Чем ответить на вызов «тигров»?

К концу 1942 года, во время Сталинградской битвы на танках КВ-1, КВ-1с и Т-34, наконец, были улучшены прицелы, появились в достаточном количестве запчасти, подвижные рембазы и хорошего качества бронебойные снаряды. И наши основные танки сумели реализовать себя в решающий момент по полной. Степной рейд наших танкистов потряс части врага.

Но уже в 1943 году, в связи с массовым появлением у немцев новых мощных моделей бронетехники с усиленным бронированием, эффективность наших 76-миллиметровых танковых и полевых пушек стала недостаточной. В сражении на Курской дуге, в боях крупных масс танков немецкое наступление удалось остановить лишь ценой огромных потерь собственной бронетехники, основную часть которой составляли тяжелые танки КВ-1с, средние Т-34 и легкобронированные Т-60 и Т-70. При всем этом основные потери немецкая сторона понесла не от огня советских танков. А от действия противотанковой артиллерии, от мин и т. д.

В конце августа на заводе № 112 («Красное Сормово»), где выпускались 34-ки, состоялось совещание, на которое прибыли и нарком танковой промышленности В. А. Малышев, и командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии Я. Н. Федоренко, и ответственные сотрудники Наркомата вооружений. В своем выступлении В. А.  Малышев отметил, что победа в Курской битве досталась бронетанковым войскам Красной армии высокой ценой. Вражеские танки вели огонь по нашим с дистанции 1500 м, наши же 76-миллиметровые танковые пушки могли поразить «тигров» и «пантер» лишь с дистанции 200 метров. «Образно выражаясь, – сказал нарком,– противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 и в КВ-1с более мощную пушку». К тому же, анализ показал, что наклон брони важен лишь для случаев, когда калибр снаряда не превосходит толщины брони, то есть в данном случае для калибров менее 45 мм. С увеличением калибра защитный эффект наклона быстро снижается. Для немецких снарядов калибра 75 мм и 88 мм наклон брони Т-34 практически не оказывал влияния на ее пробиваемость, она становилась легко уязвима.

Первые бои ИС-85

Перед челябинскими танкостроителями встала задача создания новых тяжелых танков, более мощных, чем КВ-1с. Уже осенью 1943 года появился танк ИС-1. Этот танк фактически являлся глубокой модернизацией танков КВ-1. В годы Второй мировой войны вместе с обозначением ИС-1 на равных использовалось название ИС-85, в этом случае индекс «85» означает калибр основного вооружения машины. На нем были значительно переработаны вооружение и броневая защита. Танк получил новую коробку передач. Лобовая деталь корпуса обтекаемой формы являлась литой, ее толщина – до 120 мм, с другими деталями она соединялась с помощью сварки. Обтекаемая башня танка представляла из себя броневую отливку сложной формы. Толщина ее бортов составляла 100 мм. Борта располагались под углом к вертикали, что повышало снарядостойкость.

Основным орудием танка была пушка Д-5Т образца 1943 года, имевшая калибр 85 мм. Орудие было полностью уравновешено. Уравновешенной являлась и башня, центр ее масс находился на геометрической оси вращения. Боекомплект пушки состоял из 59 выстрелов унитарного заряжания. Снаряды размещались в башне танка и вдоль обоих бортов боевого отделения.

