После футбольного месяца. Прощания, открытия и откровения.

Мартин Тайлер: «До свиданья, Россия, ты была великолепна!».

Каад, американец: «Россия поразила меня до глубины души. От нее останутся самые лучшие воспоминания».

«The Daily Mail»: «Это было бесподобно».

«Deutsche Weiie»: «Зарубежные гости чемпионата мира будут поражены чистотой. А еще – очень широкими тротуарами, размеченными велосипедными дорожками и сравнительно дешевыми такси. Все это должно убедить их, насколько безопасной, прогрессивной и открытой миру является современная Россия».

«The Guardian»: «Очень вероятно, что многие люди уедут из этой страны с теплыми воспоминаниями и изменившимися представлениями о России. На протяжении месяца Россия показывает свое прекрасное, сияющее улыбкой лицо».

Что ж, лучше поздно, чем никогда.

***

Как же так господа? В наше время, когда на дисплеях всех размеров мы в режиме онлайн видим все, что происходит в мире, даже в самых отдаленных уголках земного шара, вы ничего не знаете о России, огромной стране, раскинувшейся на весь евроазиатский материк, о стране, которая много веков не давала о себе забыть, которая всегда была на виду? Как же так?

Впрочем, так, да не совсем. Запад хочет знать о России только то, что хочет. Еще точнее: западные элиты Россию знают хорошо. Не зря же они не жалеют денег для специалистов и экспертов, которые изучают нашу страну вдоль и поперек. Но еще больше денег они тратят на то, чтобы скрыть правду о России от своих же людей. Наконец, они не скупятся и на то, чтобы исказить образ России, свести все к десятку давно устаревших стереотипов: водка, тройка, медведи, лапти, щи, ушанка, мороз, грязь, нищета и дикость.

А зачем это Западу необходимо – представить Россию холодной, мрачной страной, в которой живут безнадежные дикари, хмурые, мрачные люди, привыкшие к насилию, беспросветному пьянству, рабы и бунтовщики, не способные оценить блага цивилизации? Почему ему необходимо представить Россию страной, в которой все плохо, все – не дай Бог, ужас, а не жизнь?

Казалось бы, если так, пусть Россия прозябала бы себе в своей мрачной дикости – нет, этого Западу мало. Ему надо представить Россию опасной, страшной, злой, агрессивной. Дошло до того, что президент США Рейган назвал ее империей зла. То есть территорией, на которой сошлось все зло мира. Будто бы остальные страны – сущие ангелы, а Россия – порождение зла. Простите, а кто он такой, президент Рейган, чтобы выносить такие вердикты? Кто давал ему право так клеймить другую страну?

Право одно – право сильного. В мире только у Запада есть такая возможность – взять и опорочить любую страну. Потому что ни у кого другого нет таких мощных средств распространения лжи. Запад – великий спец и всесильный монополист по части оговора. Ему достаточно свистнуть – и тысячи «независимых» СМИ, будто свора собак, бросятся облаивать «провинившуюся» страну, обложив ее со всех сторон воем и рыком.

Что ж, Запад добился своего: он оговорил, оболгал, опозорил и опорочил Россию на весь белый свет. Он вдолбил-таки в сознание своих народов, и не только своих, что Россия – плохая. Мрачная, опасная, злая… И футбольные болельщики всего мира, заранее напуганные у себя дома, приготовились именно к такой России.

Да, теперь, благодаря мировому чемпионату по футболу, Запад в какой-то степени разоблачен. Но вопрос остается: зачем так старательно порочить Россию? Уж пусть бы он – сам по себе, а Россия – сама по себе.

На то есть причина: Россия Западу – кость в горле. Она то и дело возникает не к месту и не ко времени. То она без почтения обошлась с Наполеоном. То она затеяла революцию, своим примером смутив народы всего мира. То она Гитлера заперла в бункере. То она запустила в космос Гагарина. Она всегда – с сюрпризом. Ее никак не придушить. Наполеон – в Москве, вроде бы, конец России, ан нет, русские в Париже. Гитлер – под Москвой, вроде бы, на этот раз не спастись России, ан нет, русские в Берлине. Казалось бы, в конце века, в холодной войне, наконец, она покорилась. Пала. Сдалась. Сама от себя отказалась. Но вдруг – поднялась, встала, возникла, подняла голос, заявила о себе… И что? Запад опять вернулся к тому же – водка, медведи, морозы и так далее…

***

Когда политики врут, они употребляют такие слова, как фальсификация, фальшивка, дезинформация, подделка, подлог, вброс. А теперь в обиход вошло еще одно слово – «фейк». Не говорят «ложь», а говорят «фейк». Ложь – вроде бы неприлично, а фейк – прилично.

Нынче считается, что власть имеет право на фейк. Ей будто бы фейк присущ. Он – одна из ее функций. Подразумевается, что без фейка в политике – никак. Когда ей надо, власть может и даже должна нагло врать. Это не постыдно.

Власть украинская, и не только она, точно знает, что самолет над Донбассом сбила не Россия, но нагло клеймит в том Россию. Власть британская, и не только она, точно знает, что Скрипалей отравила не Россия, но нагло обвиняет в том ее, Россию. И так далее. Целые полчища подхватывают чей-то властный голос, образуя подневольный хор Запада, поющего о том, чему сам не верит. В итоге – Россия во всем виновата, и никого не смущает то, что так не бывает, чтобы одна страна была всегда и во всем виновата.

У Запада – тысячи голосов, они горланят во всю глотку, и в их шуме тонут остальные голоса. Фейковый хор заполняет все пространство.

Мы живем в мире фейков, и уже не определить, где правда и где ложь, кто прав и кто виноват. Все больше таких фейков-коктейлей, в которых изощренно перемешиваются правда с ложью, полуправда с полуложью и другие причудливые пропорции истины и обмана.

Долго ли еще жить в фейковом мире? Куда мы придем верхом на лжи?