен вычленять главное.

Текслер и «Инстаграм»

– «Инстаграм» Алексея Текслера можно считать современным аналогом личного общения с населением?

– Нет. Отсутствует прямая реакция, визуализация. А люди хотят посмотреть, что человек лично из себя представляет. Любое интернет-общение – это все-таки имитация. И тем не менее, думаю, это допустимый канал общения, рассчитанный на определенную группу населения. Но сколько у нас в области пользователей «Инстаграм»? Десятки тысяч? Принимая какую-либо аудиторию за основную, человек может быть введен в заблуждение.

Тем не менее людям непременно нужно окошко, через которое они могут достучаться до руководителя. Вот у меня предприятие небольшое – пять с половиной тысяч человек. Внизу, перед проходной висит ящик «Почта для генерального директора». Любой может написать предложение или жалобу.

– И вы все послания читаете?

– Читаю все. А ключ от ящика только у меня. В день поступает письмо, два, может, три. Иногда ящик остается пустым. В основном вопросы связаны с жизненными ситуациями, бывают жалобы. А скажем, для потребителей нашей продукции работает горячий телефон, который висит на стене любого нашего магазина. Каждый день мне на стол ложится сводка, что пишут, на что жалуются. Мы с каждым позвонившим связываемся лично. Это я к чему? Надо варьировать каналы общения. В случае с губернатором понимать, какую аудиторию охватывает «Инстаграм», какую телевидение, радио и т. д.

– На «Инстаграм» Текслера за неделю подписалось более 60 тысяч человек. Идет огромный поток жалоб. Что это значит и что с этим делать?

– Это говорит о полном отрыве власти от народа. Что делать? Садиться и отрабатывать.

– Да, но пишут обо всем, начиная от грязного подъезда, заканчивая требованием закрыть Томинский ГОК. Но не все в пределах губернаторских полномочий…

– Есть вопросы, которые годами копятся, а решить можно на раз-два. Не губернаторские? Согласен. Значит, запустить механизм, чтобы их решали те, кому положено. И знали: если вопросы будут повторяться, губернатор с них спросит. Но я полагаю, что все это Алексей Текслер понимает. У него система мышления и организация делового процесса правильные.

Есть другие предложения?

– Какие риски могут подстерегать Текслера?

– В силу пока еще слабого понимания обстановки и отсутствия большого опыта, возможно, у него пока нет понимания, кто несет достоверную информацию, а кто нет. Дефицит времени часто приводит к тому, что руководитель бывает вынужден отказаться от альтернативной точки зрения на ту или иную проблему. Я считаю, у губернатора всегда должна быть альтернатива. А как по-другому можно решить эту задачу? А есть ли другие предложения? Эти вопросы он постоянно должен задавать сам себе. Нужны альтернативные решения, предложенные своей командой, лоббистами…

– Обществом…

– Или обществом, да. Однажды я спросил у Сумина: «Как вы выходите на правильные решения?». «Ничего сложного, – ответил он. – Главное – собрать правильную аудиторию, дать всем высказаться. И в ходе дискуссии ты всегда услышишь, учуешь правильное решение».

Пришел политик…

– Если об уходе Бориса Дубровского с поста губернатора разговоры были, то, уверен, никто не мог предположить, что его заменит именно Алексей Текслер. Многим показался необычным даже типаж: «молодой технократ»…

– Да какой он молодой – 46 лет! Я с 35 лет был у Сумина замом. У Алексея Текслера самый хороший возраст. Он зрелый мужчина, но голова не поражена ни диабетом, ни старческим маразмом. И я категорически не согласен с тем, что Текслер – технократ. Технократизм подразумевает полное игнорирование общественных настроений. Технократ считает, что когда он встроился в систему власти, главная его задача – механически исполнять «ценные указания партии и правительства». А Текслер понимает: главное – установить контакт с людьми. Способность к такому контакту у человека либо есть, либо нет. Отметим это: пришел не технократ, а политик. Так называемый «кириенковский губернаторский призыв» – это не просто толковые управленцы, это кандидаты в новую политическую элиту страны. Они ориентированы на карьеру, но не карьеристы в привычном нам негативном смысле. Обратите внимание, как Текслер отсекает элементы, мешающие карьере. Бизнес жены продал. Своего нет. Семья – вот она, с ним… А главное, карьера предполагает обязательные достижения, по наличию которых человека будут оценивать. Поэтому, кстати, я на ближайшее будущее Южного Урала смотрю с оптимизмом. 

Стоит ли «валить»?

– Как Текслеру сформировать команду?

– Не знаю. Более того, сознательно не буду давать советов. Повторю лишь то, что сказал: всегда есть смысл тратить время на поиск альтернативы. Даже если в 99 случаях из 100 ты ее отвергнешь, она поможет устояться в правильности твоего решения.

Людвиг Эрхард, канцлер ФРГ в 1963 - 1966 годах, в своей знаменитой книге «Благосостояние для всех» писал, что главная задача государства в условиях рыночной экономики – подавление монополии и развитие конкуренции. Это тезис в не меньшей степени актуален и для политики. Отсутствие политической конкуренции лишает власть идей и резко сокращает скамейку запасных. Вот почему нужны прямые выборы, о необходимости которых Текслер сказал на пресс-конференции.

– Какова, на ваш взгляд, основная задача врио губернатора на ближайшую перспективу?

– Я бы мог много и предметно говорить о развитии экономики, но скажу о другом. Меня нередко спрашивают, стоит ли уезжать из региона. Увы, многие об этом подумывают. Так вот, команда Алексея Текслера должна придумать, как вернуть в Челябинскую область позитивный эмоциональный фон. Настроение, благодаря которому у людей появится реальный стимул жить здесь, во всех смыслах вкладываться в эту землю. Власть должна сказать: «Ребята, бросьте обсуждать, стоит ли уезжать. Давайте вместе подумаем, как сделать так, чтобы этот вопрос не стоял вовсе». И хорошо, если этот призыв будет чем-то подкреплен.

Айвар Валеев, фото Вадима Ахметова, Ura.ru