А в той океанской воде завелись и навсегда поселились невидимые глазу радиолярии. Они не имели (и не имеют) никакого отношения к «радио». Их название происходит от слова «радиус», которое в переводе означает «радиальный луч».

Радиолярия – это одна-единственная клетка. Очень маленькая. Хорошо, если в миллиметр, а обычно и того меньше. Но в нашем случае нас интересует не сама по себе радиолярия, а ее скелет. Да, внутри своей клетки она строит себе скелетик. Это ее балласт, ее опора. На ней она висит в воде. Еще говорят, что радиолярия парит в океане.

Скелет радиолярии – кремнистый. Кремний она берет из воды. А в воду кремний извергается подводными вулканами.

Самое, может быть, удивительное – строение скелета, его конструкция. Радиолярии перепробовали все мыслимые формы – цилиндры, конусы, эллипсы, диски, треугольники, даже пропеллеры, но чаще всего скелет имеет форму шара. Шары – тоже разные, однако, всегда геометрически правильные.

Миллионы, десятки и сотни миллионов лет плескался древний океан, в нем жили и умирали радиолярии. Умирали, а их скелетики опускались на дно. На дне выслаивались миллиметры, сантиметры, метры, десятки и сотни метров кремнистых осадков. Им пришлось пережить много чего – адские температуры и немыслимые давления, и невероятные перемещения. В конце концов не всем, а тем слоям донного кремния, которым «повезло», превратились в… яшмы.

Можно подумать, что природа миллионы лет готовила яшму – для человека, прежде всего, для древних людей.

Яшма – красива. Красивых минералов много, а яшма – в числе самых красивых. Геологи утверждают, что своим многоцветием яшмы обязаны примесям, прежде всего, железа и марганца.

Геолог Сергей Колисниченко издал альбомно иллюстрированную энциклопедию «Яшмовый пояс Южного Урала». На фотографиях этой книги яшма не устает поражать яркостью своих палитр. Кажется, она не забыла ни одного цвета, ни одного оттенка. Чернота, в которой поблескивают серебряные нити. Серый цвет разной насыщенности, иногда весьма благородный. Много зелени. Белизна. Красноты. Алости. Кумачевости. Иногда – чистое «мясо». Срез – будто топор мясника рассек бедро быка. А то – будто рваный кусок кровавой говядины с костью и прожилками жира...

Южный Урал – одна из мировых яшмовых провинций. По свидетельству Сергея Колисниченко, кроме большого яшмового пояса, есть восточно-уральская группа месторождений яшмы, которая образует «малый» яшмовый пояс. К нему он относит, в числе прочих, ряд проявлений яшмы в Верхнеуральском районе – Северо-Сухтелинское, Подольское, Краснинское, Сабановское, Бабарыкинское. О них мало кто знает.

Из разговора с Сергеем Колисниченко – о яшме, из первых рук.

– Сергей Васильевич, в своей прекрасной книге о яшмах вы упоминаете о верхнеуральской яшме. Есть ли подробности?

– Верхнеуральский район, как один из западных районов, «ухватил» Большую яшмовую полосу. Она краешком кое-где заходит на ее территорию. Например, в районе башкирской деревни Аслаево. Там есть древний рудник, так называемый Аслаевский медный, он как раз на территории Челябинской области, а не в Башкирии. Есть проявление яшмы Вятское. Есть Бугодакское. Малый пояс яшм охватывает также Краснинское, Петропавловское, Сухтелинское проявления.

– Сергей Васильевич, а такая тема, как яшма и каменный век: что о ней сказать?

– Прямая связь.

– Может быть, следует говорить «яшмовый век»?

– На Урале – да, это яшмовый век. Но не везде. Где-то в дело шел обсидиан, где-то кремень. Вообще нет такой породы, как яшма, это собирательное название красивых твердых камней.

Теперь яшма – всего лишь коллекционный минерал. Ценится в нем, прежде всего, текстура, «живопись», игра красок на срезах, выявляемая шлифовкой и полировкой. А в свое время, и очень долгое, яшма была камнем жизни. Главным орудием труда. И в этом качестве она, по некоторым утверждениям, «сделала» человека. Если уточнить, каменный век в истории человечества был веком яшмовым. А Южный Урал как раз и обеспечивал людей палеолита, мезолита и неолита «сырьем», яшмовыми камнями, с которых наши предки скалывали острые пластины для ножей, скребков, наконечников стрел и других незаменимых в те времена предметов.

Уральской яшме 390 миллионов лет.

Фото из открытых источников