Срочно нужно усиление

Первое зафиксированное столкновение ИС-1 с «тиграми» произошло 4 марта 1944 года в районе города Староконстантинова, на Украине в ходе Черновицкой наступательной операции. 1-й гвардейский тяжелый танковый полк прорыва (укомплектованный опытными танкистами офицерского состава, командир – подполковник Н. И. Буланов) вступил в бой с гитлеровской ротой тяжелых танков «Тигр» 503-го тяжелого танкового батальона. В ходе боя в условиях плохой видимости с дистанции 1500-1800 метров один ИС оказался подбит, а три других получили повреждения, но впоследствии были отремонтированы. Ответным огнем ИСов у одного «Тигра» повредили пушку, а у другого – ходовую часть. 16 марта «тигры», открыв огонь первыми, подбили четыре ИСа, два из которых сгорели вместе с экипажами. Чуть раньше, 8 марта, два ИСа со 150-200 метров были расстреляны замаскированными 75-миллиметровыми штурмовыми орудиями САУ. За короткий срок один танк получил восемь попаданий, другой – четыре. В результате этих трудных боев появилось заключение Бронетанкового управления СССР о несоответствии вооружения ИС-1 и его бронирования аналогичным показателям немецких тяжелых танков. В нем рекомендовалось изменить форму и бронирование лобовой части корпуса и усилить вооружение танков ИС. Это опять поставило наших танкостроителей в очень сложное положение. Дело в том, что нашему танку весом 44 тонны и с пушкой калибром 85 мм противостояли немецкие Т-5 «Пантера» (вес 45 тонн, пушка калибра 75 мм) и Т-6 «Тигр» (вес 56 тонн, пушка калибра 88 мм). Однако, бронепробиваемость у «Тигра» с 1000 метров составляла 100 мм (под углом 60 градусов) обычным бронебойным снарядом и 158 мм – подкалиберным. У «Пантеры» тоже с 1000 метров (под углом 60 градусов) подкалиберный пробивал 140 мм. Наша же 85-миллиметровая танковая пушка с 1000 метров (под углом 60 градусов) пробивала только 83 мм, так как имела длину ствола, равную 51,6 калибра. В то же время 88-мм пушка «Тигра» имела длину 56 калибров, а 75- миллиметровая пушка «Пантеры» – 70 калибров. А самое плохое для наших конструкторов было то, что мы не смогли (хотя опытные работы велись) сделать ствол длиннее. Ибо с увеличением длины ствола росла величина и вес заряда, а также скорость снаряда в стволе. А наши изготовители не могли тогда добиться достаточного качества обработки внутренней поверхности ствола, необходимой для достижения такой скорости. То есть в наших условиях снаряд либо не достиг бы нужной скорости (а значит, и эффективности при пробитии брони), либо деформировал бы сам ствол. Тупик?

Мощный танк прорыва

Чтобы конкурировать с такими технологиями, нам был нужен мощный танк прорыва. И поэтому в Танкограде почти одновременно, тоже с осени 1943 года, начались попытки установки на танк ИС более тяжелой и мощной пушки. Из мощных пушечных калибров тогда в нашей стране в серийном производстве стояли 100-миллиметровая флотская и 122- миллиметровая сухопутная корпусная пушки. 100- миллиметровая пушка для танка, как казалось, подходила лучше: скорострельность (шесть выстрелов в минуту) была близка к 85-миллиметровой пушке и немного уступала 88- миллиметровой пушке «Тигра». Однако было одно большое но... Поставить 100-миллиметровую пушку Б-4 в ИС было заветной мечтой нашего танкостроения, однако у «сотки» до ноября 1944 года не было в боекомплекте бронебойного снаряда. Первые массовые бронебойные 100-миллиметровые снаряды появятся в войсках только в феврале 1945 года. Ждать так долго мощного орудия для танка прорыва ИС Красная армия не могла. К тому же осмотр полей боев под Курском показал, что 122-миллиметровый калибр наших пушек был единственным эффективным против немецких «тигров» Т-6. Но у этого калибра снаряд имел уже раздельное, а не унитарное заряжание. Этот факт снижал скорострельность до двух-трех выстрелов в минуту. В спокойной обстановке. А в бою скорострельность в минуту падала до 1,35 выстрела. Но и для этого нужно было решить непростую задачу – впихнуть в 45-тонный танк 122- миллиметровую пушку А-19. Ведь танк – это не самоходка, в нем надо впихнуть мощную пушку во вращающую башню. И сделать это так, чтобы мощная отдача пушки столь большого калибра не срывала эту башню после 10-го или 20-го выстрела.

Челябинским танкостроителям удалось решить сложную  задачу. После чего с весны 1944 года на фронте появился настоящий танк прорыва – ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой. Говорят, что дорога ложка к обеду. Так и здесь, этот мощный танк появился именно когда перед Красной армией встали задачи освобождения больших территорий запада СССР, а затем, со второй половины 1944 года – освобождение стран Европы, имевших многолетнюю разветвленную оборонительную фортификационную систему. Нужно было взломать гитлеровскую оборону, в которую теперь были встроены мощные танки «Пантера», «Тигр», «Королевский Тигр» и самоходки «Носорог» и «Ягдпантера» («фердинанды» не в счет, их было слишком мало сделано) с пушками 88- миллиметрового калибра. Здесь одних «зверобоев» (тоже, кстати, челябинской сборки) было недостаточно. Они хотя и имели огромный 155-миллиметровый калибр, но это была пушка–гаубица, хорошая для штурма городов, фортов, ДОТ-ов. Но против танков и пушечных самоходок они были неэффективны. Мы же, запустив в серию ИС-2, танк, которого от нас не ожидали, получили комплекс тяжелого танка и мощного «Зверобоя» для штурма Европы. И с этими мощными машинами Красная армия взяла Вену и Берлин и встретила 9 Мая.

Алексей Шляхторов, фото из открытых источников